Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.12.15 Текущий номер: N49 (1189) 7 декабря
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2018 год

13 января 1991 года: слушания продолжаются

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2016 04 14, 0:03   |   1 комментарий

В Вильнюсе продолжаются слушания по делу о событиях 13 января 1991 года. В конце прошлой недели рассматривающий дело Вильнюсский окружной суд (ВОС) обнародовал показания первого премьера после восстановления независимости Литвы Казимиры Прунскене, а также заслушал свидетельства тогдашнего главы Департамента обороны, позже министра обороны Аудрюса Буткявичюса.

Фото mid.ru

Фото mid.ru

Обнародованные показания Прунскене

Судья сообщила, что 73-летняя К. Прунскене не может присутствовать на заседании суда по состоянию здоровья. Четыре года назад политик перенесла инсульт.

Обнародованные судом документы показывают, что К. Прунскене в апреле 1994 года не раз допрашивали в Генеральной прокуратуре, где она давала показания о своей должности и о состоявшейся в Москве встрече с президентом СССР Михаилом Горбачевым.

«Я сказала, что у нас есть информация о том, что в Литву введены части МВД СССР, что власти Литвы официально об этом не информированы, и есть опасения, что против Литвы может быть применено насилие. Я попросила М. Горбачева все выяснить», – говорила К. Прунскене о состоявшейся в январе 1991 года встрече с М. Горбачевым.

По ее словам, она услышала ответ, что М. Горбачев ничего не знает, он также предложил обратиться в Министерство обороны. Она сказала, что поняла эти слова как доказательство того, что М. Горбачев сам ничего не решает и не принимает на себя ответственность как президент.

У СССР в Литве были и свои снайперы

После того как Литва восстановила независимость, она каждый день сталкивалась с угрозами, а о намерениях СССР применить силу знали с августа 1990 года, об этом в Вильнюсском окружном суде, рассматривающем дело 13 января, сказал тогдашний глава Департамента обороны, позже министр обороны Аудрюс Буткявичюс.

В суде Буткявичюс попросил, чтобы суд опирался на данные им прежде показания. «После объявления независимости мы столкнулись с разного рода формами давления со стороны тогдашнего руководства СССР. (…) Угрозы были каждый день, их кульминацией были события 13 января 1991 г.», – сказал Буткявичюс.

По его словам, о том, что СССР намерен применить силу, знали с августа 1990 г. Эта информация была получена как от уже действующей литовской разведки, так и от высокопоставленных российских чинов. «Информация была довольно точной, с точностью до часа», – сказал Буткявичюс. Он отметил, что события 13 января были операцией трех ведомств – КГБ, МВД и военных – она не могла произойти без ведения высокопоставленных чинов.

По словам Буткявичюса, у СССР в Вильнюсе были и свои снайперы. «Без ведения Михаила Горбачева договориться о таком плане действий было невозможно», – сказал свидетель.

А. Буткявичюс опроверг информацию о том, что люди спонтанно собрались у важных государственных объектов. По его словам, оборона государства – это план, он был осуществлен, такой была стратегия государства.

«Мы пользовались совершенно иной обороной. Мы вели психологическую информационную войну, военный конфликт был для нас лишь игрой», – сказал в суде А. Буткявичюс. По его словам, именно это Литва хотела показать зарубежным СМИ.

Общественная палата РФ провела слушания по вильнюсским событиям 13 января 1991 года

7 апреля 2016 года в Общественной палате Российской Федерации состоялись общественные слушания на тему «Правовой аспект событий в Вильнюсе 13 января 1991 года и их последствий». Слушания были приурочены к начавшемуся в Вильнюсском окружном суде процессу по делу о трагедии в Вильнюсе 13 января 1991 года, приведшей к человеческим жертвам.

Уполномоченный МИД РФ по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов выразил надежду, что слушания смогут «пролить свет на дополнительные факты и обстоятельства, которые указали бы на истинных виновников трагедии», однако он с сожалением отметил, что «ответы на многие вопросы не получены до сих пор».

«Начавшийся 27 января в Литве судебный процесс в отношении группы граждан Российской Федерации сводится к обвинениям их в попытке «незаконного изменения конституционного строя литовского государства, покушении на его независимость и территориальную целостность», а также совершении «преступлений против человечности» и «военных преступлений» в ходе трагических событий в Вильнюсе 13 января 1991 года.

Российская оценка этих событий хорошо известна. 13 января 1991 г. из-за начавшихся столкновений возле телевизионной башни произошла трагедия. С обеих стороны погибло 14 человек, в том числе советский лейтенант В. В. Шатских. Мы скорбим по всем жертвам и уверены, что необходимо тщательно расследовать гибель каждого человека, без политизации – если речь идет о беспристрастном судебном процессе и желании закрыть эту мрачную страницу истории. Полагаем, что слушания могут пролить свет на дополнительны факты и обстоятельства, указывающие на истинных виновников трагедии 13 января 1991 года.

К сожалению, ответы на многие вопросы не получены до сих пор. Например, нет ясности в расследовании гибели упомянутого советского военнослужащего, который ночью 13 января был убит выстрелом в спину (к расследованию обстоятельств гибели В. В. Шатских Следственный комитет России сейчас решил вернуться), а также других лиц, застреленных из таких образцов огнестрельного оружия, которых никогда не было на вооружении советских спецподразделений. Рассматривая правовую сторону выдвинутых против граждан России обвинений, нельзя не видеть очевидного. События в Вильнюсе, участие в которых инкриминируется бывшим советским военнослужащим, достоверно имели место в январе 1991 г. На тот момент Литовская ССР еще не являлась независимым государством и входила в состав СССР. Это принципиальный момент в правовом смысле.

Распад Союза ССР и образование на постсоветском пространстве независимых государств представил собой не единовременный акт, а длительный процесс, причем процедура выхода республик из состава Союза ССР регулировалась союзным законодательством, в частности Законом СССР от 3 апреля 1990 года «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР».

Даты обретения бывшими союзными республиками независимости не могут быть автоматически «привязаны» к принятию ими соответствующих актов/деклараций – таковые следует рассматривать лишь в качестве отправной точки процесса обретения независимости. Точкой отсчета независимости Прибалтийских государств уместно считать 6 сентября 1991 г. (дата принятия Постановлений Государственного Совета Союза ССР №№ 1-ГС, 2-ГС, 3-ГС о признании независимости, соответственно, Литвы, Латвии и Эстонии). Именно после этой даты последовало коллективное признание этих Республик и их принятие в ООН.

Кроме того, бывшие советские военнослужащие обвиняются в преступлениях, предусмотренных ст.100, 103, 111, 112 и рядом других Уголовного кодекса Литвы 2000 года, причем в редакции, вступившей в силу 31 марта 2011 года, в то время как события имели место 13 января 1991 года.

Однако, согласно ст.7 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, никто не может быть осужден за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось уголовным преступлением.

Аналогичные положения содержатся в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 года и ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года.

Часть 1 ст. 3 УК Литвы содержит соответствующее этому принципу положение, согласно которому «преступность деяния и наказуемость лица определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения деяния». Однако в п. 3 той же статьи предусмотрено исключение для ряда преступлений, по которым, в частности, обвиняются россияне. Ссылки литовской стороны в этой связи на абзац второй ст.7 Европейской конвенции 1950 года, согласно которому «настоящая статья не препятствует осуждению и наказанию любого лица за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое в момент его совершения являлось уголовным преступлением в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными странами», не выдерживают критики.

Как известно, Европейский суд по правам человека в Постановлении от 20 октября 2015 года по делу «Василяускас против Литвы» отверг такое толкование ст.7 Конвенции, отметив, что это положение не допускает каких- либо общих исключений из правила о недопустимости принципа обратной силы закона, а предназначено для того, чтобы убедиться в отсутствии сомнений в обоснованности уголовного преследования после Второй мировой войны за совершенные во время нее преступления. Таким образом, речь идет о нарушении литовскими властями, причем на законодательном уровне, принципа недопустимости придания уголовному закону обратной силы.

Учитывая вышеизложенное, а также опираясь на исторически достоверные данные о том, что в январе 1991 года Литва не являлась независимым суверенным государством, а входила в состав СССР, и в этом качестве никак не могла стать жертвой агрессии со стороны Москвы, как это утверждает Генпрокуратура Литвы, полагаем важным беспристрастное изучение исторических и правовых аспектов событий 1991 г. в Вильнюсе. Серьезные вопросы вызывает то, что выдвинутые в адрес россиян обвинения в совершении военных преступлений и преступлений против человечности противоречат или не соответствуют положениям международного гуманитарного права: например, IV Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны от 12 августа 1949 года или части III Римского статута Международного уголовного суда от 17.07.1998 г., а также литовскому законодательству в части, касающейся обеспечения прав и свобод человека. Учитывая данные обстоятельства, несмотря на неоднозначные результаты рассмотрения ЕСПЧ жалоб против прибалтийских государств, в том числе, например, по делу «Кононов против Латвии», представляется важным иметь в виду возможность подготовки и направления в Европейский суд тщательно подготовленных исков.

Призываем также литовскую сторону, учитывая сложность дела, проявить гуманность и изменить меру пресечения Ю. Н. Мелю, страдающему тяжелым заболеванием (диабет), на более мягкую, не связанную с арестом.

Убеждены, что снижение градуса предвзятости, спокойное детальное рассмотрение всех ключевых аспектов ситуации 13 января 1991 г. судебными властями Литвы, беспристрастное разбирательство будут отвечать долгосрочным интересам российско-литовских отношений», – сказал в своем выступлении Долгов.

Инф. «ЛК»

Метки:  , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (1)
  1. (86.100.106.90) Анатолий Лавритов пишет:

    Когда нет комментариев, значит материал близок к достоверному.Вот только понимают его по-разному.Но даже эта достоверность для любого суда в Европе, знакомой с разными системами права, позволяет сказать, что литовское право, литовское понимание юриспруденции не могло и не ушло от советского права, окрашенного однобокостью понимания политической составляющей.Именно о ней и сказал недвусмысленно Константин Долгов!В этом отношении Россия, а не Литва, ближе к пониманию особенностей европейского права.Я хотел бы, чтобы со мною кто-то поспорил на эту тему, если не сейчас, то позднее.






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!