Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2016.12.11 Текущий номер: N47 (1135) 24 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

1812 – 2012: Опять казаки прискакали

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2012 08 30, 0:03   |   1 комментарий

12 августа с Поклонной горы российской столицы по маршруту Москва – Париж выступили участники конного похода в честь 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года. Всадники повторят путь, проделанный русской армией в 1812–1814 годах. Маршрут проложен по территории шести государств – России, Беларуси, Польши, Литвы, Германии и Франции.

Девиз конников прост и понятен: отдаем дань уважения и не разделяем, а объединяем всех солдат, которые стойко сражались в наполеоновских битвах.

В конце августа конный отряд пересек белорусско-литовскую границу и  прибыл на территорию, откуда и началась военная кампания 1812 года. Казакам предстояло совершить марш Мядининкай – Каченай – Валькининкай – Мяркине – Сейряй – Дзивилишкес – и далее в Польшу.

Идеолог конного перехода Павел Мощалков считает, что это – уникальное мероприятие с культурной и исторической точки зрения,  не имеющее ни политических, ни экономических целей. Его финансирование ведется за счет частных пожертвований. Содействие со стороны государственных структур носит исключительно организационный характер.

Есть в проекте Мощалкова и гуманитарная составляющая. Дело в том, что казаки преодолеют путь в несколько тысяч километров верхом на конях донской породы. Эти лошади выводились специально для длительных переходов и славились своей выносливостью. Сейчас дончаки находятся на грани исчезновения. Возрождение породы – одна из задач похода, но не единственная.

На протяжении всего маршрута будут проходить исторические и культурологические конференции, «круглые столы» и семинары. А также костюмированные представления, концерты, выставки «Мобильного музея». Жителей городов принимающей стороны ждет масштабное представление, подготовленное в русском народном стиле. В его программу включены парад участников конного похода, джигитовка в исполнении Кремлевской школы верховой езды, а также танцевальные и вокальные номера Дважды краснознаменного академического ансамбля песни и пляски Российской армии им. Александрова.

Финальной точкой похода станут торжественные мероприятия, которые пройдут в Фонтенбло. Именно в этом пригороде Парижа состоится торжественный концерт, а также благотворительный аукцион, все средства от которого направят на возрождение донской породы лошадей.

Вот, вкратце, и вся информация о казачьем походе Москва – Париж. Она доступна всем.

Надежды юношей питают

Доступна всем, но не каждому. Наличие объективной информации о конном походе Москва – Париж в нашей стране игнорируют напрочь. Надо полагать, потому что она российская. В противовес изобретается собственная.  Причем поражает цинизм,  с которым пытаются обслужить нужды нашей политической элиты. Не успели казаки пересечь границу, а на их головы уже вылит порядочный ушат грязи.

Сегодня в Литве развернулась настоящая торговля подтасованными историческими фактами. Наверное, за это хорошо платят.

У меня на столе лежат «мысли», высказанные заведующим отделом истории XIX века Института истории Литвы Виргилиюсом Пугачяускасом информационному порталу 15min.lt. Какие вопросы волнуют сотрудника сетевого издания? Их три. Что происходило в 1812 году? Какова была позиция Литвы? И как на этот казачий поход должна реагировать Европа? Фундаментом для размышлений служит, естественно, тезис о стремлении России с помощью казаков усилить свои позиции в мире.

На месте господина Валатки я бы гнал в шею такого ангажированного специалиста в области геополитики. Потому что его подход к теме прекрасно иллюстрирует не только уровень собственной образованности. Но поскольку трудоустройство гениев информации – дело не мое, то и не мне решать, настолько ценен такой «специалист». Поэтому обратимся не к вопросам, а к ответам господина Пугачяускаса.

Для него важнее всего позиция Литвы, которая в те времена была в составе Российской империи. Так и говорит – «позиция Литвы». Откуда Литва взялась во времена царя-батюшки Александра I, не объясняется. Просто – была и имела «особую» позицию. Потому что, как утверждает историк Пугачяускас «мы в принципе были союзниками французов, имели свое временное правительство и создавали свою армию». Чуть забегая вперед, хочется спросить господина Виргилиюса: то есть вы утверждаете, что Литва вместе с Францией была многократно опозорена на полях сражений и потерпела в войне 1812 года поражение? Жаль, однако на сей неудобный вопрос историк ответа пока не дал.

По его словам, мировая и литовская историография рассматривает события 1812 года лишь как военную кампанию. Что касается Литвы, историки сходятся во мнении, что никакой Литвы  в этом процессе не было.

Чтобы «подправить» историю и доказать, что «была», наш герой делает ремарку: в те времена литовские бояре верили, что с помощью Наполеона I можно освободиться от России. И на том или ином уровне создать государственную автономию.

Такую же точку зрения – надежду на восстановление государственности, которую у нас отняла Россия, – поддерживает, например, заместитель директора военного музея имени Витаутаса Великого историк Арвидас Поцюнас. Он даже утверждает, что французский период в Литве, как и во всей Европе, разбудил идеи национального государства и сопротивления. А идею свободы переняли и следующие поколения. Поэтому Поцюнас связывает с 1812 годом и более позднюю борьбу за государство. Надо полагать, последовавшие через 20 и 50 лет восстания.

Однако не худо было бы знать, что причиной восстания 1830 – 1831 годов стало невыполнение положения, зафиксированного Венским конгрессом о возможности «распространения свободы (конституции) на всей территории бывшей Польши в границах 1772 г.», систематическое нарушение прав и свобод, гарантированных конституцией 1815 года.

Впрочем, мы отвлеклись. Вот еще один взгляд на войну 1812 года – министра обороны Литвы консерватора Расы Юкнявичене:

– Приход армии Наполеона принес Литве реальную надежду на то, что удастся одолеть Российскую империю.

И резюме:

– Однако видевший начало войны Каунас также был свидетелем неудачи отступающей наполеоновской армии. Проиграв бой в России, император спешил назад во Францию и с собой унес несбывшиеся надежды литовцев – с помощью Франции вернуть утраченную независимость.

Уважаемая госпожа Раса!

Если вы, как министр обороны, считаете итоги русского похода армии Наполеона «неудачей» и результатом «проигранного боя», то у налогоплательщиков есть повод опасаться за здравомыслие военного руководства государства и обороноспособность Литвы.

Специально для вас сообщаем:

К началу 1812 года Великая Армия Наполеона I расположилась на территориях вассальной Пруссии и Варшавского герцогства. И насчитывала 606 000 человек при 1700 орудиях. В походе на Москву участвовало почти 400 000 человек. 12 июня 1812 года (по старому стилю) Великая Армия начала у Ковно переправу – и 16 числа заняла Вильну. Жребий был брошен…

Жребий брошен

Французский император перешел Рубикон 12 июня. На территорию Российской империи вступили почти 400 000 солдат.

2 декабря через Неман у Ковно перешло обратно границу около 20 000. Из них при оружии и 9 пушках – не свыше 1 000. История не знает более жестокой катастрофы.

Так что, господа, конструкция «приход армии Наполеона принес Литве реальную надежду», привнесенная  в историю в угоду нынешним внешнеполитическим интересам Литвы, есть натуральный блеф с политическим подтекстом. Как и всякий иной, этот миф изобретен, чтобы «вымарать»  сценарии прошлого, тяготеющий к евразийскому способ мышления и предложить новые ценности, принципы, стереотипы, образы и представления, направленные исключительно на обслуживание элиты.

При этом национальная судьба и характер литовского народа представляются исключительными. Но…

Во-первых, нужно быть большим идеалистом, чтобы поверить, что император, покоривший Европу, вдруг задумался о судьбе ее небольшого клочка. Напомним: в армию Наполеона вошли все подвластные народы, все европейские нации, кроме шведов, датчан и испанцев.

Во-вторых, не следует представлять литовское боярство того времени эдакими восторженными баранами. Наоборот, большинство как польских, так и литовских бояр понимали, что Великая Армия 1812 года уже не была армией Аустерлица. Ни даже армией Ваграма. Разношерстные, разноязычные, с бору по сосенке собранные массы, где целые полки состояли из штрафованных и уклонявшихся от воинской повинности (так называемых «refractaires»), являлись тяжеловесным, но хрупким инструментом.

Местное боярство слабо верило, что эта армия способна совершить чудо в России. К тому же память хранила события 1612 года, когда в Москве тысячи солдат польско-литовского войска питались дохлой кониной и человечиной.

В-третьих, крестьянское население сильно страдало от французских «освободителей» и было настроено враждебно по отношению к ним. Белоруссия и Литва кишели толпами отставших и дезертиров, занимавшихся мародерством. Армия несла населению инфекционные болезни, что тоже не способствовало победным настроениям в народе.

С другой стороны, бедность края и его ресурсов сказывалась на довольствии наполеоновских войск, и это также не улучшало отношений между солдатами и населением.

Наконец, рассмотрим сам факт вступления Великой Армии в войну и ее переправы через Неман. Встаньте на берегу Немана в районе Каунаса. Перед вами – крупнейшая водная артерия Литвы. В 1812 году громадная территория на противоположном берегу не была литовской.

Когда историк Виргилиюс Пугачяускас говорит о стремлении Наполеона заручиться поддержкой литовцев, он умалчивает, что современный Вилкавишкис, где якобы это происходило, не был частью Литвы.

Впрочем, по мысли господина Виргилиюса, и сама война не должна была выплеснуться за пределы нынешней литовской территории. Наполеон был склонен к молниеносной войне, но этот  план не удался и «французы были вынуждены «преследовать отступающую русскую армию, участвовать в различных сражениях. Так французы дошли до Москвы».

Уму непостижима используемая историком военная терминология. Наверное, Наполеон не раз перевернулся, слыша этот дилетантизм.

P.S. Тема 1812 года настолько любопытна, что «ЛК» намерен ее продолжить. И поспорить с заочными оппонентами.

Анатолий ИВАНОВ.

Метки:  , , , , , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (1)
  1. (5.20.185.133) Доктор Геморрой пишет:

    Убедительно






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Реклама
Мы в Фейсбуке!