Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2016.12.05 Текущий номер: N47 (1135) 24 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Агония и конец «блицкрига»

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2013 06 06, 0:05   |   Комментариев: 23

Журналисты «Литовского курьера» Александра РЫБАКОВА и Анатолий ИВАНОВ завершают публицистический проект «Сталинград».

70 лет назад доклады военачальников с берегов Волги с одинаковым нетерпением ожидали  в ставке Верховного в Москве и Генеральном штабе в Берлине. Едва ли не с большим нетерпением ждали информацию о событиях под Сталинградом в Лондоне, Вашингтоне, Риме, Токио, Дели, Канберре…Под Сталинградом решалась судьба мира. Каким ему быть, зависело от ответа на простой вопрос: «Кто победит?». Но чего стоила та победа Красной армии, которую в 2012 году постоянный председатель Европейского Совета Эрман ван Ромпей в очередной раз назвал выдающейся?Спасибо ветеранам, участвовавшим в обороне Сталинграда, в боях в большой излучине Дона и междуречье Дона и Волги, под Харьковом, Ростовом и Воронежем, на подступах к Кавказу и на Северном Кавказе, за то, что откликнулись и поделились своими воспоминаниями. Ваши письма, рассказы исключительно важны для истории…

В ночь на 30 января 1943 года Адольф Гитлер радировал приказ о производстве Паулюса в генерал-фельдмаршалы.

Фюрер требовал от командующего 6-й армией держаться до последнего солдата, напоминая, что в истории войн еще не было фельдмаршалов, сдавшихся в плен.

Паулюс придерживался приказа не сдаваться. Но из документальных источников известно, что он понимал безнадежность сопротивления. В плен он был готов отправиться, но  только с личным составом своего штаба. Различные командиры отдельных участков обороны сами договаривались с командирами Красной армии об условиях прекращения огня.

В центре Сталинграда все закончилось 31 января. Хотя бои среди развалин не имели более никакого стратегического значения, Гитлер настаивал на продолжении активного сопротивления, давая нелогичные объяснения. Генералу Штеркеру он радировал:

«Я ожидаю от солдат в северном котле Сталинграда, что они будут держаться до конца. Каждый день, каждый час продолжения сопротивления оказывает решающее воздействие на остальной фронт».

Часть командиров игнорировала такие абсурдные приказы, часть им повиновалась. Например, в северном котле, на тракторном и на артиллерийском заводе «Баррикады», – в том месте, где летом 1942 года прошли первые в городе бои и, собственно, началась Сталинградская битва,– опорные пункты 11-го немецкого корпуса продолжали сопротивление еще и 1 февраля. Отдельные небольшие группы сопротивляющихся немецких солдат летчики видели в степи еще в середине февраля.

Но это были уже не та армия и не те солдаты. Здесь уместно вспомнить прекрасный итальянско-советский фильм режиссеров Джузеппе Де Сантиса и Дмитрия Васильева «Они шли на восток». Художественными средствами передана трагедия вот таких всеми забытых, но не бросивших оружия групп, медленно замерзавших в бескрайней степи.

Ничего не поделаешь – чужих солдат сюда никто не звал.

Сталинград стал концом немецкой завоевательной кампании.

Генерал-полковник Курт Цейтцлер, в 1942-1944 годах – начальник штаба сухопутных войск (ОКХ), написал блестящую книгу с воспоминаниями  о поражении немецких войск в Сталинградской битве.

Опытный штабист, солдат еще Первой мировой войны пишет:

«В ноябре (1942 года. – Прим. авт.) я  говорил  Гитлеру,  что потерять под Сталинградом четверть миллиона солдат – значит подорвать основу всего Восточного фронта.

Ход событий показал, что я был прав. Сталинградское сражение действительно оказалось поворотным пунктом всей войны».

А вот обильные цитаты из уже не раз упомянутых нами воспоминаний унтер-офицера Гельмута Кроненбрюка, служившего механиком по электрооборудованию в 9-й эскадрильи Ягдгешвадер 3 «Удет».

«С началом октября погода ухудшилась. Шли частые дожди с сильными ветрами. Летное поле превращалась в непроходимое болото. К нам прибыло неожиданное «пополнение» – 18 русских добровольцев были приданы нашей группе.

Это были бывшие военнопленные, изъявившие желание служить в Германской армии. Они служили в Красной армии авиационными специалистами. Мы поначалу относились к ним с подозрением, не допуская их к самолетам. Но впоследствии они оказали нам неоценимую помощь. И мы стали с ними друзьями.

Когда 19 октября выпал первый снег, мы ускорили строительство блиндажей, так как уже стало понятно, что придется провести зиму в России».

«В блиндаже был сделан камин, а на деревянной стене повесили картину разрушенного Сталинграда, написанную нашим художником. Справа и слева от картины повесили герб нашего Ягдгешвадера и нашей группы.

Под картиной были написаны слова: «То же может случиться и с нами». К сожалению, эти слова оказались пророческими для многих наших товарищей».

«Из-за морозов мы могли поддерживать в боеготовности только один самолет из всей эскадрильи. Русские добровольцы нам много помогли в этот период. У них был опыт обслуживания техники на морозе.

Они научили нас разбавлять моторное масло бензином для запуска двигателей, все это выглядело варварски, но двигатели заводились. Нам приходилось снимать с самолетов аккумуляторы и уносить их на ночь в блиндажи. С утра мы устанавливали аккумуляторы на место».

И последняя, относящаяся к ноябрю 1942 года, цитата о положении дел у летчиков Deutsche Luftwaffe.

«Все пути из Сталинграда были перерезаны. К нам подбежал молодой лейтенант –пехотинец с перевязанной головой и безумными глазами. Он стал кричать, чтоб мы разворачивали машины и уезжали обратно если не хотим быть раздавлены русскими танками».

Почему мы так часто рефреном повторяем одну мысль? Потому что есть силы, пытающиеся исказить ход и исход битвы под Сталинградом.

Вариант «генерал Мороз» не очень в данном случае проходит. Поэтому акцент делается на другом – безумном фанатизме солдатской массы и беспримерной жестокости сталинской военной машины, гнавшей людей тысячами в бой.

Как видим, унтер-офицер Гельмут Кроненбрюк указал на наличие в эскадрильи русских добровольцев из числа военнопленных. То есть безумного фанатизма не было: каждый сам делал свой выбор. К 70-летию Сталинградской битвы журнал «Огонек» опубликовал воспоминания непосредственного участника тех событий – Анатолия Николаевича Завьялова, который в составе инженерно-минометной роты танкового корпуса воевал под Сталинградом.

Завьялов, как и другие дожившие до наших дней участники тех боев, считает самой большой сталинградской наградой «просто жизнь, как бы она ни складывалась».

«Потому что дороже жизни нет ничего, и страшно вспомнить, скольким людям она в Сталинграде не досталась», – поясняет журналу ветеран то, что, в общем-то, пояснений не требует.

Что касается беспримерной жестокости, направленной на физическое уничтожение оказавшихся в Сталинградском котле частей вермахта и союзнических Германии войск, поговорим подробнее.

В начале января в районе Мариновки, на участке 3-й моторизованной пехотной дивизии перед передовыми позициями боевой группы Виллига появился русский капитан с белым флагом в руке.

Солдаты послали за своим командиром, майором Виллигом. Советский офицер передал письмо, адресованное «генерал-полковнику танковых войск Паулюсу или его представителю».

Виллиг поблагодарил русского парламентера и позволил ему удалиться.

Зазвонили телефоны. Курьер доставил письмо в Гумрак. Паулюс лично передал по телефону приказ, чтобы никто не вел никаких переговоров о сдаче ни с какими русскими офицерами. Но на следующий день все солдаты могли прочитать, что написал командующему немецкой 6-й армией генерал-полковник Рокоссовский, советский командующий Донским фронтом. Повсюду в котле русские самолеты разбрасывали листовки с текстом советского предложения о капитуляции.

Обращение было сделано в письменной форме и подписано генералом из Ставки Верховного главнокомандующего советскими войсками, а также Рокоссовским.

Вот этот исторический документ:

«Всем офицерам, унтер-офицерам и рядовым, кто прекратит сопротивление, мы гарантируем жизнь и безопасность, а также возможность по окончании войны вернуться в Германию или какую-либо другую страну по выбору военнопленного.

Всем сдавшимся военнослужащим вермахта будут сохранены их форма, знаки различия и награды, личные вещи и ценности. Старшие офицеры могут оставить при себе шпаги и кортики. Тем офицерам, унтер-офицерам и солдатам, кто сдастся в плен, будет сразу же гарантировано нормальное питание. Все раненые, больные и обмороженные получат медицинскую помощь.

Мы ожидаем вашего ответа в письменной форме 9 января 1943 г. в 15.00 по московскому времени через представителя, лично уполномоченного вами, который должен приехать на штабной машине с хорошо заметным белым флагом по дороге из Конной к станции Котлубан.

Вашего представителя встретят в 15.00 9 января 1943 г. уполномоченные советские офицеры в 0,5 километра к юго-востоку от обгонного пути № 564.

В случае отказа принять наше предложение о капитуляции мы настоящим заверяем вас в том, что войска Красной армии и Красных Военно-Воздушных сил будут вынуждены приступить к ликвидации немецких войск.

Ответственность за их гибель ляжет на вас».

Это не советский – это немецкий источник.

Он отдельно подчеркивает, что в листовке, которую сбрасывали вместе с текстом письма, содержалась, кроме того, зловещая строчка:

«Любой, оказывающий сопротивление, будет безжалостно уничтожен».

Но 6-я армия не приняла предложения о капитуляции. Паулюс даже в плену продолжал заявлять, что не принял по собственной инициативе решения о капитуляции потому, что в начале января видел стратегическую перспективу в продолжении сопротивления.

Суть ее заключалась в том, чтобы, связывая крупные войска русских, защищать угрожаемый южный фланг Восточного фронта.

Дважды Герой Советского Союза гвардии генерал-полковник Василий Иванович Чуйков сообщает в своих воспоминаниях, что в середине января армия Паулюса приковывала к себе семь советских армий.

Герой Советского Союза маршал Андрей Иванович Еременко совершенно ясно дает понять, что необычное предложение, сделанное Паулюсу 9 января, – предложение о «почетной капитуляции» – было продиктовано надеждой на высвобождение семи советских армий, чтобы двинуть их на Ростов с целью разгрома южного фланга немецкого Восточного фронта.

Решение командования 6-й армии драться до конца скомкало планы противника, отмечают немецкие историки. Имеет или не имеет эта жертва смысл  – уже другой вопрос.

В качестве добровольцев, вызвавшихся пойти в стан противника для вручения ультиматума, были утверждены: парламентером – работник штаба Донского фронта майор А. М. Смыслов, переводчиком капитан Н. Н. Дятленко.

«Весь порядок действий наших парламентеров мы обдумали до малейших деталей. В этой кропотливой работе большую помощь оказал Герой Советского Союза Михаил Сергеевич Малинин,  с 30 сентября 1942 года до 15 февраля 1943 года – начальник штаба Донского фронта.

Вооружившись международными законами и топографическими картами с нанесенной обстановкой, он составил детальный план вручения ультиматума».

Вот этот план.

Накануне вручения, то есть 7 января 1943 года вечером, установить связь по радио с командованием окруженной группировки и предупредить его о высылке парламентера в точно указанном участке фронта, в точно установленное время.

Командование Красной армии предложило на строго определенном участке фронта в определенные часы никаких боевых действий с обеих сторон не вести и огня не открывать. Кроме того, предлагалось германскому командованию выслать навстречу нашим парламентерам своих уполномоченных офицеров. Установить прямую связь командного пункта фронта с участком, где должны будут действовать парламентеры.

На этом участке вести тщательное наблюдение и все  огневые средства привести на всякий случай в боевую готовность. Откровенно говоря, никто не верил, что вражеское командование примет условия ультиматума, но, как говорит русская пословица, попытка не пытка.

Армия шла на весьма благородный поступок, чтобы избежать напрасного кровопролития.

Вечером 7 января и рано утром 8 января фронтовое радио несколько раз передавало в штаб Паулюса сообщение о посылке парламентеров.

Судя по докладам, поступавшим с северного фаса Донского фронта,  парламентеры вышли из траншей и направились к проволочным заграждениям противника. Однако их никто не встретил. Через некоторое время из вражеского расположения стали раздаваться отдельные выстрелы из винтовок, затем короткие очереди из автоматов, наконец, противник открыл огонь из миномета.

Парламентеры, не видя встречающих, вынуждены были повернуть назад. Вражеская сторона отнеслась по-вражески!

Все это без промедления было доложено в Ставку. Возникла идея попробовать послать парламентеров с противоположной стороны нашего «круглого» фронта? В Ставке, как оказалось, также были колебания. Сначала оттуда поступило распоряжение: «Все прекратить», а вскоре было приказано еще раз послать парламентеров в новом направлении.

«Было предложено найти новых желающих выступить в роли парламентеров, но потом решили удовлетворить убедительную просьбу тов. Смыслова и Дятленко, которые хотели сами выполнить эту задачу. Снова на одном из участков фронта была прекращена всякая перестрелка. Утром наши парламентеры благополучно добрались до проволочных заграждений противника и в условленном месте были встречены немецкими офицерами, которые потребовали предъявить им пакет. Майор Смыслов категорически запротестовал и потребовал направить его туда, где он лично может вручить пакет немецкому командованию».

В этом месте мы переходим к малоизвестному и малоизученному опыту минувшей войны – военному парламентаризму.

По существовавшим на тот момент международным законам парламентеров сопровождают в расположение войск противника с завязанными глазами. Когда немцы об этом напомнили, наши парламентеры в тот же момент вынули из своих карманов приготовленные для этого большие белые платки.

Офицерам Красной армии завязали глаза. Платки были развязаны только на командном пункте.

Один из немецких офицеров стал докладывать по телефону своему начальству о прибывших парламентерах и об их требовании передать пакет лично в руки Паулюса. Через некоторое время нашим посланцам было объявлено, что командование немецких войск отказывается принять ультиматум, содержание которого уже известно из объявления, сделанного русскими по радио.

Парламентерам снова завязали глаза. Их вывели за немецкие проволочные заграждения. С развевающимся белым флагом они благополучно дошли до своего переднего края.

О попытках вручить ультиматум и официальном его отклонении было немедленно доложено в Ставку. Так – ничем – закончилась попытка спасти в Сталинградском котле несколько сот, а, может, тысяч жизней немецких солдат…

Эта великая битва имела принципиальное значение для коренного перелома в войне – в результате Красная армия овладела стратегической инициативой и теперь диктовала врагу свою волю.

В Германии после поражения в Сталинграде был объявлен траур.

В Советском Союзе была учреждена медаль «За оборону Сталинграда», которой на 1 января 1995 года было награждено свыше 750 тысяч человек. Медаль, как и все другие медали СССР того времени, скромная. Мы бы даже сказали – аскетичная.

Потому что Родина будет вечно должна тем, кто участвовал в Сталинградской битве. Тем, кто победил в этом многомесячном, требовавшем нечеловеческого напряжения сражении.

То был первый случай, когда немецкий полководец – генерал-фельдмаршал, – сдал в плен почти триста тысяч человек.

Значение Сталинградской битвы выходит далеко за военные рамки. Конечно, Германия потеряла около полутора миллионов человек. Но гораздо большее значение имела психологическая победа советских войск. Впервые с начала войны удалось нанести столь масштабное поражение противнику, впервые пленен фельдмаршал, а в Германии объявлен траур.

Политические последствия для Германии были катастрофическими. Союзники СССР окончательно решили открыть Второй фронт. Моральный уровень немецких войск был подорван.

Сам Гитлер признавал, что после Сталинграда о победе Германии в войне путем наступления можно не вспоминать.

В послевоенный период историки давали неоднозначные оценки Сталинградской битве. На Западе есть стремление принизить ее значение, свести ее к крупной, но рядовой военной операции, такой, как сражение под Эль-Аламейном.

Но это все политика, а в реальности именно Сталинградская битва уничтожила все надежды Гитлера на успех и показала советскому народу, что даже такого сильного и жестокого противника можно победить.

Метки:  , , , , , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (23)
  1. (78.57.184.163) As пишет:

    Клоун пытаеться переписать историю,извратить её,но это бесполезное занятие разве что как средство пропитаться ненапрягаясь.

  2. (85.232.146.233) timur2 пишет:

    это он поперхнулся- Йонас попал в яблочко! А любителю печенюшек с творожком Забаве “не в то горло” попало ха ха ха а всё равно бодрится старичок- улыбочку давит ха ха ха

  3. (78.62.131.91) Sirota пишет:

    Pozaluista tolko ne zaxlebnites ot scastija.

  4. (84.15.187.33) Bava пишет:

    И вас Йонас с добрым утром! Спасибо,что с утра поднимаете людям настроение,повеселили!

  5. (78.62.131.91) Femida пишет:

    Ne interesno vesti polemiku s kallaborami takimi kak soldat i baba.Eto nezivaja masina propagandi za dengi.S takim uspexom mozno poobscatsia so stenkoi ili buliznikom.

  6. (46.39.34.146) Йонас пишет:

    Блицкриг для Бавы закончился сокрушительным разгромом.От такого не только салат с горячими креветками в рот не полезет, но и хеннесси уксусом покажется.

  7. (77.79.62.121) павел пишет:

    Бава ты спроси у своего вождя.как он расчитывал потери 13 января.А советский и то бишь российский имеет способность сплачиваться и тогда ему никакие заградотряды не нужны.Он за Родину пасть порвет.

  8. (85.232.146.233) timur2 пишет:

    да куда ему до шулера – просто туповатый ландсбергоблинский провокатор и по совместительству “пропога(о)ндатор”






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Реклама
Мы в Фейсбуке!