Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.11.19 Текущий номер: N46 (1186) 16 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Андрей Мамыкин: ЕС – это союз конкурентов

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2015 04 02, 0:03   |   Комментариев: 0

«Литовский курьер» продолжает цикл публикаций с прошедшей в начале марта сессии Европарламента во французском Страсбурге. Может ли экономика ЕС обвалиться из-за включенного «печатного станка», который наводнит экономики 28 стран более чем триллионом евро? Что для ЕС является более важным – политика или капитал? Как даже маленьким странам ЕС, таким как Литва, стать успешными? Об этом и многом другом в разговоре с депутатом Европарламента от Латвии Андреем Мамыкиным.

– Евросоюз включил «печатный станок» и ежемесячно до осени следующего года скупает облигации стран ЕС на сумму в 60 млрд евро. За весь срок на рынок попадет более 1,1 трлн евро. Считается, что это несколько обесценит евро, повысит инфляцию, но оздоровит экономику. А как по вашему мнению – это полезное решение?

– Валюта стабильна, когда нет потрясений в экономике. Если мы напечатаем один триллион и раздадим бабушкам, то это вариант, как в Зимбабве, где инфляция была 321 млн процентов в год. Если мы экономику разогреваем так, как предлагает глава Еврокомиссии Жан Клод Юнкер, то это совершенно другая история. Куда пойдут деньги? Если они идут не на то, что в народе называют спекулятивными сделками, то это хорошо. Это – новые рабочие места и добавленная стоимость.

– Скупка облигаций – это разве не спекулятивная история?

– Европейский центральный банк уже сейчас может, говоря вашим языком, печатать столько денег, сколько захочет. Но это делается очень продуманно. Живые деньги получат под облигации. Главный вопрос, куда они пойдут. Если они пойдут в реальную экономику, не важно, что мы развивать будем, главное – как, то на мой взгляд – это хорошо. Если мы напечатали фантики, как Роберт Мугабе (глава Зимбабве. – Прим. ред.), то валюта обесценится. В экономике ЕС, несмотря на то, что она очень разная, есть «дыры», такие, как, не буду критиковать Литву, моя страна Латвия – но есть совершенно логически выстроенная экспортно ориентированная экономика Германии, которая одна может удержать все остальные 27 больших и маленьких экономик ЕС. Если мы идем по этому пути, тогда ничего страшного. Ничего не обвалится. Пример Греции это доказал. Проблемы есть, но евро не рухнул. Если евро может рухнуть, то только из-за сильных внешних факторов. Но не из-за внутренней политики, которую реализует Центробанк или Еврокомиссия. Так что я не вижу здесь никаких проблем, кроме плюсов. А какой еще путь можно было избрать? Как оживить экономику? Так что я не верю в эти спекулятивные лозунги, что сейчас вдруг рухнет евро. Евро сам по себе, это что, самоцель? Чтобы у всех были красные фантики? Евро – это инструмент. Самая главная сейчас проблема совсем другая – это наличие политической воли. Есть группа стран, которая во главу ставит политику, в том числе и Латвия, но основной костяк ЕС руководствуется экономическими принципами.

– Вас не беспокоит, что курс евро практически сравнялся с курсом доллара?

– Закон экономики таков, что если валюта «проседает», то это способствует развитию экспортных отраслей. Понятно, что Латвия будет, скорее всего, экспортировать только лес, а Германия – высокие технологии. К тому же не вижу я таких прогнозов, что евро к доллару «просядет» критически сильно. Все последнее десятилетие пара этих валют росла и падала по отношению к друг к другу. В этом нет ничего сверхъестественного. Экономику иногда сравнивают с филологией, поскольку одни и те же процессы трактуют по-разному. Я недавно встречался в группе с комиссарами ЕС с Жаном Клодом Юнкером, и потом мы с ним поговорили один на один. И он тоже сказал про «план Юнкера» (инвестиционный план ЕС по борьбе с кризисом, который для краткости называют «план Юнкера» – по имени главы Еврокомиссии. – Прим. ред.) и эти 315 млрд евро: если бы я знал универсальный рецепт, как их инвестировать, чтобы получить максимальную отдачу, то я был бы, наверное, самым богатым человеком и волшебником. Но это невозможно, так не бывает. Это как если вы идете в магазин за молоком, купили там массу продуктов, а про молоко забыли. Зато поддержали хлебопеков, но не поддержали молочную отрасль. То же самое с этими большими планами инвестирования в ту или иную отрасль: неизвестно, как поведет себя рынок. С другой стороны, несмотря на политическое регулирование, различные декларации, есть обычная элементарная выгода. Потому что в Европейском союзе собралось не 28 собутыльников или единомышленников, если хотите, а 28 конкурентов. Когда какой-то отрасли Германии будет выгодно продвижение своей продукции, то эта отрасль будет давить на свое правительство. И плевать они хотели на Латвию.

– А как же единство, солидарность?

– Они есть! Вот смотрите, считается, что права женщин ущемляются, вот депутаты Европарламента в едином порыве проголосовали за борьбу за права женщин! Там, где единство, – там единство, но там, где конкуренция, там только конкуренция.

– То есть получается, что если Германия захочет защитить своих перевозчиков, то она будет намеренно создавать преграды для, например, литовских перевозчиков, как это сейчас происходит, несмотря на то, что обе страны в Евросоюзе?

– Вот посмотрите: на моем столе стоит бутылка вина. Очень дорогое вино. Эксклюзивное. Стоит двести евро. Я вам его продаю за десять евро. Можете купить и сразу перепродать за двести евро. Вы что, не купите это вино? Конечно, купите. Страны поступают точно так же. Посмотрите, какая была жесткая позиция канцлера Германии Ангелы Меркель по Украине, по Донбассу. Обещала поставлять летальное оружие. Не прошло и восьми месяцев, как Меркель приехала к Бараку Обаме уговаривать не поставлять вооружение Украине. Что случилось? Ее подменили?

В сентябре-октябре прошлого года Евросоюз говорил политическим языком: мы отказываемся от закупок российского газа. Что сказали энергоемкие корпорации Германии? «Вы что, с ума сошли, а мы как»? Это сотни миллиардов, если не триллионы евро оборота. Это огромное количество рабочих мест в самой мощной экономике Евросоюза. С точки зрения бизнеса давление на Меркель было очень сильным. А политик не может не слушать того, кто его кормит. Я не имею в виду взятки, а правительства и страны. Поэтому, с одной стороны, вы купите дешево это хорошее вино, а с другой, тот, кто его вам поставляет, вам скажет: не бери интервью у Мамыкина. Это не в наших бизнес-интересах. И вы не пойдете брать это интервью. Есть огромное количество экономических рычагов, которые используются все чаще и чаще. Евросоюз – это не правозащитный союз. Это не союз единства, и даже не союз общей европейской культуры. Это союз угля и стали.

– У вас прямо евроскептицизм…

– Наоборот. Это еврореализм. Это экономика. Другое дело, как каждая страна может найти свою нишу, свою отрасль. Как в случае с НАТО. Когда в блок принимали много стран, понятно было, что такие страны, как Латвия, не могли выпускать такие танки, как Великобритания, Германия или Франция. Но каждый член должен был принести что-то свое. Моя страна начала специализироваться в сфере военной медицины. И добилась очень неплохих результатов. Чехия выбрала себе химзащиту, и так далее.

То же самое в ЕС в экономике. Мы что-то должны делать лучше. Ведь вся Европа, например, не может произвести множество продукции лучше и дешевле, чем Китай. Ведь там до сих пор есть миллионы китайцев, которые будут готовы работать за доллар в день или тарелку борща. А у нас всякие социальные гарантии и так далее. Так что мы не сможем сделать дешевле. Но зато мы можем придумать какую-то высокотехнологичную идею и быть на 15-20 лет впереди. У США ведь есть Apple. Да, все iPhone, iPad производятся в Китае, но идеи и технологии развиваются у американцев.

– А что могут предложить наши страны?

– Это вопрос политической воли. Идея рождается и воплощается просто, но для этого должна быть политическая воля. Мы можем продавать все. Мы можем продавать свое географическое положение, транзит, логистику. Быть между Россией и крупными экономиками Европы. Это не только Россия, но и Казахстан, Центральная Азия, Китай, Юго-Восточная Азия, которую ЕС еще не до конца осознал как большого экономического партнера. Откуда взялся трансатлантический договор торговли между ЕС и США? В экономике отношения вышли уже на такой уровень, что если сейчас Европейский союз не подпишет этот договор с США, то США его подпишут с Китаем и будут опять на шаг впереди. Несмотря на множество «подводных камней», начиная от генно-модифицированной продукции, заканчивая авторскими правами и регулированием, как и кто будет следить за входом американской продукции на рынок ЕС? Если вернуться к вопросу, то посмотрите на Google.

В Европарламенте как раз недавно обсуждали, не создал ли Google монополию, которая теперь диктует свои условия всему ЕС. Посмотрите – всего лишь одна корпорация, которая много лет назад выросла из идеи россиянина еврейского происхождения, уехавшего из Москвы в США (один из создателей Google – Сергей Брин родился в семье математиков, которые в 1979 году переехали в США, тогда Брину было пять лет, в настоящий момент входит в двадцатку самых богатых людей планеты. – Прим. ред). И сейчас эта корпорация стала всем. Они слушают нас, они передают всю информацию американским спецслужбам, они могут контролировать почту. Мы на политическом уровне говорим, что это плохо, что это нарушение прав человека, но технически это уже возможно.

Технологии уже выросли настолько, что мы все «под колпаком у Мюллера». Какую-то такую «фишку» может придумать любая страна, даже маленькая Мальта. Мы можем продавать свою природу, что делают маленькие южные страны, которые держатся за счет туризма. Люди туда привозят свой капитал, а увозят фотографии. Я не знаю, как в Литве, но думаю, в нашем регионе тенденции похожи, но посмотрите: почему в разгар кризиса многие самоуправления Латвии, несмотря на огромное падение доходов в бюджет, стали не жалеть денег на туризм? И это сразу дало результаты. Огромный прирост! А что в Риге мы продавали? Мы продавали воздух! Хотя сейчас, конечно, большое падение. Я даже верю, что за счет России оно может составить до 70%. Поедут в Сочи, Крым, куда угодно, но не в страну, которая обзывается. Которая не впустила Кобзона, Валерию и так далее.

– Я слышал высказывания профессиональных гидов, которые как раз говорили, что нам сложно привлечь иностранцев. В частности, тех же скандинавов. Мы финнов или шведов с их-то природой ничем не удивим…

– Вы какой-то пессимист и не патриот своей страны! Я знаю множество датчан, которые хотят приехать посмотреть именно на ваш дельфинарий. Потому, что это ваша фишка. Отдохнуть именно на вашей части Куршской косы. Конечно, это немного узко и туда не приедут сто миллионов, но вместо десяти тысяч в год может быть и сто тысяч.

Продолжение в следующем номере…
Поездка «Литовского курьера» в Европарламент организована литовским отделением пресс-службы Европарламента.

Денис ТАРАСЕНКО, Вильнюс-Страсбург.
Фото Facebook Андрея Мамыкина

 

Справка «ЛК»

Родился 11 марта 1976 года. Окончил гуманитарный факультет Латвийского университета по специальности «лингвистика». С 1996 года работал в различных СМИ Латвии, как печатных, так и на радио и ТВ. С 2007-го по 2013 год вел авторскую программу «Без цензуры» на канале TV5. До избрания депутатом Европарламента работал в программе «Доброе утро!» на Первом Балтийском канале. Женат, двое детей.

Метки:  , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!