Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.02.19 Текущий номер: N7 (1147) 16 февраля
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Анна Адамович-Франукова: Сцена – это труд

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2012 04 19, 0:02   |   Комментариев: 0

Место действия: кафе на одной из улочек Старого города Вильнюса. Действующие лица: посетители кафе, журналист «Литовского курьера» и его собеседница Анна Адамович, в миру учительница в сельскохозяйственном техникуме в Вайдатах (городке неподалеку от столицы Литвы. – Прим. ред.), а на деле –  известная артистка разговорного жанра и конферансье, чья слава давно перешагнула границы Виленского края – Литвы и Польши. Кафе живет своим ритмом, тихонько играет музыка, одни посетители сменяют других, к столикам торопливо спешат официантки, а мы с пани Анной ведем неторопливую беседу. «Купите цветы, пожалуйста, купите цветы», – вторгается в наш разговор настойчивый девичий голосок. На вид двенадцатилетняя, но не по-детски серьезная девчонка буравит нас коричневыми глазенками и протягивает в нашу сторону небольшой букетик подснежников. Монеты переходят из рук в руки, и на нашем столике появляются цветы, а мы возвращаемся к прерванной беседе…

– На сцене вы перевоплощаетесь в созданный вами образ острую на язык женщину из деревенской глубинки. Не секрет, что у образа, воплощенного артистом на сцене, есть своя предыстория, какова же история Франуковой?

– Ничего таинственного  в том, как на свет появилась Франукова, нет. В свое время семь лет я вела фестиваль «Польские цветы» здесь у нас в Вильнюсском районе и тогда-то меня заметили организаторы большой ярмарки нашего Казюкаса в Лидзбарке Варминьском в Польше. Они как раз искали соведущего и… как ни странно Анна Адамович в роли ведущей им понравилась. Так я получила приглашение стать одной из ведущих на ярмарке в Лидзбарке. Помню секундную эйфорию – ура, еду на ярмарку. И в следующую секунду словно холодный душ на голову – какой ведущей я там буду? Такой,  каких множество – в строгом костюме, в амплуа деловой женщины? Конечно, нет! Так на свет родилась Юзефова. Да, да, вы не ослышались, именно Юзефова. Организаторы ярмарки что-то перепутали и я приехала наконец-то в Лидзбарк. Первое, что увидела, были афиши с громогласными заявлениями – у нас будет выступать Франукова. А как известно, что написано пером, того не вырубишь и топором.

На телевизионных экранах я появилась благодаря участию в фестивале Кресовой (Пограничной. – Прим. ред.) культуры в Мронгово в Польше.

– Все, кому довелось побывать на концерте или фестивале, где выступала Франукова, знают, что разговаривает она на диалекте поляков Виленского края.

– Да, так оно и есть. Кому-то это нравится, кому-то нет. До сих пор мне часто приходится выслушивать реплики поборников  филологии, что, дескать, таким образом я искажаю наш родной польский язык. В ответ таким критикам могу только сказать, что коль скоро нам довелось жить в Литве, а не в Польше, то ждать, что мы заговорим на чистейшем польском с краковским или варшавским акцентом, по меньшей мере неразумно.

К сожалению, особенно в последнее время я все чаще замечаю, что слова, бывшие в обиходе в Виленском крае со времен наших далеких прапрадедов, исчезают, уходят. Но так как свято место пусто не бывает, на их место приходят новые слова – из русского, английского и белорусского.  Так мы теряем язык наших предков, а вместо него появляется ущербная польско-русско-литовская мова.  Неприятно, что люди стыдятся разговаривать так, как говорили деды, а перенимают новые обычаи  и не видят, что именно этого и надо стыдиться. В таком случае стоит взглянуть, как поступают хотя бы гурали – жители польских Карпат – они старательно берегут, холят свой родной диалект. Борются, чтобы его сохранить, а мы?..

А ведь это только одна часть проблемы – корни ее глубже.  Беда в том, что в наше время людям неинтересно читать книги, писать письма.  Да, конечно, мы убеждены, что прекрасно умеем владеть словом и речью, но на самом деле все обстоит далеко не так. Email, электронные книги способствуют тому, что наша речь теряет цвета, обороты и превращается в свое убогое подобие.

– Давайте вернемся к вашему дебюту на сцене…

– Давайте. Впервые в жизни на сцене я оказалась, когда мне было три годика. Хотя с той секунды как маленькая Аня вышла на сцену в Няменчине прошел, нет, пролетел не один десяток лет, но до сих пор помню стихотворение, с которым я тогда выступала. Дальше была школа и, как ни странно, в 3-м классе мне довелось сыграть в школьном театре роль бабушки. Я была такой очень серьезной бабушкой, с капором на голове. Помимо всего я пела в хоре, танцевала, играла с мальчишками в футбол и зимой бегала на лыжах. Вместо того чтобы играть в куклы, любила летом посидеть на бережку речки с удочкой. Что я читала в детстве? Думаю, вы не слишком удивитесь, если скажу, что одной из моих самых любимых книг была книга Карла Мая про приключения индейца Виннету. Первый раз эту книгу я прочитала на уроке математики – прятала ее за учебником. До сих пор уверена, что хорошая книга важнее денег.

Кстати, из-за любви к лыжам меня в педагогическом институте еле не сманили в большой спорт. Но чем крепче тренеры меня уговаривали, тем больше понимала, что бросать все и заниматься только лыжами – неинтересно. Так я отказалась от спортивной карьеры и стала в свободное от учебы время работать внештатным гидом в бюро молодежного туризма «Спутник».

До сих пор помню мою первую группу – студенты-инвалиды из Польши. Представьте, все они на инвалидных колясках, я – молоденькая девчонка, и мы едем в замок в Тракай. А там ведь лестницы, лестницы – что делать?! Спасение пришло неожиданно: на экскурсию в замок приехали тяжелоатлеты из Болгарии. И вот болгарские спортсмены на своих руках носили коляски с моими подопечными по всему замку. Что тут скажешь, молодцы болгары! Именно тогда я окончательно поняла, насколько в нашей жизни важны доброта и улыбка. Пока работала в «Спутнике», довелось побывать во многих отдаленных, а подчас и не очень, уголках Советского Союза. И на Кавказе, в Азии и Сибири.

– Кстати, поговаривают, что Литва страна очень мрачная. Туристы – иностранцы так и вовсе считают Литву самой неулыбчивой страной.

– К сожалению, доля правды в этих словах есть. Наша страна настолько маленькая, что зачастую помимо нашей воли у нас появляется комплекс «не приведи Господь, я буду смешон и люди будут надо мной смеяться». Впрочем, этим же комплексом страдают и многие из наших политиков. Эти ребята настолько серьезные, что часто не замечают насколько эта серьезность смешная. Другое дело, что у нас – жителей Литвы в генах заложено «не шути, целее будешь», что впрочем неудивительно. Ни солдаты вермахта, ни впоследствии солдаты Красной армии похвастать особым расположением к шуткам и шутникам не могли. Да и теперь бесконечный кризис не дает простому люду поводов посмеяться. Поэтому наш народ зачастую предпочитает шутить и веселиться в кругу знакомых людей, а не среди незнакомых туристов. Именно это и создает в глазах туристов и сторонних людей образ мрачных, несклонных к веселью людей. Надеюсь, что со временем эта ситуация изменится, мы сможем отбросить старые комплексы и перестанем бояться улыбаться и громко смеяться в обществе незнакомых или малознакомых людей.
Мрачная ли я? И да, и нет. На сцене я обязана быть веселой, шутить и улыбаться, но там моя работа. В жизни же хватает всего. Впрочем, постоянно улыбаться невозможно – такие эмоции как грусть, печаль или меланхолия являются частью нас. Но я всегда старалась и прилагаю массу усилий для того, чтобы быть и внутри нашего общества и снаружи. Самоизоляция в польской общине в Литве не для меня, впрочем, не думаю, что такая изоляция вообще нужна кому-либо. Мы поляки – часть Литвы, а Литва – часть нас.

– В миру вы Анна Адамович, учительница, на сцене Франукова – фонтан искрометного юмора и мастер импровизации. Ваша вторая сценическая личность не пытается вмешиваться в вашу реальную жизнь?

– Нет. Франукова – это всего лишь образ, в который я превращаюсь, облачившись в народный костюм и выйдя на сцену. Да, на сцене я – это она, но мы разные женщины с разными характерами. На сцене она может и пошутить, и съязвить. Прямо как в пословице – женщина как блоха, чем больнее кусает, тем крепче ее ищут. Как только я покидаю сцену, Франукова исчезает. Так что никакого конфликта личностей у меня нет, манией величия не страдаю и голосов странных не слышу.

– Коль скоро мы заговорили про голоса… Как в семье относятся к тому, что вы не только жена, мать, учительница, но и известная артистка?

– Никак не относятся. Домашние принимают меня такой, какая я есть, и я им за это благодарна. Хотя, как знать, быть может, меня понимают и принимают, потому что сами такие же непоседы как и я. Мой муж и оба моих сына Радослав и Людослав спортсмены – волейболисты. Сыновей в свое время тренировал Бронислав Михайлович Тарасов –  в свое время тренер спортивной команды Вильнюсского завода топливной аппаратуры. Я очень благодарна Брониславу Михайловичу за то время и усилия, что ему пришлось посвятить моим сыновьям. Хотелось бы, чтобы и мой внук Каюс, когда подрастет, встретил такого человека на своем пути.

– В заключение хотелось бы узнать о ваших планах на будущее?

– У меня практически нет никаких планов на будущее. Пока что есть только один план – начать и закончить ремонт квартиры. Что же касается остальных традиционных – то в своей жизни мне довелось посадить не одно деревце, а несколько, родить двух сыновей и дождаться рождения внука.

– Хотя предыдущий вопрос и должен был стать заключительным, но не могу не удержаться и не спросить – а что не так с ремонтом? У такой известной актрисы, поди, давно уже копятся денежки на счету в швейцарском банке… остается их только снять и можно не только ремонт делать, но и дом купить.

– Как бы не так. Если бы у меня был счет в швейцарском банке, мне бы точно не пришлось копить денег на ремонт квартиры и жить от зарплаты до зарплаты. Что же касается гонораров за выступления – то, поверьте мне, они вовсе не такие заоблачные как может показаться телезрителям или участникам фестивалей. Кто-то смотрит со стороны и думает – как же так им платят за болтовню. Правда такова – каждое выступление – это огромный, тяжкий выматывающий труд, к счастью, все это с лихвой окупает радость и удовольствие при виде улыбок зрителей в зале. Знаю, звучит банально но я радуюсь и улыбаюсь вместе со зрителями. И в завершение нашей беседы мне бы хотелось процитировать несколько строчек из песни Аллы Пугачевой:

Так же, как все, как все, как все

Я по земле хожу, хожу

И у судьбы, как все, как все

Счастья себе прошу.

 

Слова на виленском диалекте:

Dyrwanek,Dyrwan-Laczka – скорее всего, лужайка

Kimsy – кочки

Razgini – устройство для переноса сена, травы на спине

Nosidly – коромысло

Badziac sie – болтаться по окрестностям без цели

Lapatucha (от слова болтать) – болтливая баба

Rozwitac sie – попрощаться

Podynka – горшок для молока

Odymaczka – тряпка из мешковины, употребляемая на кухне

Витольд Янчис.

Метки:  , , , , , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Реклама
Мы в Фейсбуке!