Беспроигрышный вариант

Представ в Минске полной противоположностью своему сочинскому олимпийскому варианту — злой, единой, не боящейся обстоятельств, которые далеко не всегда были за нее,— сборная России вернула себе золото чемпионата мира.

На белорусском турнире она одержала десять побед подряд. Десятую — в финале над финнами, выбившими ее в Сочи, со счетом 5:2. А потом получала поздравления от приехавшего посмотреть на решающий матч и пившего вместе со всеми героями в раздевалке шампанское Владимира Путина, пишет «Коммерсантъ».

Все счастливые команды счастливы примерно одинаково. И минская раздевалка сборной России этой воскресной ночью была похожа на любую другую раздевалку, где отмечается свежий, с пылу с жару триумф, где запах пота смешивается со сладким вкусом шампанского, где царят эмоции в чистейшем их виде. Она была похожа и на те раздевалки, где отмечались предыдущие четыре российских хоккейных золота. Разница была только в нюансах. Ну, например, в белорусской пил шампанское из кубка вместе с игроками и давал сигнал кричать «Ура!» Владимир Путин, только что отболевший за эту победу на трибуне.

Он, конечно, говорил о том, что хоккеисты, которые его окружали, порадовали миллионы болельщиков, о том, что страна может гордиться ими. Страна, судя по тому, что в эти секунды происходило в Москве, в других городах, действительно радовалась и гордилась. И плевала на явный повод воспринять то, что случилось в Минске, чуточку спокойнее — по крайней мере, не как полноценный реванш за провал в февральском Сочи, где те же финны остановили сборную России в четвертьфинале. В конце концов, ни одна из ведущих команд в Минске не выступала в составе, хотя бы отдаленно напоминающем олимпийский. Впрочем, страна правильно делала.

То, что российская команда выиграла не самый конкурентный в истории чемпионат мира,— факт. Но факт и то, что между ней и сборной, которая на домашней Олимпиаде сошла в четвертьфинале, была не менее гигантская разница, чем между уровнем олимпийского хоккея и уровнем хоккейного турнира в Минске. И подкупала, делала людей счастливыми, кажется, в первую очередь именно она.

Причины относиться к прежней сборной — той, что возглавлял Зинэтула Билялетдинов,— немножко, что ли, настороженно появились еще до того, как случился ее четвертьфинальный конфуз. Из-за излишнего академизма, из-за непонятной воспитанному на советских хоккейных стандартах болельщику привычки играть всегда с оглядкой на собственные ворота, даже если соперник не очень-то хочет их штурмовать. В прежней сборной временами чувствовался высочайший класс, но временами от нее веяло и какой-то обреченностью: она слишком легко покорялась обстоятельствам, слишком легко признавала чужую силу.

Причины относиться к новой сборной России, руководить которой после ухода Билялетдинова был назначен Олег Знарок, с симпатией появились еще до того, как она взяла минское золото. Академизму она предпочитала страсть, обороне — атаку, а на обстоятельства предпочитала не обращать никакого внимания, хотя бед в Минске c ней приключилось столько, что хватило бы на полдюжины чемпионатов мира. Это травмы Андрея Локтионова, Андрея Зубарева, Дмитрия Орлова, Артема Анисимова, Сергея Плотникова, Александра Овечкина, или выбивавшие хоккеистов из игры, или заставлявшие выходить на лед, терпя боль. Это трехматчевая дисквалификация Вадима Шипачева. Это решение Международной федерации хоккея запретить Олегу Знарку находиться на скамейке во время финала за угрожающий жест в адрес шведского тренера в полуфинальном матче.

Сборная России белорусского образца не жаловалась на проблемы. Проблемы и обстоятельства лишь добавляли ей злости, желания любым способом запихнуть шайбу в ворота, припечатать оппонента к борту. В этом смысле ее игра была удивительно четкой ледовой проекцией характера резкого, не знающего компромиссов, никогда не отказывающегося от схватки наставника. И в этом смысле эта победа была, может быть, самой «русской», самой «своей» среди всех сборных, что с разной степенью эффективности в минувшие четверть века пытались доказать, что и после распада СССР российская хоккейная школа — лучшая в мире.

Ее золото стало торжеством не мастерства, притом что и мастерства и зубры из НХЛ Александр Овечкин, Евгений Малкин, Сергей Боровский, и довольствовавшийся в Сочи эпизодическими ролями, а в Минске выигравший бомбардирскую гонку Виктор Тихонов, и многие их партнеры показали с избытком, а иных качеств. Тех, что греют сердце жарче расчета, тактической выучки. Мужество, чувство локтя — вот эти качества, которые, как выяснилось, могут принести такой впечатляющий результат: десять побед в десяти матчах, причем лишь одна из них — белорусами, в ничего не решавшей, «разминочной» перед play-off встрече, с разницей меньше чем в две шайбы. Феноменальный результат, даже учитывая, что основные соперники обошлись на чемпионате без тех, кто тащил их в Сочи. В конце концов, и в сборной России не было целой группы «гвардейцев» во главе с Павлом Дацюком, Ильей Ковальчуком, Александром Радуловым, Сергеем Мозякиным.

Карнавалу, на котором при всей оправданности веселья отрезвляющие мысли должны все-таки промелькнуть. Не о реальном статусе выигранного турнира — он как раз не столь важен. О том, что в спорте то, что недавно выглядело панацеей, иногда оборачивается ядом, светом в тоннеле — тупиком, о том, что вечные ценности в нем — большущая редкость, что он любит гибкость и поиск, любит тех, кто готов меняться. О том, что академичная сборная стратега Билялетдинова с не меньшим блеском выиграла дебютный для предшественника Знарка чемпионат мира 2012 года, но последующие осечки, и, в частности, сочинская, понизили стоимость того праздника до грошовой.

По материалам СМИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.