Чудо в ежедневном расписании

Каждый год злокачественные новообразования врачи обнаруживают у 300 — 350 белорусских детей. И еще в середине 1990–х диагноз острый лейкоз для большинства звучал как приговор: только у 12 пациентов из каждых 100 пролеченных был шанс на жизнь. Все кардинально изменилось, когда в 1997 году в поселке Боровляны под Минском открылся Республиканский научно–практический центр детской онкологии, гематологии и иммунологии. Это третья по величине детская онкологическая клиника в мире, в которой постоянно пребывают 200 пациентов в возрасте до 30 лет. И результаты поразительные: 75% ребят полностью исцеляются.

LTK1135-2Еще за несколько десятков метров до порога РНПЦ мы окунаемся в атмосферу особого гостеприимства: на зеленой, залитой солнцем площадке нас встречают яркие мобильные домики. Это временное, но абсолютно комфортное жилье для юных онкопациентов и их родителей, где есть все необходимое — так администрация центра решила проблему нехватки мест в стационаре, ведь надежду на спасение здесь стремятся подарить каждому.

— Иначе откуда черпать силы для борьбы с болезнью? — рассуждает психолог Елена Клочко, сопровождая нас по просторным коридорам клиники, украшенным оптимистическими картинами и рисунками. — Поэтому мы всегда рады гостям: волонтерам, художникам, музыкантам, артистам, изобретательным школьникам и студентам — в общем, всем, кто готов поделиться своим теплом.
Нередко в центре можно встретить тех, кому однажды здесь довелось родиться заново. 19–летнюю Светлану Модеенкову здесь запомнили как ребенка с невероятным жизнелюбием и энергией. С нулевыми тромбоцитами она каталась по перилам и дралась, словно мальчишка, вспоминает Тамара Млявая, которая возглавляет отделение реабилитации:

— В 6 лет ее привезли к нам на «скорой» из Могилева. И единственным шансом выжить при диагнозе апластическая анемия была пересадка костного мозга. К счастью, на роль донора идеально подошла родная сестра–погодка Светы — Яночка…

Благодаря искусству врачей Света и Яна чувствуют себя сейчас самыми счастливыми на свете, обе вышли замуж и уже обзавелись очаровательными малышами. Правда, сегодня крохи временно остались без мам: испытания материнства обернулись для Светы рецидивом болезни, и сестрам снова предстоит пройти по той же дороге… Но обе уверены: все закончится благополучно!
Нина Минаковская, Алексей Алексейчик — имена своих спасителей–врачей Светлана произносит с особой нежностью. Звонит им в праздники, повторяет, что обязана жизнью.

К слову, чтобы бороться с лимфогранулематозом, например, в Израиле, пациентам приходится выкладывать до 99 тысяч долларов. В Беларуси все расходы по лечению раковых больных полностью берет на себя государство. Это огромные суммы. Донорский костный мозг стоит около 20 тысяч долларов, трансплантация — 150 — 180 тысяч долларов, лечение, при котором не потребуется пересадка, — от 20 до 40 тысяч долларов, нейробластомы — 50 — 60 тысяч…

Среди пациентов РНПЦ много и иностранцев, которым только белорусские врачи подарили надежду. Беда в дом Татьяны Охонько из Одессы постучалась 1 сентября — прямо на школьной линейке ее 9–летняя дочь Лена потеряла сознание. Хватаясь за последнюю соломинку, Татьяна по интернету связалась с руководством центра в Боровлянах и получила приглашение. Ничего не обещали на родине и 3–летней Айле Азаевой из Баку. Азербайджанские медики сами подсказали адрес белорусского центра. И теперь Этери говорит: «Иметь такой вот центр у себя в стране — это огромная удача». Ведь если даже при самых тяжелых диагнозах у большинства маленьких и юных пациентов есть будущее, значит, есть оно и у всей страны, где наивысшая ценность — человеческая жизнь.

Марина ЗУБОВИЧ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.