Д. Астрахан: «Всегда хотел быть первым»

Во время встречи, организованной медиаклубом «Формат — А3», великолепный российский режиссер и актер Дмитрий Астрахан два часа подряд рассказывал вильнюсской публике захватывающие истории из своей жизни: о выборе пути, своем отношении к творчеству и о необыкновенных случаях, благодаря которым его творческая судьба сложилась так, как сложилась.

Д. Астрахан уверен, что судьбу его предопределила записка, которую мать прислала его отцу в день появления Дмитрия на свет: «Он мне так тяжело дался, что на посредственность я не соглашусь!» Во многом повлиял на него и родной город – Ленинград. «Это же город театров! Ставили хорошие спектакли, а не «ребусы», как сейчас».

Детские потрясения

«Я родился в Ленинграде и был пятым ребенком в семье. В детстве не мечтал ни о какой профессии, не хотел никем быть, более того, и не собирался. Все мои четыре брата — инженеры, занимались математикой, спортом, и я предполагал, что моя жизнь сложится так же. В общем, был совершенно нормальным мальчишкой, который много дрался во дворе и слыл нахалом. Мои братья – умнейшие люди, я из них самый посредственный. Они очень образованные, яркие, и я ими всегда гордился и брал с них пример. Может, поэтому в детстве я читал только хорошие книги, которые доставались от старших. А вот в театр я ходил мало, но ходил. Посещал Ленинградский театр юного зрителя. Но этого было достаточно, чтобы сформировать определенный вкус. Я видел очень хорошие спектакли Карагодского, Товстоногова, Вивьена и все это мог легко впитать», — вспоминал Д. Астрахан.

Вильнюсской публике Астрахан признался, что в детстве и юности испытал несколько потрясений.

Первое, когда он пошел заниматься плаванием в пятом классе и в конце учебного года показал лучший результат, приплыв первым на соревнованиях.

Радости не было предела, но неожиданно подошел тренер и сказал маме Астрахана: «Вашему сыну не надо заниматься плаванием, у него фигура не подходящая, он никогда не станет большим пловцом и не достигнет хороших результатов». Тут Дима впервые понял, что люди разные и не все могут достигать всего.

Второе из самых больших потрясений — Д. Астрахан попал в физико-математическую школу.

«Думал, я способный парень и неплохо решаю задачи. В физико-математической школе Ленинграда было всего семь девятых и столько же десятых классов, а прием туда осуществлялся просто — либо нужно было принести диплом с олимпиады, либо решить задачи, а аттестаты никого не волновали. Но когда я увидел, как мальчики решали задачи, я понял, что не смогу делать это столь блестяще», — поделился воспоминаниями Д. Астрахан.

Занимался будущий режиссер и классической борьбой, был даже чемпионом Ленинграда среди юношей.

«Я был успешен, трижды выигрывал первенство города. У меня была кличка «профессор», потому что придумывал разные приемы, но однажды мы приехали на соревнования в Орехово-Зуево. Против меня вышел парень выше на две головы, я с трудом закончил с ним схватку вничью.

Потом смотрю, он сидит, а рядом с ним около 40 стаканов чая, таким образом он сгонял вес. Это огромная нагрузка на организм, и я понял, что передо мной фанатик. И снова стало ясно, что борьба — это тоже не мое. Это был уже не спорт, а война. Пока мы были мальчиками, борьба напоминала игру, а когда началась молодость, люди дрались за первое место, и все средства были хороши. На ринг выходили юные гладиаторы», — Д. Астрахан понял, что чемпионом мира ему не стать.

Кстати, первый раз в Вильнюсе Д. Астрахан побывал учеником 7 — 8 класса, когда принимал участие в соревнованиях школьников по классической борьбе.

Роман с театром

Все, как обычно, началось с любви.

«У меня был роман с девушкой, которая занималась  художественной самодеятельностью. Она раза три поступала в театральный и не поступила. Из ее рассказов театр и вошел в мою жизнь. Позже меня приняли в театральную студию, сразу предложив главную роль, а через два месяца я играл в «Ожидании козы» Владимира Дубровина. Смешное название, но при этом очень грустная повесть о голоде, жутком послевоенном времени 1948 года. Репетировать было безумно интересно», — говорит Д. Астрахан.

В день премьеры на спектакль пришла вся большая семья юного актера. И какое же ожидало всех потрясение, когда Дима, читая последний монолог, плакал, а зал замирал. Тогда мальчик подсознательно понял, что в его жизни что-то случилось, что-то «щелкнуло».

…После спектакля братья сказали: «Ну, Димка совсем как на кухне», что означало, брат был естественным на сцене, а это — самая лучшая похвала для актера. Так же хорошо отозвался и родной дядя парня, он сказал маме: «Сусанна, Димка…там что-то есть».

После такого успеха Астрахан настолько серьезно увлекся театром, что скоро это начало раздражать его маму. Она сказала: «Либо ты иди в профессиональный театр, либо бросай это занятие, потому что мальчик в художественной самодеятельности в 18 – это хорошо, а в 25 – уже не очень. Либо ты делаешь это своей профессией, либо нет».

«А мне как-то не хотелось поступать в театральный институт. Впрочем, мой педагог по театральной студии посоветовал: если буду поступать, то надо сразу идти на режиссуру, потому что на актерском будет скучно, там можно встретить много идиотов-режиссеров. Думаю, он был прав. Но для поступления надо сдавать историю театра, массу предметов, которых я не знаю вообще. Годы были потрачены на другое, не к тому я готовился в жизни, это точно», — улыбается Д. Астрахан.

Дипломный спектакль — в Свердловске

Если не можешь быть первым, не стоит заниматься делом вообще. После окончания школы Д. Астрахан поступил в Ленинградский электротехнический институт, затем учился в финансово-экономическом институте. Но и это было не по душе. И в поисках того занятия, где он мог бы стать лучшим, в конце концов поступил в Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии, на режиссерский курс Александра Музиля.

Дипломный спектакль Д. Астрахан собирался ставить в Александринском театре, которому 40 лет жизни отдал А. Музиль. Но необходимо было получить согласие худрука Игоря Горбачева.

«Я носил ему пьесы, он все время отвергал, двадцать пьес уж принес, а он все не дает «добро». Потом вдруг спрашивает: «Слушай, а ты кто по национальности?».  Я понимаю, что задан главный вопрос. «Еврей!» — отвечаю. «Астрахан! – повышает он голос. – Ну какой же ты еврей? Дмитрий Хананович Астрахан, тут что-то астраханским ханством попахивает; татарин ты, вот кто! И молчи!» И тут я понимаю, что стою перед выбором: либо предать родителей, либо не получить постановку. «Нет, Игорь Олегович, я еврей!», — вспоминал об окончании института Д. Астрахан.

Но ставить дипломный спектакль гость вильнюсской публики поехал в Свердловский ТЮЗ.

«Я взял пьесу из комсомольской жизни «Кто, если не ты?». Такая довольно острая пьеса по тогдашнему времени. Сделал по ней триллер из жизни комсомольцев. Ходил в горком комсомола, наблюдал за манерами их функционеров, как девушки пожимают друг другу руки и потом целуют друг друга в щечку. Понял, что это – армия. С четкой иерархией. При этом старался сделать спектакль максимально занимательным. Успех был оглушительный. Я был даже удостоен премии Ленинского комсомола Свердловска», — о дипломном спекталке вспомнил российский режиссер.

Прыжок в другой мир

Выходя на поклоны после премьер, Д. Астрахан думал: мне аплодирует тысяча человек, а хотелось бы, чтобы аплодировали миллионы. А это возможно только в кино!

Первый фильм Д. Астрахана «Изыди!» 1991 года выпуска сразу был отправлен на соискание премии «Оскар» от СССР. Режиссер получил всевозможные награды и объехал с ним весь мир. Это был прыжок в другой мир.

«Вспомните конец 80-х…Страна разваливается, везде национальные конфликты… Наш фильм к Бабелю и Шолом-Алейхему имеет весьма опосредованное отношение, он довольно абстрактен – из Шолом-Алейхема взята глава «Изыди!» из «Тевье-молочника», история фиктивного погрома. «Изыди!» – история о том, что национальная вражда чужда нормальным людям, а за всякой национальной рознью стоят чьи-то интересы, обычно – государства, все это кем-то инспирируется и умело проводится в жизнь. Нормальные люди не бросаются друг на друга с ножами. Эти конфликты кому-то нужны – вот тогда-то они и вспыхивают», — рассказал Д. Астрахан о своем первом фильме.

А дальше — фильм за фильмом: «Ты у меня одна», «Все будет хорошо»…

Литовский акцент

В фильмах Д. Астрахана «Ночной таверны огонек», «Темная ночь» и телесериале «Фабрика грез» успешно снялся легенда литовского театра и кино Костас Сморигинас.

«Он потрясающий актер. Прекрасная внешность, большой талант, серьезный, редкий актер», — не скупится на эпитеты Д. Астрахан.

Познакомились они случайно. Д. Астрахан смотрел спектакль «Квадрат» Литовского молодежного театра в Ленинграде. Понравилось. Затем режиссеру нужен был исполнитеь главной роли в фильме «Желтый карлик». Коллега и сценарист фильмов Д. Астрахана Олег Данилов тут же вспомнил Костаса. Созвонились, договорились… Но продюсеры фильма потребовали от режиссера известного российского актера. Главную роль в «Желтом карлике» сыграл Александр Абдулов…

Инфо

Читателям «Литовского курьера» напомним, что «Изыди!» написано Шолом-Алейхемом и напечатано в Вильнюсе в 1914 г. в ежемесячном литературно-общественном  журнале «Ди юдише велт» («Еврейский мир»).

«Изыди» — название отдела Пятикнижия, который читается поздней осенью. В этом отделе рассказывается, что Бог сказал патриарху Аврааму: «Изыди из страны своей, из места своего рождения». «Изыди» — по-древнееврейски «Лэх-лэхо», стало у евреев синонимом изгнаний и скитаний.

Мантас КУПСТАС

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *