Давайте поговорим о бульдозере

Слово «бульдозер» в литовском языке – более чем однозначное. По крайней мере, у него есть два смысла. Первый – прямой, означающий трактор с передним опрокидывателем для выравнивания земли.

 А второе значение более распространено в народе при определении ситуации, когда безоглядно проталкивают определенные решения без всякого обсуждения, не получив одобрения и должным образом не проинформировав тех, кого это решение непосредственно коснется. «Как бульдозером прошлись», — говорили мы о «ночной» налоговой реформе и о многих разных решениях, которые принимались без обсуждения с общественностью.

На горизонте уже очень четко вырисовываются контуры нового «бульдозера», и в этот раз заодно с землей он хочет сравнять наши пенсии. Все пенсии, сказала бы я, хотя водитель бульдозера, может, и думает иначе. Если настоящий сельскохозяйственный бульдозер обычно выдает его гул, то бульдозер правотворчества часто выдает какая-нибудь интересная рабочая группа. Как и на этот раз.

Анатомия бульдозера

Но начнем с начала. Правительство еще в своей программе обязалось перестроить налоговую и пенсионную системы и улучшить их администрирование. С сегодняшней точки зрения, программа правительства, видимо, в качестве бульдозера была подготовлена уже тогда, в 2016 году, только до сих пор он надежно был припаркован где-то в гаражах Сейма, скрытый под успокаивающим утверждением программы «обеспечим, что пенсии не будут отниматься или урезаться».

Так уж бывает в программах, что в них обтекаемо определяются не только те пункты, которые до конца неясны разработчикам программы, но и те, которые в будущем намерены протолкнуть «бульдозером». Вот поэтому в программе правительства прямиком сказано, что появится одинаковая для всех базовая пенсия из государственного бюджета, что в системе «Содры» появятся «учетные единицы», что будут профессиональные пенсии. А вот в программе о накоплении пенсий сказано так: «Оценим действенность нынешней системы пенсионного накопления второй и третьей ступеней и возможности ее совершенствования».

Анатомия рабочей группы

Кто мог бы возразить, что в Сейме совсем недавно (24 мая) создана рабочая группа, которая этим и займется, будет обсуждать вопрос накопления, если бы не некоторые нюансы. Первый – у правительства уже есть свое видение реформы, да куда видение – план реформы! Где на смену 2+2+2 придет 4+2, где возникает больше вопросов, чем ответов, но скажем, что эти ответы кто-то знает. Второй нюанс – это состав рабочей группы, которая криком кричит, рычит, как бульдозер, что здесь что-то не так. Вести дискуссию о второй пенсионной ступени, когда в рабочей группе нет представителей ни пенсионных фондов, ни участников этих фондов, а только 6 политиков и 4 эксперта, в числе которых – советник премьера, бывший советник  министра социальной защиты – очень уж странно. Совсем не кажется, что рабочая группа будет намерена согласовывать положения, «чтобы и волки были сыты, и овцы целы», как утверждал один из политиков – членов этой группы.

А тем временем в правительстве…

А тем временем в правительстве разрабатывается проект «Инициатива открытого правительства». И пойми ты тут, как в один и тот же день, когда в Сейме создается странная рабочая группа, публично представляют вехи и методику публичных консультаций. Мы уже являемся членами  всех почетных государственных клубов, сейчас уже и Организации экономического сотрудничества и развития – а дискутировать с заинтересованными группами, общественностью и между собой почти совсем не умеем.

«Очень важно, чтобы учитывалось и мнение общественности, были услышаны запросы жителей, только в таком случае начнет уменьшаться разрыв между обществом и институциями общественного управления, повысится качество решений, принимаемых общественным сектором, открытость процессов правотворчества, будет расти взаимное доверие между общественным сектором и гражданами», — святую правду говорит куратор проекта Открытого правительства.

Плохо не дискутировать, но точно так же плохо – имитировать дискуссию, и превратить ее в формальность. Потому что тогда компрометируется сама идея дискуссии. Каковы признаки имитации дискуссии? Они были и в случае обсуждения этой налоговой и пенсионной реформы, когда для подачи замечаний, отзывов, предложений  заинтересованным сторонам и общественности было оставлено всего несколько дней. Вы дискутировали? «Дискутировали»…

Почему нависла угрозами над всеми пенсиями? Обычно, когда дискуссия только имитируется, тогда известен результат, которого хотят добиться. Как и в этом случае. Ясно, что в Сейме и за его пределами не все хотят, чтобы пенсионная реформа выглядела так, как ее представило правительство, т. е. с уменьшенными на 2% взносами в «Содру». Те 2%, которые сейчас переводятся на накопление пенсий, хотят отдать не людям, а «Содре». По сути, цель – возвратиться в 2004 год, в прошлое, когда  пенсии второй ступени не было. Что это предопределяет, личные обиды «неназначенного  министра» или левую идеологию в чистом виде – неизвестно. Ясно только одно, что людям это не на пользу ни на короткий, когда надо платить взносы, ни на длинный период, когда будет  выплачиваться пенсия, ни в частных накопительных фондах, которые висят на волоске или вообще исчезнут, ни в «Содре».

Пенсионное накопление второй ступени, то, которое чуть ли не в пятый раз все по-другому перекраивают, было предусмотрено и для того, чтобы избавить «Содру» от долгосрочных обязательств. «Если вы платите в пенсионные фонды, то уменьшится ваша «содровская» пенсия», — пугают политики. Но ведь такой и была цель второй ступени! Только из-за демографической ситуации «Содра» будет способна выплачивать только реальную стоимость уменьшающихся пенсий. Именно поэтому накопления второй ступени вначале даже были для всех обязательны!

Сейчас же эту неудобную правду снова хотят припрятать под ковер. Если из «Содры» переносишь долг, переносишь базовую пенсию, возвращаешь ей 2%, то, конечно, некоторое время еще сможешь изображать, какая это «надежная» система. Еще даже пенсии можешь повышать перед всеми выборами следующих лет. Просто гениальный план, который, кстати, был уже испробован соцдемами в 2008 году, когда перед самым кризисом повысили пенсии, и цену которого оплачиваем до сих пор.

Как далеко уедешь на бульдозере?

Бульдозером можешь переехать, но не поехать. Со времени «ночной реформы» прошло уже почти десять лет, часть ее решений после беспорядков около Сейма была отозвана, а все мы эту реформу поминаем лихом по сей день. Бульдозер – это способ войти в темную историю, а в случае с пенсиями – до самого конца пенсии будешь вспоминать тех, «кто по моей пенсии прошелся бульдозером».

Рута ВАЙНЕНЕ, экономист

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.