День из жизни депутата и страны

Внутренний будильник всегда поднимал депутата Сейма от партии «Чистых нечистых» Чеснюлиса  Нехренавичюса ровно в шесть. И – на утреннюю пробежку.

Некоторые выразят сомнение в целесообразной оздоровительности такой процедуры в столичном районе Самоспорю, притулившемся между  трассой и промышленными предприятиями .Но Нехренавичюс, в 1990 году переехавший сюда из престижного района и живущий на первом этаже стандартной пятиэтажки в двухкомнатной «хрущевке»  с проходной комнатой,  был по природе консерватором и менять привычек не любил.Тем более уже который год пятиэтажка бурлила: ходили упорные слухи о ее сносе и получении новой квартиры где-то на новой окраине.

Нехренавичюс умел ждать и судьбу не торопил.

Сегодня пробежку приходилось несколько раз прерывать, чтобы очистить очередную  детскую площадку от следов вечерних посиделок непорядочных сограждан и бомжей — вынести пластиковую пивную и стеклянную одеколонную тару и другой мусор в близстоящие контейнеры. Впрочем, это не портило настроения: как-никак Нехренавичюс трудился не на себя лично, а на благо народа.

Душ под тоненькой струйкой воды (парламентарий не только экономил воду, но и семейный бюджет! Ведь каждому известно, что при малом напоре воды и тонкой струе счетчики учета расхода горячей и холодной воды не работают) взбодрил народного избранника не меньше чистки песочниц. А завтрак из слегка прокисшего молока и подозрительного сыра (в кризис приходилось экономить и покупать продукты подешевле оптом на МAXIMA-базе) настроил его на рабочий лад.

Трапеза прошла под воркование жены — первая студенческая любовь + 30 лет брака. Супруга трудилась индивидуальным предпринимателем и носила гордое имя бизнес-леди, как принято было говорить о матери в семье. Бизнес жены наладился после краха ее прежнего рабочего места – научно-исследовательского института, и заключался в ежедневной продаже свежей прессы с рук у вокзала.

Нехренавичюс уже привык к ежеутренним сетованиям жены на рост налогов и аппетитов мэрии и полиции, на трудности ежедневных стояний и в холод, и в зной.

— Ты у меня сильная. Ты выдержишь! — напутствовал ее Чеснюлис нежным поцелуем в щечку.

Шлепнув мимоходом дочь, студентку местного медицинского университета — бывшего  медучилища №7, — пожелал ей успехов в труде на поприще гувернантки в Германии. Именно туда девушка отправлялась подзаработать на летних каникулах.

Завершив домашний ритуал, депутат Нехренавичюс отправился на утреннее заседание. Набитый под завязку троллейбус встретил привычным запахом пота, мокрой одежды, контрафактных духов и перегара. Лицо его было узнаваемо – наш герой частенько мелькал на телеэкране в бесконечных ток- и топ-шоу, — и многие пассажиры здоровались с ним молчаливым кивком.

На заседание он все же опоздал: пришлось долго объяснять группе литовских цыган, как проехать в район аэропорта и у кого конкретно лучше приобретать «травку».

Заседание в этот день выдалось жарким. Шел дележ бюджета – понятное дело, деньги всем нужны. Но по окончании дебатов Нехренавичюс  чувствовал себя трумфатором – удалось- таки сократить военный бюджет в пользу строительства детских спортивных площадок, ремонта дома престарелых  в Замудоханской сянюнии и увеличения пенсий и пособий по невиданной доселе безработице.

Обедая взятыми из  дома бутербродами, наш герой в который уже раз  с тоской изучал интерьер своего кабинета. Канцелярские столы времен оккупации оптимизма не внушали и ничего, кроме отвращения, не порождали.

Вежливо постучавшись,  вошла секретарь Марьивановна — 53 года, вдова, четверо детей, трое внуков. Нехренавичюс, как и другие депутаты Сейма от партии «Чистых нечистых», никогда не приближал к себе смазливых девушек, тем более – близких и дальних родственников, друзей или хороших знакомых. Само понятие «швагер» для него было хуже ругательства.

— Приглашение на прием от президента сегодня вечером,  — официально проинформировала Марьивановна.

—  Вежливо откажитесь. Я на вечер запланировал посещение дома для беспризорных детей. Надо разобраться с финансированием, да и с ремонтом помочь.

Впрочем, завершить мысль помешал звонок от бывшего сослуживца по кочегарке. Звонивший просил поддержки в тяжбах с таможней, почему-то не пропускавшей фуру с контрабандными сигаретами.

От предложения получить «откат» Нехренавичюс вскипел и с горечью решил:

— Еще одним мнимым другом стало меньше.

После работы – 12 часов в зале заседаний! —  депутат поехал на автобусе в отдаленный район,  от которого избирался,  и до глубокого вечера ходил по квартирам, расспрашивая избирателей о житье-бытье, выслушивая просьбы и жалобы. Некоторые решал оперативно, одним звонком. Другие обещал решить в течение завтрашнего дня.

Возвращаясь  домой, заглянул к матери, хорошо зарабатывавшей в Новой Пыльне, где она трудилась ковыряльщицей в улиткоперерабатывающем цехе, выросшем на месте завода-гиганта. Стесняясь и мучаясь угрызениями совести, одолжил у нее 20 литов до зарплаты, которую постоянно задерживали.  Мать вынула из кошелька деньги и ровно половину отдала с легкой душой.

— Так и не позвонил сыну. Как ему там в Иностранном легионе служится в Африке?

Такой была последняя мысль уставшего за день, засыпаюшего депутата. Выспаться было надо обязательно. Ведь завтра предстояло ехать в командировку и сутки трястись в плацкартном вагоне. Чеснюлиса  Нехренавичюса коллеги отправляли в далекую страну по обмену парламентским опытом.

— Не забудьте составить список подарков. И включите в него мыло, сахар, водку и кофе, — гудел в голове голос секретаря Марьивановны, которая приснилась почему-то длинноногая, в бесстыдном мини и с бутылкой дорогого виски.

— Тьфу на тебя, — пробурчал во сне Нехренавичюс. Услышав это, жена недовольно заворочалась и спихнула депутата с узкой железной солдатской кровати:

— Знай свое место, паразит…

 

P.S.

Все факты из жизни депутата, равно как его имя и фамилия,  вымышлены.

Любые совпадения носят случайный характер.

Сергей ДЯДЕСЕРЁЖЕВ.

Комментариев: 7

  1. dvu :

    Боже, нас словно посетил дух князя К. иль К. иного.
    А вот со знаньем, где растет «трава», какая ж в том придумка? Святой долг депутата. А как иначе речи говорить?

  2. Хммм :

    Какой-то бред. Такое пишут только на заборах.

  3. Сергей ДЯДЕСЕРЁЖЕВ :

    Рад что моя заметка не оставила Вас равнодушным

  4. Доктор Геморрой :

    Не, такое пишут в отчетах депутатов о проделанной работе

  5. Хммм :

    Какая там работа депутатов, вы на свою работу смотрите. Похожая блевотина должна сочиться в канализационных трубах, а не в СМИ. Стыдно

  6. Klod :

    Где-то когда-то я это читал лет 35 назад в советских сатирических брошюрах. Правда с проекцией на тогда существовавшую реальность. Не ново, но занятно.

  7. Доктор Геморрой :

    У докторработы хватит на десятилетия. Геморрой становится профессиолнальной болезнью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.