Депутат Сейма Литвы: Вопросов в выходе стран Балтии из БРЭЛЛ по-прежнему много

Депутат Сейма Литвы, член Комиссии по энергетике Линас Бальсис считает, что все технические возможности для успешной синхронизации с электросетями континентальной Европы у стран Балтии сегодня есть при учете соответствующей политической воли для инвестиций в необходимые технические решения. «Литовским властям нужно активнее работать с Латвией и Эстонией», — сказал политик, отвечая на вопрос, насколько у трех стран сегодня выработано единое мнение относительно выхода из БРЭЛЛ.

Фото BFL

Кроме того, весомое слово у Польши, через которую страны Балтии и могут быть синхронизированы с континентальной Европой. «Сейчас есть одна линия LitPolLink, и разные мнения: в Литве считают, как и в Польше, что ее достаточно. Польше невыгодно экономически тянуть вторую линию», — говорит политик, соглашаясь, что у стран Балтии к этому вопросу разный подход. Та же Эстония, например, имеет сегодня достаточно прочные связи с Финляндией и теоретически вообще может быть завязана только на скандинавское внутреннее кольцо, которое с континентальной Европой никак не связано и при этом успешно существует. «Эстонцы раньше говорили, что для них синхронизация с континентальной Европой – дорогой вопрос, но сейчас должны проходить активные переговоры правительств трех стран. Я считаю, что они и так значительно удлинились, возможно из-за того, что времени у стран Балтии договориться между собой осталось немного, лед сдвинется», — рассуждал Л. Бальсис.

Он согласен, что вопрос десинхронизации с российско-белорусской системой – вопрос исключительно политический. «Вся сегодняшняя система завязана на Россию, на, грубо говоря, московскую диспетчерскую, где видят каждый киловатт, который «крутится» в Литве. На это мы смотрим как на небезопасную ситуацию, поскольку мы не обезопасились от умышленных или неумышленных технических неполадок», — отметил политик.

Впрочем, в выходе из БРЭЛЛ по-прежнему множество вопросов. Как в самом техническом плане и договоренностях между странами Балтии и Польшей, так и в переговорах между Москвой и Брюсселем. «Есть Калининградская область, которую оставить изолированной нельзя. Это нарушит международные конвенции. А какая модель будет выбрана – сейчас пока не известно. Особенно учитывая, что Россия объявила об открытии трех новых электростанций в Калининградской области, которые работают на газе и угле, что также влияет и на наши решения», — сказал он.

Тем не менее, по его словам, существующие договоренности подразумевают, что страны БРЭЛЛ не могут наносить друг другу умышленного ущерба. В связи с этим странам Балтии неизбежно придется вести переговоры с партнерами по БРЭЛЛ.

«В Литве принято политическое решение не пускать на свой рынок электроэнергию с Белорусской АЭС, если вдруг не дай бог ее построят. Но технически наши запреты белорусы могут обойти, если пустят электричество в Латвию, которая, как я пока слышу, не сильно протестует против этой станции. То есть это электричество может попасть в Литву через биржу. Но тогда оно по цене должно быть конкурентоспособным. А я сомневаюсь, что оно таким будет, учитывая огромные инвестиции в станцию. Разве что могут начать демпинг», — считает политик.

Еще один вызов для стран Балтии – это требование Еврокомиссии ко всем своим членам и региональным «кольцам», чтобы они могли работать в автономном режиме, без связи с сетями континентальной Европы. Для этого Литва, Латвия и Эстония в непредвиденных ситуациях должны обеспечивать себя электроэнергией сами. В теории, считает Л. Бальсис, это возможно, особенно в связи с прогрессией генерации электричества в странах Балтии с помощью «зеленой энергетики». Впрочем, в 2016 году сальдо внешних поставок в энергосистему стран Балтии составил около 5 млрд кВтч, в том числе из энергосистем России и Беларуси было поставлено около 3 млрд кВтч.

Тем временем, во время рассмотрения новой энергетической стратегии Литвы до 2030 года в парламентской Комиссии по энергетике Линас Бальсис обратил внимание на то, что в стратегии поставлена задача в перспективе отказаться от регулирования государством цен на электроэнергию. При этом при монополии, заметил он, цены могут повыситься. «Если отказаться от регулирования на розничном рынке, это может быть прямой путь к росту цен. Как мы это объясним? Там, где высокая конкуренция, такая либерализация, наверное, нормальное явление, но там, где полная монополия, где одно предприятие управляет всем, может произойти рост цен», — сказал политик.

Министр энергетики Литвы Жигимантас Вайчюнас убежден, что переход к свободному рынку в перспективе – неизбежен. Кроме того, регулировать участников рынка, оказывающих большое влияние на всю отрасль, государство может устанавливая потолок маржи доходов.

Денис Тарасенко

Добавить комментарий