Диагноз дежурного психиатра

«Не читайте… газет перед обедом» — добрый совет профессора Филиппа Филипповича Преображенского из бессмертного «Собачьего сердца» Михаила Булгакова вечно актуален. Судите сами.

С некоторых пор Сеня Бардзодраговичюс начал замечать, что с ним происходят странные вещи – то ли инфекция прицепилась, то ли одолела вовсе неизлечимая хворь. Реальная действительность не совпадала с картинкой, вещаемой средствами массовой информации. Порой проклятая действительность сильно противоречила утверждениям газет и телеэкрана. А чаще всего была полярно противоположной. Жена, увлекшаяся всякой эзотерикой, подлила масла в огонь сомнений, рассказав о существовании параллельных миров.

Вот в двух параллельных мирах и существовал последнее время Бардзодраговичюс. Например, официальные рупоры убеждали его во всеобщем росте, улучшениях и процветании. Суровая уличная действительность кричала о разрухе, гниении  и увядании. Рост цен, стабилизировавшийся в параллельном пространстве, никак не хотел останавливаться в действительности. Наоборот, паразит, — спринтерскими темпами опустошал кошелек.

На голубых мониторах сокращалась безработица. Но к бирже труда, расположенной на соседней улице, жаждущая работы очередь выстраивалась с пяти утра. Преступность, успешно поборенная МВД, совсем  распоясалась и обнаглела. Рост народонаселения, замеченный статистикой, в действительности отзывался обезлюдевшими улицами и пустующими домами. Информация о задержанной контрабанде и обилие контрафакта, выявленного  на местном рынке, наводили на странную мысль: сдано государству то, что самими таможенниками не реализовано в силу недостатка людских ресурсов и больших объемов товара.

В том измерении президенты, премьеры, мэры и простые депутаты постоянно встречались с народом, выполняли просьбы и пожелания. Можно сказать, жили в гуще избирателей. В неэкранной действительности Бардзодраговичюс за всю свою долгую жизнь никого из чиновников, по должности выше паспортистки, не встречал. Да и несчастную паспортистку припоминал только как геморрой при оформлении бумаг.

С экранов и глянцевых обложек Бардзодраговичюсу мило улыбались фигуристые красотки всех мастей в шикарных нарядах. На улице ему  попадались только представительницы непрекрасного пола: поголовно то ли в колготках на босо тело, то ли в бесформенных штанах. Женщины в платьях и юбках почти не встречались.
В той экранно-газетной действительности люди пели, танцевали, смеялись, шутили, спорили о достоинствах шикарных машин и пляжей Доминиканы. В неправильном реальном мире хмурые человечки стенали, жаловались и постоянно искали, что дешевле. Таблички с обращением к самоубийцам, смонтированные на мостах через реки и железные дороги,  намекали:  количество отчаявшихся велико.

Там — свобода слова и собраний, тут — судебные приговоры и полицейские акции. Там — дружба народов и международное сотрудничество, тут — всякофобии и лай с соседями. Там — честный и неподкупный депутат. А в реальности он же вымогал деньги на строительство особняка стоимостью  в миллион его зарплат.

Дальше так жить Бардзодраговичюс не мог. Утром в понедельник написал прошение с просьбой предоставить политическое убежище в параллельном мире. Ответ в виде кареты скорой медицинской помощи последовал незамедлительно.

— Шизофрения, — авторитетно заявил дежурный психиатр. — Расщепление сознания. За пару месяцев поставим на ноги. Главное сейчас —  покой и никакой информации.

Сергей Дядесережев

Диагноз дежурного психиатра

  1. Доктор Геморрой :

    Хорошо. Сразу полегчало на душе. Оказывается, все лечится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.