Энергетический «развод»: свет Запада… Взгляд Эстонии

Процесс выхода стран Балтии из электроэнергетической системы БРЭЛЛ (Беларусь-Россия-Эстония-Латвия-Литва) и переход в сети континентальной Европы сколь грандиозный, столь и неоднозначный в оценках представителей самих стран, вознамерившихся «развестись» с восточной системой. «Литовский курьер» весь март подробно рассказывал о позициях Латвии и Литвы. В этом номере заключительная часть этого материала – мнения эстонской стороны.

Фото из архива «ЛК»

Модель Литвы – небезопасная?

Напомним: до 2025 года все три страны должны работать в общей энергетической системе континентальной Европы. Для этого каждая страна должна будет потратить сотни миллионов евро, но большинство средств выделит ЕС. Впрочем, конечный вопрос – цены на электроэнергию для потребителей – пока открыт. Повысятся они или понизятся, сегодня не готов сказать никто. Но главный на сегодня вопрос – сумеют ли три страны договориться между собой и выработать единое мнение. Только после этого можно будет подавать заявку в Еврокомиссию на финансирование проекта.

В эстонской госкомпании Elering, которая управляет электроэнергетическими сетями Эстонии, подсчитаны инвестиции, которые необходимо будет вложить стране для синхронизации с сетями континентальной Европы.

«Что касается Эстонии, то необходимо строительство новой линии электропередач с Латвией. Это самый главный шаг, который мы, в Эстонии, должны сделать. Еще один шаг – мы должны провести реновацию двух сегодняшних линий с Латвией. (…) Стоимость этих трех линий, о которых я говорю, около 150 млн евро», — рассказал «Литовскому курьеру» представитель Elering Айн Кестер, отмечая, что существующая в Эстонии инфраструктура позволяет подготовиться к процессу с меньшими инвестициями, нежели в Литве. Для сравнения, литовский оператор Litgrid подсчитывает, что за десять лет на укрепление инфраструктуры потребуется почти 642,5 млн евро.

Однако, по словам представителя эстонской компании, в настоящий момент существует разный подход к процессу самой синхронизации.

«Но самый главный вопрос, что будет между Литвой и Польшей. Мы в Эстонии считаем, что должно быть две линии. А в Литве предлагают: давайте все сделаем быстро и с одной линией (существующей сегодня единственной линии LitPolLink.– Прим. ред.). Мы же считаем, что две линии необходимы в целях безопасности. Если что-то случится при единственной линии, неважно что, самолет упадет на вышку, вышка обрушится, то мы сразу потеряем это соединение. Это основной вопрос, и он должен быть решен до лета или в течение лета», — говорит А. Кестер. Стоит отметить, что Литва изначально также хотела просить о финансировании второй линии, однако против такого сценария категорически высказалась Польша.

Говоря о полном прекращении работы в действующей системе БРЭЛЛ, эстонский энергетик не высказывался, что линии необходимо полностью разрывать.

«Это очень каверзный вопрос. Мой ответ:  торговля должна вестись на равных условиях. Если Россия хочет продавать энергию тут, в Эстонии, она должна и принимать нашу. Если же Россия не хочет этого, то  тогда и эти соединения, возможно, не нужны. Хочется надеяться, что нормальная торговля возможна между Россией и странами Балтии», — заключил он.

Ждут общего решения

Эстонский экономист Райво Варе, комментируя затраты Эстонии при выходе из действующей электроэнергетической системы БРЭЛЛ и синхронизации стран Балтии с сетями континентальной Европы, отмечает, что декларируемые относительно небольшие инвестиции Эстонии в этом проекте могут измениться.

«Где-то 150 млн евро из общей инвестиционной программы для всех нужных вещей, в том числе и с дополнительным кабелем для возможных морских ветряных парков – это немного. Но если потребуется отключение от российских сетей (БРЭЛЛ при синхронизации с сетями Европы, но с сохранением соединения с Россией. – Прим. ред.),  потребуются дополнительные деньги. (…) Смычка (с Россией. – Прим. ред.) остается и так, и так. Только вопрос в том, она остается на всякий случай, или она остается, как сейчас – на постоянной основе. В этом большая разница. Для этого нужно строить конвектор. А конвектор будет стоить, я думаю, миллионов триста, может, и больше», — пояснил «Литовскому курьеру» экономист.

Он отметил готовность Эстонии, однако обратил внимание на отсутствие четкой договоренности между всеми тремя странами: как именно должна пройти синхронизация – с одной линией в Польшу или двумя, а также другие вопросы.

«С точки зрения Эстонии, этот вопрос давно определен. Мы готовы отключиться. Но мы не можем и не хотим этого делать без наших балтийских соседей. (…) Это вопрос только общебалтийский. И тут мы возвращаемся к тому, с чего начали: Польша, Литва, что решают и что дальше», — отметил экономист, подчеркивая, что в принципе эта тема, несмотря на то, что до завершения переговоров по выработке единой позиции стран Балтии осталось совсем немного времени, в Эстонии активно не обсуждается.

Производители в ожидании

Руководитель Enefit Energiatootmine – главного энергетического производства Эстонии, Нарвских электростанций – Тыну Аас, комментируя планы руководителей стран Балтии по синхронизации до 2025 года с электроэнергетической системой стран континентальной Европы, утверждает, что какие-то конкретные подготовительные процессы, а тем более практические шаги в настоящий момент не реализуются.

«Мы пока не участвуем в этой игре. Мы пока не делаем ничего», — сказал он «Литовскому курьеру», отвечая на вопрос о планах по укреплению инфраструктуры производства и передаче электроэнергии, которая неизбежно потребуется для успешной синхронизации с континентальной Европой.

Он отдельно отметил надежность, с одной стороны, сегодняшней работы, а с другой – самодостаточность Эстонии, у которой возможности по обеспечению собственной электроэнергией выше, чем у других Балтийских республик. «Мы продаем и в Финляндию, и в Литву, через Латвию. У Литвы есть линия с Польшей. От нас идет в Финляндию, из Финляндии в Швецию, из Швеции в Норвегию. У Литвы есть соединение со Швецией. Круг», — напомнил энергетик. Ранее в Эстонии публично критиковали планы синхронизации без строительства второй линии электропередач с Польшей, против чего выступает как Литва, так и сама Варшава. Отдельно эксперты рассматривали альтернативный план для Эстонии – не идти с Литвой и Латвией в сети континентальной Европы, а создать собственное энергокольцо со странами Скандинавии, которые не работают в системе сетей континентальной Европы.

«Эстония – единственная страна (в Балтии. – Прим. ред.), которая полностью может обеспечить себя электроэнергией. Даже финны не могут. Зимой Финляндия покупает электроэнергию», — добавил гендиректор Нарвских электростанций, которые состоят из двух крупнейших в мире сланцевых тепловых электростанций – Эстонской и Балтийской.

Сам Тыну Аас в настоящий момент завершает свою работу в должности руководителя энергетического комплекса. В марте этого года было объявлено, что он передаст управление Марту Проосу, пришедшему в энергетику из сферы металлообработки.

Тем не менее, несмотря на то, что уже к началу лета 2018 года все три страны Балтии должны будут принять официальное единое политическое решение, а к осени представить проект Еврокомиссии, но менее чем за три месяца до конца срока Тыну Аас утверждает, что не ведется не просто никаких работ, но даже не идут переговоры.

«Мы пока не говорим ни о каких переговорах. Пока даже ни слова», — подчеркнул он.

Отметим, что Нарвские электростанции являются главным генерирующим производством в Эстонии, в отдельные годы производя до 95% всей эстонской электроэнергии.

Политолог: нет экономического обоснования

«Проект десинхронизации энергосистем носит преимущественно политический характер — это подтверждается и тем фактом, что несмотря на наличие многосторонних политических деклараций и программных обещаний правящих коалиций вывести их энергосистемы из БРЭЛЛ к 2025 году, до настоящего времени отсутствуют полноценные экономические и технические обоснования», — сказал «Литовскому курьеру» эстонский политолог, кандидат политических наук, профессор, декан факультета международных отношений Евроакадемии Леонид Карабешкин.

Решающую роль в этих процессах играет финансирование проекта со стороны ЕС, что является важным подспорьем для местных компаний, которые будут осваивать бюджеты, отметил эксперт. «При этом политика заключается не только в дальнейшей интеграции внутри ЕС, а также демонтаже системы регионального энергетического сотрудничества с участием России, но и в обеспечении финансирования со стороны ЕС и в период после 2021 года. В связи с ожидающимся существенным сокращением субсидирования Эстонии в новом бюджетном периоде крайне важное значение для сохранения экономической стабильности приобретают инфраструктурные проекты — в первую очередь  Rail Baltica, и во вторую — десинхронизация энергосистем», — пояснил ученый.

«По некоторым расчетам, итоговая стоимость последнего проекта составит около 1 миллиарда евро. В этой связи разворачивается борьба за то, чтобы максимальное количество средств было освоено на месте национальными строительными и энергетическими компаниями, а не ушло на сторону. Вероятно, именно в этом контексте необходимо рассматривать противоречия между странами Балтии по проектам, в которых они участвуют», — заключил Л. Карабешкин.

Эстония может «уйти» и в Скандинавию

Председатель комиссии по иностранным делам парламента Эстонии Марко Михкельсон подчеркивает, что позиция Эстонии в настоящий момент — интегрироваться в электроэнергетические сети континентальной Европы вместе со всеми странами Балтии. Однако политик подтверждает, что положение Эстонии в текущий момент прочнее, нежели других стран Балтии, а ранее даже рассматривалась альтернатива по работе лишь в системе Скандинавских стран, однако в итоге было решено солидаризироваться с Латвией и Литвой.

«Главная позиция Эстонии – эту систему мы должны строить вместе. Все три страны Балтии. И Польша с Евросоюзом, конечно. Самое главное, чтобы была уверенность, что это будет работать во всех ситуациях и условиях. Эстония уже несколько лет работает с Литвой и Латвией ради того, чтобы в итоге перейти в континентальные сети Европы. Есть и другая направленность, в сторону Севера. Но все-таки мы решили работать в едином пространстве. С подходом, что это должно быть выгодно именно всем нашим трем странам. В тех интересах, которые нам позволят быть уверенными на многие годы вперед. Что эта система будет работать, и что она обеспечит энергетическую безопасность всего нашего региона», — сказал «Литовскому курьеру» политик.

Он согласен, что до окончательного принятия решения осталось совсем немного времени, и рассчитывает, что всем трем странам удастся достигнуть единой договоренности.

«Время, конечно, течет, и проект Еврокомиссии необходимо предложить. Но, я надеюсь, что за эти оставшиеся месяцы (до июля. – Прим. ред.) решения будут приняты. (…) Но, еще раз, самое главное – энергетическая безопасность стран Балтии. (…) Еще 15 лет назад мы были островом, а уже сейчас есть соединения. У Эстонии — в сторону Скандинавских стран, у Литвы – в сторону Польши. Я думаю, что эта синхронизация, которая технически не самый простой вопрос. На техническом уровне должны быть решены все проблемы, не только с новыми линиями Литва -Польша, но и с линиями Эстония — Латвия», — сказал политик.

Говоря о судьбе старых ныне действующих смычек с системой БРЭЛЛ, он отметил, что стратегически уходя в Европу, тем не менее, «технически, полный разрыв был бы не самым здравомыслящим».

Денис ТАРАСЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.