Если гора не идет к Антосю

В марте — мае 1911–го, сидя в минском остроге за организацию нелегального учительского съезда, Якуб Колас написал стихотворный рассказ «Як дзядзька ездзiў у Вiльню i што ён там пабачыў», позже вошедший в поэму «Новая зямля». Это одно из самых красивых описаний дороги в город, его достопримечательностей в белорусской поэзии.

По сюжету «Новай зямлi» главный герой поэмы дядька Антось отправляется в Вильну не на экскурсию, а в банк — чтобы, по первоначальному замыслу произведения, продать землю, а в окончательной редакции — «купiць зямлю, прыдбаць свой кут, каб з панскiх выпутацца пут».

Прототипом Антося был Антон Мицкевич — дядя Якуба Коласа, брат отца поэта — Михала Мицкевича, который под своим именем Михал также фигурирует в поэме. Так как путешествие Антося происходит незадолго до смерти Михала, случившейся с реальным прототипом героя в феврале 1902 или 1903 года, то поездка в банк, предполагают исследователи Андраник Антонян и Алесь Белый, произошла осенью 1900 или 1901 года. Правда, Колас Вильну посетил впервые лишь в 1906–м.

Антось держал путь cначала из Столбцов в Барановичи, откуда поезд шел прямиком в Вильну и прибывал туда утром. В город пассажиры шли через тоннель:

«Дзiвiўся дзядзька тут нямала,

Йдучы тунелем да вакзала.

Як хiтра, мудра збудавана!

Як чыста, хораша прыбрана!»

Тот вокзал, который застал Антось, не сохранился. Его здание, построенное в 1861 — 1862 годах, было разрушено во Вторую мировую войну. В 1950–м на месте старого построили нынешний корпус, его адрес: улица Панярю, 56.

Из «Новай зямлi» мы узнаем, как выглядела привокзальная площадь в начале ХХ века. Сейчас здесь останавливаются автобусы и троллейбусы. А тогда ходил конный трамвай:

«Як выйшаў дзядзька наш з вакзала,

Яму аж моташна нейк стала:

Такое пекла — шум страшэнны,

Застой паветра i дух дрэнны;

Народ таўчэцца каля конкi,

Па бруку б’юць падковы звонка,

Грымяць павозкi, буды, колы,

Аж проста глушаць балаголы».

Какими улицами дошел Антось от вокзала до банка? Из поэмы неясно:

«Зрабiўшы два–тры павароты,

Людзей спытаўшы раз мо ў соты,

Спынiўся дзядзька каля банка,

Дзе ўсходы чыстыя, як шклянка».

Антонян и Белый высчитали, что дядька остановился у крыльца Виленско–Ковенского отделения Крестьянского поземельного банка, располагавшегося в здании на тогдашнем Георгиевском проспекте, а ныне — Гядимино, 7. Здание построено по проекту инженера Юлиана Янушевского в 1890 году. Заказчиком был дворянин Анджей Снядецкий — отсюда бытовавшее в прошлом название «Дом Снядецкого». Теперь здесь Вильнюсская центральная почта. В 1969 году интерьер реконструировали известные вильнюсские архитекторы Витаутас и Альгимантас Насвитисы.

В банке Антось познакомился с таким же, как и он, «сярмяжнiкам» Грышкой Верасом «з–пад Лiды, з сяла Вялiкiя Дзямiды». Вместе они отправились на Георгиевский проспект. Антось не мог оторвать глаз от достопримечательностей:

«Чым болей дзядзька разглядаўся,

Ён тым мацней тут захапляўся.

Якi тут рух i беганiна!

Як ззяюць вокны магазiнаў!»

Поэт не скрывает восхищения окружающим ландшафтом, которое вкладывает в уста своего героя:

«– Ото, брат, горад! От дамiшчы,

Ото дзе сыпалi грашышчы!

Якiя вежы i касцёлы!

Як толькi iх трымаюць долы!..»

От банка до Кафедральной площади (ныне Катедрос) — рукой подать. Здесь перед Антосем и Грышкой встает Замковая гора с «будкай» — единственной уцелевшей башней крепости:

«Зiрнi, зiрнi: гара якая!

На ёй i будка цагляная…

Ото б адтуль зiрнуць на горад! —

Забыўся дзядзька i пра голад

I падбiвае сябра Грышку

Ўзысцi на тую гару–вышку».

Обойдя кафедральный костел Святых Станислава и Владислава справа, герои «Новай зямлi» попадают в сквер, который в 1899 году назвали в честь Пушкина, а 15 октября 1901–го здесь открыли памятник поэту. В 1904 году сквер соединили с соседним Ботаническим садом, основанным уроженцем Белоруссии Станиславом Бонифацием Юндзиллом, — сейчас они составляют одно целое: парк Сярейкишкю. Памятник Пушкину простоял здесь до 1915 года. Тогда русские оставили Вильну. Им на смену пришли немцы. Бюст классика сняли. В 1922–м, когда город принадлежал Польше, уцелевший постамент перенесли к костелу Святой Екатерины (улица Вильняус, 30), водрузив на него бюст Станислава Монюшко, композитора, родившегося под Минском, отдавшего много лет жизни Вильне. В 1955 году в парке у Замковой горы установили новый памятник русскому классику. Здесь он простоял до 1992–го, когда его перенесли к Литературному музею Александра Пушкина на улицу Субачяус, 124.

Сквер у Замковой горы и прежде, и сейчас был излюбленным местом прогулок горожан, что отметил и Колас. Прохаживалась здесь «найболей моладзь гарадская»:

«А панiчы снуюць стрыжамi,

Ў паненак цэляцца вачамi,

Так от i льнуць, як рой да грэчкi,

Як матылi на тыя свечкi.

На доўгiх лаўках пажылыя

Сядзяць паны, як бы святыя,

Багата ўсе яны адзеты,

Чытаюць кнiгi ды газеты».

Если в сквер пускали всех, то на Замковую гору — по билету. Антось и Грышка только решили подняться наверх, как «тут з будкi стораж iх спыняе»:

«Сябры спынiлiсь — грошай шкода;

Ў чупрыны рукi запускаюць,

Аб гэтай справе разважаюць:

За што плацiць? Пустая справа…

Але ж iзноў — зiрнуць цiкава,

Як там з гары ўсё выглядае.

I дзядзька стоража пытае:

— А колькi той бiлет каштуе?..

Нiяк у Вiльнi не шанцуе!

— Ўсяго шэсць грошаў. Заплацеце,

Тады сабе, здаровы, йдзеце.

— Дзе наша, брат, не прападала:

Каб наша лiха не даждала! —

Гаворыць дзядзька наш разважна,

Ў кiшэню лезучы адважна.

Сябры бiлеты пакуплялi

I на гару пашыбавалi».

Побывать в Вильнюсе и не подняться на холм с руинами замка? Это было бы непростительно. Возможно, сам Колас бывал здесь не раз. Но точно — однажды проделывал тот же путь, что и дядька Антось. В 1949 году поэт с ностальгией вспоминал, как «танцевал когда–то на Замковой горе в Вильно».

Современному туристу, поднимающемуся по крутому склону, несомненно, будут понятны чувства запыхавшегося Антося:

«– Ото, гара, як печ, крутая!

I вось чаму дарожка тая,

Бы шрубка, ўецца па–над бокам:

Узлезь, папробуй, простым крокам!

Ну, брат, гара, аж ногi млеюць».

До XVI века здесь была неприступная резиденция великих князей литовских, потом тюрьма, военная крепость. В начале ХХ столетия в единственной уцелевшей башне оборудовали кафе, а теперь в ней музей. Лишь открывающаяся с возвышенности панорама за последнее столетие почти не изменилась:

«А слаўны вiд перад сябрамi

З гары высокай адчыняўся!

Хто вiдам тым не любаваўся?

Ўнiзу гары ляглi прыгожа,

Як бы разоркi памiж збожжа,

Дарожкi роўныя, крывыя.

Над iмi дрэвы маладыя

Ў сваёй пакоячай цiшы

Сплялi жывыя салашы.

Агромны горад, цесна збiты,

Ўвесь блескам сонейка залiты,

Займаў узгоркi i нiзiны;

Дамы стаялi, як вiцiны,

То ўдоўж, то ўпоперак радамi,

То закрывалiся садамi

Або дзе ўзгоркам крутабокiм;

А дзе васпанам адзiнокiм,

Расцерабiўшы сабе пляц,

Як горды пан, стаяў палац».

Этот «палац» — скорее всего, дворец, в котором в начале ХХ века находилась администрация виленского генерал–губернатора, наместника русского царя, а теперь — резиденция президента Литвы. «Пляц» — современная площадь Дауканто, 3.

Антось с Грышкой еще долго продолжали любоваться красотами Вильны, которые Колас передал так точно, как будто сфотографировал:

«А мiж высокiх дамоў–градак,

Свой пэўны маючы парадак,

Вiлiся вулачкi так–гэтак

Густою тканню цёмных клетак.

Ў гары, высока над дамамi,

Пазалачонымi крыжамi

Блiшчалi цэрквы i касцёлы,

Узняўшысь к небу галавамi,

На сонцы ззяючы вярхамi;

I гоман iх званоў вясёлы

Ў паветры гуў таемна, злучна

I замiраў дзесь мiлагучна».

С одной стороны Замковую гору окружает Старый город, с другой — река, называемая по–белорусски Вилейка, а по–литовски — Вильня (от нее происходит название города), которая впадает в Вилию, или по–литовски Нярис:

«Налева, мiж гор крутабокiх,

У берагах сваiх высокiх,

Па камянях, бы тая змейка,

Вiлася шумная Вiлейка

I, закруцiўшыся дугою,

Знiкала зараз за гарою.

А справа ўнiз свабодным махам

Лягла другая рэчка шляхам,

Як бы сталёвая пружына;

То Вiлiя, Лiтвы дзяцiна,

Няслася пышна мiж абрываў

Блiскучай стужкай гожых звiваў».

Воспользовавшись поэмой Якуба Коласа как поэтическим гидом, пройдитесь и вы по проспекту Гядимино, поднимитесь на Замковую гору, оглянитесь вокруг и откройте для себя лучшие виды Вильнюса.

Виктор КОРБУТ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.