Если я промолчу…

Если бы был жив основатель неореализма, лауреат пяти «Оскаров» легендарный итальянский кинорежиссер Федерико Феллини, и если бы он жил в Литве, то обязательно снял  фильм о дискриминации.

И это непременно получился бы жесткий, но очень честный фильм, сценарий либо сюжет которого вертелся бы вокруг наших родителей и нас. Итальянский гений показал бы людей, загнанных в угол обстоятельствами. Герои фильма пытаются решить для себя фундаментальную проблему выбора: приспособиться к парадигмам дня или пытаться идти своей дорогой, наперед зная, что терний встретится больше, чем роз?

Классический рекламный трейлер фильма мог бы звучать так:

«Если я промолчу, то, возможно, никто никогда больше об этом и не скажет».

Взгляд со стороны

Кстати, я тоже не думала, что стану говорить и писать на эту тему. Но подтолкнул случай. Доктор социальных наук Рафаэль Муксинов, объясняя мне проблематику тем, связанных с образованием школьников в Литве, привел ужасную цифру – 42% детей, согласно официальной статистике, утверждают: в школах их угнетают по национальному признаку. То есть, к примеру, татарские или эстонские дети в литовских школах не стали литовцами. А немецкие или литовские дети в русских, польских школах не стали русскими или поляками.

Хотя, как отмечают сами учащиеся школ с литовским языком обучения, маразма в юношеском понимании этого слова в славянских школах во сто крат меньше, чем в титульных. Здесь я позволю себе длинную цитату, но, надеюсь, читатели меня простят, поскольку на диктофон говорит ученица 11 класса литовской школы. Кстати, единственная среди одноклассников, владеющая русским. Девушку зовут Лина – фамилию не называю только потому, что вряд ли откровения Лины понравятся руководству гимназии:

— Русская школа привлекательней  из-за менталитета педагогов и учеников. По крайней мере, для меня это так.

В русских школах между учениками, между  учителями, между учениками и их учителями и особенно  между администрацией и всеми остальными нет таких конфликтных ситуаций, как в литовских школах. Конечно, у вас тоже бывают разногласия, но вы хотя бы пытаетесь найти компромисс — администрация принимает во внимание предложения школьного совета, а не откровенно посылает совет к черту, не ворует ваши деньги, не заискивает перед политиками.

Наконец, не слышала, чтобы администрация русских школ оскорбляла или унижала учеников в глазах родителей. Тем более, требовала, чтобы «родители, которых волнует будущее их детей»,  приезжали посреди рабочего дня в школу на 20 минут, чтобы посмотреть, как их детки курят за пределами школьной территории. Ну, или не их детки, какая разница?!

Думаю, что до такого маразма смогли докатиться только очень сильно европеизированные менеджеры литовских школ. При этом они совершенно не знают, как именно обстоят аналогичные дела в самой Европе, на которую любят ссылаться…

Моя учительница русского языка полностью разделяет мое мнение насчет общения. Она раньше преподавала в русской школе и до сих пор очень сожалеет, что ей пришлось уйти.

И вот мой простой вывод: считаю, что русские школы лучше. Во-первых, в них изучают больше языков. Во-вторых, процесс обучения более человечен, что ли. В-третьих, в окружении русскоговорящих чувствуешь себя комфортней, спокойней и безопасней – как-то так…

Еще раз, читатель, извините за столь обильную цитату. Но без нее неснятое кино Феллини не понять. Конфликт в том, что загнанные в угол родители рано или поздно должны для себя решить: их ребенок пойдет в литовскую школу, идеально выучит язык, получит какие-то бонусы, но никогда литовцем по менталитету не станет? Или их ребенок пойдет в русскую, польскую, еврейскую или белорусскую школу, так же идеально выучит язык титульной нации, останется не только по крови, но и по духу инородцем, но не получит столь необходимых бонусов для продвижения по карьерной лестнице?

Само собой, мы сегодня говорим только о родителях и детях, стремящихся чего-то достичь в жизни, а не заранее согласных сидеть в кассе в ТЦ Maxima или мыть писсуары за границей.

Все решилось бы элементарно, будь в Литве образовательная цепочка, позволяющая после школы продолжить образование, например, на русском языке. Но увы… Такого нет. И вообще непонятно, где располагается граница той интеграции, о которой говорят, например, в Министерстве образования?

Вопросы, вопросы…

— Мы славяне. Мы — представители мира с удивительной  историей,  высочайшей культурой, глубокими традициями. Когда Литву даже не упоминали в прусских летописях, Русь уже процветала. Считаю, что любому человеку очень важно не оторваться от своих корней, не потерять себя, — сказала мне соседка по лестничной клетке, у которой сынишка в 2013 году пошел в первый класс.

— Я хочу, чтобы мой ребенок знал свой родной язык, свою историю и культуру, — добавила собеседница.

А вот еще один комментарий, тоже от соседей:

— Мы долго решали, в какую школу отправить  учиться дочь. Взвешивали «за» и «против» и остановились в итоге на школе с русским языком обучения.

Сами заканчивали русскую школу. Значит, сможем помочь дочке. К тому же, интуитивно чувствуем, что в русских школах педагоги более подготовлены, всегда готовы прийти на помощь родителям, посоветовать, как лучше донести знания до ребенка и не только знания.

Такова теория. А как с практикой? И я воспользовалась фрэнд-линией… Девушка, к которой я обратилась за комментариями, в карман за словом, как говорится, не полезла:

Александра, школа «Жарос»:

— Я учусь в русской школе потому, что тут я «своя». Это мой язык и моя культура, которую я люблю. Коллектив не считает меня «другой» — нет противопоставления по национальному признаку.

К слову, мне моя школа напоминает одну большую семейку: бабушки, дедушки и куча мам. И все держатся друг за друга. Приятно быть частью чего-то большого и важного.

А вот мнение подруги из гимназии имени Василия Качалова.

Алиса, гимназия имени Василия Качалова:

— Как обстоят дела в литовских школах, я знаю лишь понаслышке и, честно сказать, ситуация там абсолютно не радует. Как, впрочем, все, что связано с Литвой и ее культурой.

Почему я хочу учиться в русской школе? Потому что только в русской школе обучают нормальные добродушные учителя, которые всегда доступно объяснят материал. Только здесь есть учителя, которые поймут и придут тебе на помощь. Только здесь хорошая система обучения и ребенок может получить достаточное количество знаний. Но, честно сказать, я опираюсь исключительно на свою гимназию. У нас здесь все отлично — и обучение, и учителя, и отношение к ученикам, да и в целом все. Мне кажется, в литовских школах главный принцип — содрать с бедных детей и их родителей побольше денег и вдолбить в голову детишек неправильные знания, а в русских школах, в первую очередь, думают об учениках и  их будущем.

Ответы, ответы…

Формат газетной статьи не позволяет мне взглянуть на проблему шире. Но примерно то же белорусы рассказали бы о белорусской гимназии. Евреи – о еврейской школе. А литовцы – о своей. Это естественно, точно так же, как любовь ребенка к матери.

Надеюсь, в Литве никто не желает, чтобы в спину или в лицо говорили: «Валите, русские, в свою Россию» или «Валите, белорусы, в свою Беларусь». Это так же обидно и несправедливо, как в Ирландии услышать «Валите, литовцы, в свою Литву». Мир стал глобальным – это его реалии. Но умозрение многих его населяющих остановилось на уровне каменного века – это тоже реальность.

Беда в том, что среди этих «многих» — масса госчиновников, считающих, что только они знают, как жить нужно, а как – нет.

Мне 17 лет, я, как и все в этом возрасте, хожу в школу, делаю уроки, ем и влюбляюсь. Но мне не хочется, чтобы какой-то националист или откровенный дурак на деньги моих родителей решал, как мне учиться и жить, прикрываясь демагогическими тезисами о достижениях демократии.  В борьбе за равенство и соблюдение прав и свобод нам нужно переосмыслить весь комплекс созданных правил. Конечно, в известном смысле они универсальны. Но, тем не менее, в каждой стране, думаю, должны обладать особенностями.

Для себя пока не открыла сути слова «демократия». Ясно только, что мы совсем перестали уважать друг друга. В том числе и в сфере образования. Двадцать лет идет его реформа, а оптимальный вариант пока не найден. Может, его и нет?

Боюсь,  маршируя по пути реформ, их апологеты давно забыли о главном европейском принципе – ценность в многообразии. Если исходить из этого постулата, надо хотя бы в сфере образования предоставить каждому возможность не только получать, но и продолжать образование на родном языке.

Тем более, когда система ценностей одного из векторов базируется на такой мощной культуре, как славянская и русская в частности. Недаром весь мир в восторге от ее лучших образцов, а русское и советское образование долгие годы считалось эталонным. Зачем же бездумно отказываться от лучшего?

Думаю, за столь большую ценность есть смысл побороться.

Агния ПОДМОСТКОEurasian Media Laboratory

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.