Философский камень Мафусаилов из Волковыска

Ольга Андреевна Урбанович

112-летней бабушке Ольге Андреевне ее внучка Нина Владимировна Соловей представила нас как сотрудников пенсионного фонда. Иначе — никак. Бабушка боится лишнего внимания. Тихим, но уверенным и четким голосом шепчет:

— Я уже на том свете, все забыла и ничего не помню. Восемь лет как света белого вообще не вижу. Все спрашиваю у внучки, ночь на дворе или день? Детей всех похоронила, четырех внуков, а сама живу…

Внучка Нина заботливо поправляет старушке одеяло:

— Стесняется бабушка. На самом деле память еще отменная. И в здравом уме. До сих пор совета у нее спрашиваю. Представьте, недавно пришла ко мне в гости подруга, так бабушка взяла ее за руку и про все-все расспросила. А сколько молитв знает, а сколько песен! Бывает, слышу, поет себе тихонечко.

А когда старушке измерили давление, медики лишь удивленно переглянулись. 120/80. Как у космонавта. И сердце крепкое. Как ей это удается?

— Бабушка в жизни хлебнула горя: война, муж, после плена вернувшийся с другой женщиной… А сильные и, главное, добрые люди всегда выживают. Представляете, еще девять лет назад она сама за собой ухаживала. Пусть уже и была слеповатая. Приедем к ней в Свислочский район — а у нее чистенько, прибрано, огород прополот. Только пришлось ее забрать к себе. Инсульт… Год не вставала. А потом потихонечку, по стеночке начала ходить. И до сих пор ходит! Конечно, поначалу бабушка о деревне грустила, но когда мы ее привезли в родную хату, походила, пощупала и лишь махнула рукой: «Тут уже все не то, поехали, внучечка, домой». Смирилась…

Владислав Иванович Носко

Ему 112? Бросьте! Читает без очков, смотрит телевизор, рот полон зубов, да и к гостям, хоть и пошатываясь, но вышел сам. Говорят, еще пару лет назад брал удочку и ходил к ближайшему карьеру поселка Красносельский на рыбалку. Сейчас уже, правда, его самый дальний маршрут пролегает из комнаты на балкон. Но паспорту приходится верить. А в нем черным по белому записано, что год рождения Владислава Ивановича — 1900-й.

Годы, конечно, свое берут. Вопросы Владиславу Ивановичу приходится кричать чуть ли не в ухо, ответы едва разбираешь. Впрочем, что стало для него тем «философским камнем», который продлил жизнь до немыслимой планки, разузнать нам все же удалось.

— Это все идет от Господа Бога. Именно он решает, сколько всем нам отмерено и кто как проживет…

— А среди друзей либо родственников долгожители были?

— В деревне две женщины. Одна — местная — в 110 лет умерла, другая — из Варшавы — аж в 120!

Слушаю Владислава Ивановича и провожу параллели с историей жизни Ольги Андреевны Урбанович. Оба коротают свой второй век на ногах. Оба работали до последнего. Дедушка отправился на пенсию только в 84 года! Оба питались со своего огорода, оба не прочь махнуть стопку — «для укрепления сосудов». Читаю про старика Носко информацию на сайте райисполкома: «Вместе с женой вырастили и воспитали 8 детей. Большая дружная семья, окружившая его искренней любовью и заботой, — путь к долголетию и счастью». Родственники в унисон мне твердили: старики для них — совсем не обуза. Наоборот, гордость семьи. Может, душевное равновесие и есть тот самый главный фактор?

Дмитрий УМПИРОВИЧ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *