Где хранится наследие

Несколько лет назад часто говорили о реституции культурного наследия, вывезенного когда-то из Беларуси за рубеж. Но решение проблемы застопорилось. Когда стали разбираться, выяснилось, что отправка за границу многих ценностей происходила с формальной точки зрения законно. Ведь не было до 1991 года такого независимого государства, как Беларусь, поэтому и решали в других странах — что взять себе, а что оставить.

Есть и другой аспект: отдельные страны приняли законы, защищающие взятые у соседей трофеи. Чтобы не вести бесполезных споров, в Беларуси пошли другим путем: белорусские и зарубежные музеи, архивы стали проводить совместные выставки, обмениваться раритетами, переиздавать старопечатные книги.

Тем не менее вопрос реституции ценностей не снимается с повестки дня и даже включен в проект Кодекса о культуре.

Еще в 2009 году при Совете Министров была создана комиссия по выявлению, возвращению, совместному использованию и введению в научный и культурный оборот национальных культурных ценностей, оказавшихся за пределами страны. В ее состав включены представители министерств и ведомств, научные работники.

Компетенция комисcии прописана в статье 79 проекта Кодекса о культуре. В статье 78 говорится о том, что культурные ценности, вывезенные из Беларуси с нарушением национального законодательства и норм международного права, а также временно перемещенные в эвакуацию во время вооруженных конфликтов, подлежат обязательному возвращению независимо от времени, обстоятельств и места вывоза.

Но это — закон на будущее. Профессор Адам Мальдис еще в 1980–е годы был одним из создателей комиссии «Вяртанне» при Белорусском фонде культуры, и благодаря ее работе изданы обширные каталоги национального наследия, находящегося за рубежом:

— Конечно, учтено далеко не все. Но примерно понятно, на что Беларусь вправе претендовать. Так, мы вряд ли можем рассчитывать на перевоз назад коллекции графа Эмерика Чапского, которую он сам отправил в XIX веке из Станьково в Краков, из тогдашней Российской империи в Австро–Венгерскую. А вот Крест Евфросинии Полоцкой, исчезнувший в начале Великой Отечественной войны из могилевского музея, если объявится, то должен быть нам однозначно возвращен. Мы знаем, что, например, картины из дворца Немцевичей в Скоках находятся сейчас в Калуге, вывезенные туда в 1915 году во время эвакуации периода Первой мировой войны…

Не поставлена точка в судьбе библиотеки Хрептовичей, находившейся до Первой мировой войны в Щорсах и отправленной в Киев — там она хранится по сей день. Но пока что поступили по–дружески: Национальная библиотека Беларуси при содействии Национальной комиссии по делам ЮНЕСКО создала библиографический каталог книжного собрания, находящегося в Национальной библиотеке Украины.

В 2015 году были созданы база данных и интернет–портал национальных культурных ценностей, которые оказались за пределами Беларуси, — viartannie.by. Как рассказала первый заместитель министра культуры Ирина Дрига, в начале нынешнего года на заседании комиссии по выявлению культурных ценностей, которые оказались за пределами страны, будет рассмотрен вопрос об усовершенствовании базы данных.

По словам начальника управления по охране историко–культурного наследия Министерства культуры Игоря Чернявского, проблема остается насущной:

— Над ней работают и представители Министерства иностранных дел. В этой сфере нужна также юридическая и научная поддержка. К сожалению, по сложившейся мировой практике оригиналы ценностей, за редким исключением, не возвращаются странам их происхождения.

Реалистично смотрит на перспективы реституции и директор Национального исторического музея Олег Рыжков:

— В свое время я возглавлял Гомельский дворцово–парковый ансамбль. К счастью, еще в советское время наши сотрудники смогли вернуть из России некоторые предметы, пропавшие во время Великой Отечественной войны. Кое–что было возвращено из Москвы и в собрание Госмузея БССР — нынешнего НИМ. Теперь я считаю более продуктивным обмениваться выставками, издавать каталоги. В феврале в НИМ приедет литовско–польская коллекция вещей Радзивиллов. Она уже путешествовала по соседним странам, и мы давали для нее оружие XVI века. В вильнюсском музее «Дворец правителей ВКЛ» в 2015–м экспонировался так называемый пояс Витовта XV века из нашего собрания, в Берлине — предметы на тему Победы 1945 года. Реализуя подобного рода международные проекты, мы получаем доступ к фондам музеев других стран. Это шанс найти там что–то белорусское, но не с целью предъявить свои претензии, а привезти на историческую родину и показать людям.

Альтернативными способами возвращения культурных ценностей поделилась и Ирина Дрига:

— Это долгосрочный депозит предметов из зарубежных музеев в наши, оцифровка произведений искусства, архивных документов, библиотечных собраний. Примером может служить передача польской стороной в качестве депозита на 25 лет предметов интерьера для Дома–музея Адама Мицкевича в Новогрудке. Еще один пример — организация в Национальном художественном музее выставки cлуцких поясов из фондов московского Государственного исторического музея.

Совместно с библиотеками и архивами России, Украины, Литвы, Польши, Финляндии, на территории которых находятся части архивно–библиотечного комплекса Несвижской ординации Радзивиллов, реализуется проект по его виртуальной реконструкции. Начата такая же работа в отношении Сапегов.

Для специалистов не секрет, что значительная часть книг Радзивиллов и Сапегов была вывезена из Несвижа и Деречина в конце XVIII — начале XIX века в Санкт–Петербург и хранится в Российской национальной библиотеке. Заведующий отделом редких книг РНБ белорус Николай Николаев смотрит на реституцию ценностей как на неоднозначную проблему:

— Возвращение ценностей на родину сейчас происходит в виде цифровых копий, факсимильных изданий, каталогов. В 1920–е годы поляки забрали из нашей библиотеки в Варшаву свои (и вместе с ними многие наши) рукописи и старопечатные книги, а потом потеряли их — в годы Второй мировой войны. Значит, иногда лучше, чтобы ценности находились в разных местах. Главное, чтобы продолжалось сотрудничество по изучению раритетов. А эта работа ведется и по виртуальной реконструкции библиотеки Сапегов, и по переизданию вместе с Национальной библиотекой Беларуси книг Скорины. Плодотворное сотрудничество сложилось с брестскими библиотекарями.

Конечно, проблема реституции непростая. Реальность такова, что сейчас не столь принципиально, где лежит наше достояние — в хранилище Минска, Москвы или Парижа. Важно, чтобы его берегли как зеницу ока и экспонировали — для ценителей прекрасного, а также описывали и публиковали — для ученых.

Сегодняшняя логистика, развитие интернета (когда выставки проводятся даже в сети) позволяют осуществлять любые обмены раритетами, сохраняя при этом нерушимыми права нынешних владельцев.

Виктор КОРБУТ.

Добавить комментарий