Готовимся к переселению тюрем

В 2016 году самое большое число заключенных на 100 тысяч жителей приходилось на  Россию – 467 сидельцев. На втором месте Литва – 305 человек. Далее идут Латвия — 240 арестантов; Азербайджан – 238; Грузия — 227,9; Эстония – 225; Украина – 204… Для сравнения в Великобритании на 100 тысяч населения приходится примерно 150 заключенных.

Ни социальная наука, ни строй жизни всего мира еще не изобрели иных, кроме тюремного заключения, способов борьбы с преступлениями.

Фото BFL/Кястутиса Ванагаса

День сегодняшний

Навряд ли виленский губернатор, который в 1901 году принимал участие в закладке новой городской тюрьмы, мог подумать, что сто лет спустя вокруг Лукишкского тюремного замка разразится столь активная административно-хозяйственная суета. Его коллега, вильнюсский градоначальник Юозас Имбрасас, в 2006 году одним из первых заговорил о том, что это учреждение необходимо убрать из центра литовской столицы. Он ссылался на то, что условия содержания заключенных не соответствуют европейским требованиям, да и вопрос безопасности не вполне отвечает мировым стандартам.

Уже в декабре того же года литовское правительство принимает решение о переносе Лукишкской тюрьмы и следственного изолятора за городскую черту. А вот куда – дискуссия продолжается до дня сегодняшнего. Все намеченные даты переноса остаются на бумаге, и перестроечный зуд обостряется с приходом нового руководства страны.

Первоначально под строительство было предложено несколько участков – два в районе Ново-Вильни и один в Пагиряй. Тогда бывший министр юстиции Пятрас Багушка активно начал работать над проектом строительства новой тюрьмы и следственного изолятора. Однако жители Вильнюсского района из тех мест, где намечалась стройка, активными акциями протеста вынудили проект закрыть. Таким образом и тюрьма, и изолятор остались на своих местах.

26 январе 2010 года президент Литвы Даля Грибаускайте лично посетила Лукишкскую тюрьму и ознакомилась с положением дел в этой структуре. «Лукишкская тюрьма – рана столицы Литвы Вильнюса», – цитировала ее слова пресс-служба президента. Осмотрев тюрьму и тюремную больницу, она пришла к выводу, что состояние тюрьмы «ужасающее», условия содержания заключенных нарушают все нормы, камеры переполнены, а некоторые помещения находятся в аварийном состоянии. Глава страны потребовала перенести тюрьму не до 2014 года, как это было предусмотрено планами правительства, а по возможности раньше. Но не раньше и не позже этого не случилось. Причина не нова – в госбюджете так и нет денег для строительства новых современных тюрем или на кардинальную реновацию старых.

Согласно утвержденному правительством Литвы проекту,  к 2014 году из центра столицы планировалось выселить Лукишкскую тюрьму, а к 2017 году – находящиеся там же СИЗО и больницу для осужденных. В 2017 году Лукишкский комплекс планировали продать. Кстати, согласно тому же плану в республике намечалось переселить еще 3 учреждения мест лишения свободы, а именно Исправительную колонию  в Мариямполе, СИЗО в Шяуляй и женскую колонию в Панявежисе.

Робертас  Крикштапонис на своей первой встрече с журналистами на посту директора Департамента тюрем при Министерстве юстиции Литвы в декабре минувшего года подтвердил, что следственный изолятор Лукишкес – устаревшее заведение, которое нужно из центра города убирать.

Он сказал: «На улице Лепкальне уже выделен участок, где будет строиться комплекс зданий. Надеюсь, что к двадцатому году тюрьмы в центре города не останется».

Вместо тюрьмы гостиница или…

Министерство юстиции провело общественный конкурс среди горожан на тему, какие объекты смогли бы разместиться в тюремном замке, если его все-таки перенесут. Так, среди предложений было переоборудовать здание тюрьмы в музей, гостиницу, ресторан, ночной клуб, кинотеатр или открыть в нем танцевальные и концертные площадки. Учитывая тот факт, что здание это является архитектурным памятником, большинство граждан склонялось к предложению создать здесь  гостиницу-музей тюремной тематики.

 Все предложения по переоборудованию были тщательно изучены специальной комиссией, которая должна была выбрать наиболее приемлемый вариант с коммерческой и культурной точек зрения. При переоборудовании тюрьмы прежде всего необходимо сохранить архитектурный ансамбль, так как Лукишкская тюрьма входит в список объектов культурного наследия.

Тюрьмы,  переоборудованные в гостиницы, большей частью сегодня представлены в Европе. Такие отели можно найти в Великобритании, Германии, Швеции, Финляндии, Словении. Они пользуются большой популярностью у туристов.

 Кстати, комплекс тюремных построек Литва пыталась продать с торгов еще в 2007 году за 12 млн литов – это почти 3 млн евро. Первыми о желании купить постройки заявили французы, которые мечтали превратить тюремное учреждение в отель.

Виленский тюремный замок

Закон от 11 декабря 1874 года устанавливал два рода уголовного наказания в Российской империи: краткосрочное заключение в тюрьмах до 1,5 года и долгосрочное – до 6 лет в исправительных домах. В отчете виленского губернатора за 1892 год говорится: «Тюремные здания, за исключением исправительного арестантского отдела в Вильне, по тесноте и ветхости мало соответствуют своему назначению, но по возможности поддерживаются ежегодным незначительным ремонтом, на который в 1892 году на 8 тюрем израсходовано 3200 рублей. Снабжение арестантов одеждой и обувью обошлось в 10 000 рублей, а продовольствие и путевое довольствие пересылаемых арестантов – в 3971 рубль.

В тюремных больницах состоят на излечении 1037 арестантов. На содержание их особо отпущенной на сей предмет суммы (3883 рубля 63 копейки) израсходовано всего 3222 рубля 47 копеек».

В конце XIX века существовавшая на Лукишкес губернская тюрьма не отвечала своему назначению как из-за тесноты и ветхости, так и из-за отсутствия новейших требований техники и гигиены.

Главное тюремное управление поручило академику-архитектору Г. А. Трамбицкому составить эскизы тюремных зданий, по которым впоследствии были  бы выработаны проекты, сметы и чертежи. По ним в 1901 году начались строительные работы. Производство работ было поручено инженер-полковнику К. П. Кельчевскому.

В 1901 году на земельном участке, расположенном вблизи упраздненного магометанского кладбища, была произведена закладка зданий тюрьмы. Этот участок обошелся главному тюремному управлению в 20 000 рублей.

По проекту было начато строительство срочной тюрьмы на 421 человека, административного здания с квартирами для начальника тюрьмы и его четырех помощников, а также для надзирателей. Отдельно возводились здания кухни, хлебопекарни, бани и прачечной. Началось строительство артезианского колодца с насосами для подачи воды в баки для всех помещений  и отдельной канализации для отвода сточных вод со двора и из зданий.

По распоряжению министра юстиции главное тюремное управление образовало тюремно-строительный комитет под председательством виленского губернатора. В состав комитета, на который возлагался контроль за выполнением утвержденных проектов, входили: председатель Виленского окружного суда, прокурор окружного суда, губернский тюремный инспектор, его помощник, губернский инженер, губернский архитектор, два директора попечительского комитета, начальник тюрьмы и представители местной контрольной палаты. Все работы по строительству тюрьмы выполнялись подрядным способом на конкурсной основе.

Первый кирпич

Закладка здания срочной тюрьмы состоялась 6 сентября 1901 года, а следственной – 25 июля 1902 года. Строительство зданий завершено в 1904 году. Необходимо отметить, что работы велись столь успешно, что на целый год ранее обусловленного контрактом срока здание срочной тюрьмы было уже занято.

Выстроено оно по паноптической системе. Его прототипом является здание первой Петербургской тюрьмы на Выборгской стороне, сооруженной академиком архитектуры Томишко. В народе она больше известна как следственный изолятор, или тюрьма «Кресты».

В то время в тюрьме было 200 одиночных камер. Общие камеры рассчитаны на 221 человека. Все камеры, как одиночные, так и общие, были отделаны тщательно и гигиенично. В пожарном отношении – безопасны: все сделано из несгораемых материалов, кроме оконных рам и дверей.

Из технических новшеств, которые были использованы в строительстве тюрьмы, хотелось бы остановиться на вентиляции и отоплении. Вентиляция всех камер и коридоров выполнена по самым современным технологиям того времени. Обмен воздуха в одиночных камерах равнялся 3 куб. сажени в час, в общих камерах – 2 куб. сажени в час на одного человека. Если учесть, что одна куб. сажень равна 9,731 куб. метра, то цифры весьма внушительны, т. е. в одиночке – 30 куб. метров воздуха и по 19,5 куба в общей камере. Приток свежего воздуха производился при помощи специальных калориферов, где воздух подогревался до комнатной температуры, а затем выпускался в коридоры, а оттуда в камеры. Устройство отопления и вентиляции было выполнено компанией «Джевецкий и Езиоранский» из Варшавы. Так что, когда уважаемые «эксперты» утверждают, что сегодня условия содержания осужденных в тюрьме такие же, как при царе, то они глубоко заблуждаются. Тогда были «царские» условия, а ныне…

Церковь Святого Николая Чудотворца (часть тюремного комплекса).

Особое внимание необходимо обратить на православный храм и костел. Император Николай II, знакомясь с рисунками и чертежами проектируемого в Вильне тюремного здания, выразил желание, чтобы тюремный храм был исполнен особенно благолепно. И действительно, храм по своим архитектурным тонкостям, выдержанному стилю и безукоризненной отделке вышел благолепным. По тем временам его можно было признать лучшим в Вильне, а по некоторым деталям – оригинальным.  Церковь имеет пять куполов, каждый из которых покрыт цинком. Стены храма снаружи с трех сторон фасада украшены колоннами; окна окаймлены наличниками и колоннами; на главном фасаде помещено изображение Спасителя; на двух других сторонах храма размещены иконы Божьей Матери Остробрамской и св. Николая Чудотворца.

Внутренняя отделка церкви выполнена по особым оригинальным рисункам полковника Кельчевского. Иконостас резной, дубовый; царские врата позолочены. Весь внутренний вид храма выдержан в византийском стиле и в то же время весьма оригинален. Костел находился в центральной части тюрьмы, в трех верхних этажах тюремного здания. На втором и четвертых этажах были устроены особые раздвижные шкафчики с сиденьями для молящихся арестантов. Алтарь, сооруженный из искусственного мрамора, помещался на третьем этаже. Отделка костела в романском стиле.

Постройка здания срочной тюрьмы с церковью и костелом обошлась в 503 850 рублей.

Здание следственной тюрьмы было построено по той же паноптической системе, но совершенно отдельно от срочной и имело свои собственные дворы, разделенные капитальными стенами. Дворы устроены в виде веера и примыкали непосредственно к одиночным камерам. Для женщин имелся особый двор. В здании следственной тюрьмы находилось общих камер на 147 мужчин и 24 женщины; 96 одиночных для мужчин и 11 для женщин. Всего на 278 лиц. В этом же здании было помещение для еврейской молельни. Общие расходы на строительство следственной тюрьмы составили 285 200 рублей.

Для обоих тюрем – срочной и следственной – построено специальное здание, в котором размещались две бани – для общих заключенных и одиночных; прачечная, где арестанты сами мыли свое белье; кухни; хлебопекарни и цейхгаузы для хранения казенных и арестантских вещей. В административном здании для служебного персонала тюрьмы разместились 42 квартиры для семейных и 24 для холостых. Стоимость этого здания 147 000 рублей.

Новые тюремные здания в Вильне заняли видное место как по своей обширности, так и по тем техническим усовершенствованиям, которые введены при сооружении и имели исключительно гуманную цель – облегчить участь заключенных.

«Нельзя не вспомнить, чем была тюрьма в дореформенное время и что представляет она теперь. Печать и судебное ведомство, близко соприкасающиеся с местами заключения, неоднократно отмечали случаи, когда обиженные судьбой люди совершали преступления только для того, чтобы попасть в тюрьму на «казенные хлеба». Бесспорно, что подобные случаи, к счастью, редки, однако они указывают, столь же бесспорно, что современная тюрьма уже не имеет того грозного призрака, каким была сравнительно недавно. Теперь она представляется грозной скорее в смысле нравственного наказания, так сказать, в смысле «гражданской» болезни и даже смерти, и существует как печальная необходимость. Преобразование тюремных зданий и тюремных порядков в этом отношении оказало огромное влияние. Честь и хвала всем потрудившимся, ни на минуту не забывающим о нуждах и возможном облегчении участи «несчастненьких», как метко называет русский народ «арестантов», людей вольно или невольно впавших в преступление», – эти слова написаны в начале прошлого века, сразу же после завершения строительства Лукишкской тюрьмы. Но как актуально они звучат сегодня, особенно в преддверии большого тюремного переселения.

Николай ЖУКОВ

Комментариев: 4

  1. gorozanin :

    Надо меньше сажать. Тогда и мест хватит и госбюджету будет легче. Здание надо сохранить по своему целевому назначению

  2. pavel123 :

    А вот в «демократических» США, всего 799
    человек на 100 000

  3. gorozanin :

    В плане развития демократии — есть к чему стремиться. Куда нам «УБГИМ» и «ОТСТАЛЫМ»?

  4. Мыкола :

    Даже тюрьму современные вожачки довели до ручки. Хотя бы о себе подумали в каких условиях сидеть будут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.