Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.02.28 Текущий номер: N8 (1148) 23 февраля
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Худрук театра Никифорова: Актер – профессия бесстыжая

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2012 09 20, 0:02   |   1 комментарий

Сегодняшний гость номера –  художественный руководитель Российского государственного академического театра драмы имени Федора Волкова Ольга Никифорова. Расположенный в Ярославле, театр является первым русским профессиональным театром, основанным еще в 1750 году.

6 и 7 октября ярославцы привезут в Вильнюс два нашумевших спектакля – «Екатерина Ивановна» и «Театральный блюз».

Ольга Петровна, «старейший в России и академический» – что это означает для театральной публики и актеров?

– Для театральной публики это, как сейчас модно говорить, – бренд. Все-таки приятно, когда историю театра знает весь мир.  Для актеров театра –  гордость и даже почетная обязанность нести такое громкое  имя.

Но я понимаю, что ни одна традиция, ни один бренд, ни одна гордость ничего не значат, если ты сегодня и сейчас не делаешь что-то интересное. Поэтому для меня, например, это возможность предъявить что-то. Мы предъявляем имя, а дальше мы предъявляем то, что мы делаем сейчас. Хотя приятно называть себя «Первый русский», но это скорее хороший рекламный ход. И мы играем на названии.

Вы – классический русский театр, или он в соответствии со временем модернизируется?

– Долгие годы театр был достаточно традиционным и даже консервативным. Звание первого обязывает быть на уровне. Но время идет, меняется, и невозможно жить на старых дрожжах. Поэтому у нас сейчас очень много нового, много проектов.

Громкие имена в истории театра как-то довлеют над молодежью, или она относится к именам с символическим почтением?

– Думаю, скорее второе. У нас многие выросли на имене Федора Волкова. Однако отдавая должное традициям, мы делаем другой театр.

Когда мы пришли, театр лежал на боку, молодежь разбегалась и, понятно, надо было что-то менять. Мне апеллировали: «Мы храним традиции», но какие именно, никто и не знал. Традиция – это сегодня и сейчас сделать живой современный театр. Что не означает отказ от классики.

К примеру, мы взяли пьесы Некрасова, которые никто не ставит. Поставили одну сцену в двух вариантах, и назвали этот спектакль «Некрасова.net». Оказалось, это безумно смешно и современно. Раньше на Некрасова фактически никто и не ходил, теперь у нас билетов на Некрасова не достать. Потому, что это и другой Некрасов, и иной взгляд на него.

– Литовские театралы знают, что в Ярославле много экспериментируют. Что у вас работает  Центр, который получил имя героя чеховской «Чайки» Константина Треплева, ставшего символом недооцененного и непонятого молодого таланта…

– Центр Треплева создан для того, чтобы мы могли открывать, искать новые формы. У нас нет школы как таковой, но когда проходит фестиваль «Будущее России», я приглашаю студентов театральных факультетов Москвы, Петербурга, Ярославля.

Единственная просьба: четко помнить о тональности. Критиковать без хамства, без обид. Нельзя ни на ком ставить клеймо. Центр Треплева выполняет задачу первопроходца современной драматургии. Делает всякие глупости, которые мы не можем позволить себе на большой сцене.

Мечтаю месяц проводить фестиваль «Будущее России». Сразу после дипломных работ увозить молодежь, условно говоря, на какой-то остров. И уже там замешивать и создавать труппу. Которую позже везти в Вильнюс или в Кудымкар, где вообще нет театра.

Это не такая уж утопическая идея. Вспомните, раньше ведь мог уехать целый курс в провинциальный театр.

– Каким, в таком случае, должно быть будущее театральной России?

– Каким оно будет, сложно сказать. Честно говоря, театральная школа в России на сегодняшний день не в самом лучшем состоянии. Но я представляю себе будущее театральной России только реформаторским, то есть нужно реформировать, нужно что-то делать. Потому что состояние театров и школ, которое сейчас наблюдаем – не лучшее.

– Однако билетов в России  на театральные премьеры не достать. Залы наполнены, а вы говорите – школа измельчала…

– Залы заполнены не везде. Например, в Ярославле была наполняемость 47%, стала 98%. Театр – это живое общение со зрителем. Людям нужно сходить куда-то, узнать и почувствовать что-то новое.

Иногда ловлю себя на мысли: занимаюсь таким чудесным делом! В театре не говорят – убей. В театре всегда присутствует тема любви, жизни, нет никакой скрытой пропаганды насилия, смерти. К примеру, «Екатерина Ивановна», – очень жесткий спектакль. Но ты понимаешь, что он не про жестокость. Он про то, как не надо быть жестоким.

Поэтому театр в этом смысле дает гораздо больше, чем телевидение. Тем более, что сегодняшнее кино – одна формальность: то ли школ театральных слишком много стало, то ли кастингов нет. На  телеэкране актеры достаточно среднего уровня засветились  и стали звездами.

Приезжает такая «звезда» на спектакль, играет, но внутри пустота. И становится жаль зрителя, пришедшего на лицо телеэкрана. Между тем,  в провинции есть такие актеры – просто невероятные. Рядом с ними ни питерские, ни московские звезды не стояли. Но провинциалу трудно стать звездой…

Телевидение понижает актерскую планку. Сериалов много, их надо снимать быстро. Уровень игры падает.

Ольга Петровна, расскажите, пожалуйста, что вы привезете, что мы увидим?

– Привезем уже упомянутую пьесу Леонида Андреева «Екатерина Ивановна» в постановке Евгения Марчелли. Хочу сказать, что наш Евгений Марчелли – один из самых интересных и смелых режиссеров. Он входит в правление режиссерской гильдии России.

Очень интересно работает с классикой, читает ее каким-то образом по-новому.  «Екатерина Ивановна» сделана по достаточно жесткой схеме. Мужчина и женщина, их взаимоотношения – извечная тема. Спектакль участвовал в  конкурсе «Золотая маска», получил призы в нескольких номинациях. С этим спектаклем мы были на гастролях, скажем, в Риге и в Баку. Два абсолютно разных народа, разные города, разный зритель, разный менталитет. Но приняли нас очень хорошо, благодарили за то, что мы привезли не какие-то игрушки, а серьезный, глубокий спектакль.

Подарим вильнюсцам  «Театральный блюз» – радость и счастье. Это спектакль-концерт из ретропесен. От романсов Вертинского до шлягеров семидесятых с участием  джазового оркестра. Кстати, это новая формы, которая у зрителей пользуется огромным успехом.

– А что режиссеры, актеры, руководители театра хотят приобрести в Вильнюсе?

–  Мы разрабатываем проект, который называется «Первый русский театр на сценах русских театров мира». Мы приезжаем, но хотим, чтобы местные русские театры приезжали к нам, на сцену первого русского театра. И так, мне кажется, мы поддерживаем и русскую культуру, и русский театр.

– Театральная жизнь влияет на повседневную?

– Безусловно. Я уже сто лет в театре работаю и считаю себя очень счастливым человеком. Потому что постоянно находишься в очень необычном состоянии. Вот, к примеру, на заводе ты выполнил план и идешь спокойно домой. В театре всегда очень эмоциональная жизнь; премьера не получилась – все рыдают. Получилась – все счастливы…

Очень уважаю актеров и актерский труд. Попробуй каждый вечер выходить на сцену умирать, любить, страдать, смешить и так далее. Ты не нажимаешь кнопки, чтобы стать любовником или негодяем, гномом или Хлестаковым. Ты работаешь собой. А в итоге тебе еще могут сказать, что плохо играл. Ради чего? Сегодня сыграл, а завтра тебя забыли.

Театр –  не кино и даже не фотография.

Но ведь есть роли, которые актеры отказываются играть

– Разумеется, есть. В «Екатерине Ивановне» были заявлены две актрисы. В спектакле есть сцена, где героиня обнажается. Одна из девушек отказалась от роли.

Но давайте будем честными.  Если уж идешь в актеры, то надо понимать, что актер – профессия бесстыжая. Сегодня ты – герцог или княгиня. Завтра – рогоносец или проститутка. Поэтому если хочешь добиться успеха в театре или кино, надо быть готовым ко всему.

С другой стороны, зритель платит деньги, чтобы посмотреть на тебя – герцога и на тебя же – рогоносца. Надо высоко ценить себя, как товар, за который согласны хорошо платить. Но товар суперкачества, товар штучный, товар с лучшими клеймами.

Мне нравятся из российских актеров Евгений Миронов, Чулпан Хаматова.  Остались еще и Неелова, и Юрский, и многие другие таланты. Но, согласитесь, это именно штучные, эксклюзивные продукты сцены. Кстати, они достойны любых Оскаров.

Анастасия Фролова.

Метки:  , , , , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (1)
  1. (178.20.183.32) Маргарита Ваняшова, театральный критик Ярославль пишет:

    Ольга Никифорова – не художественный руководитель Волковского театра. Художественный руководитель – Евгений Марчелли. Никифорова – зам. директора театра по творческорй работе. Ошибка журналиста довольно серьезная.
    Второе. Цитата: “Мечтаю месяц проводить фестиваль «Будущее России». Сразу после дипломных работ увозить молодежь, условно говоря, на какой-то остров. И уже там замешивать и создавать труппу. Которую позже везти в Вильнюс или в Кудымкар, где вообще нет театра”. Не надо обижать Кудымкар! В Кудымкаре есть театр – и какой! Только что он стал Лауреатом Премии Правительства России имени Волкова и стал участником Волковского фестиваля.Не думаю, чтобы Никифорова могла так сказать, равно как и назвать себя худруком театра. Это ошибки автора интервью, с которого надо бы спросить, по большому счету.






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Реклама
Мы в Фейсбуке!