Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.11.23 Текущий номер: N46 (1186) 16 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Иеромонах Давид (Грушин)

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2014 10 09, 0:01   |   Комментариев: 0

Постоянный читатель «ЛК» уже, пожалуй, привык к тому, что заметки на этой газетной полосе посвящены либо какому-то празднику, либо святому. Но сегодня, равно как и в материале предыдущего номера, эта почти незыблемая традиция нарушена. Хотя о празднике следует напомнить. Во вторник 14 октября – Покров, одно из самых любимых на Руси торжеств.

Однако давайте продолжим тему, начатую в прошлом номере. А разговор у нас шел о работе епархиальной комиссии по канонизации. И еще я обещал рассказать о кандидатах. Простите за чересчур общественно-политический термин. Можно было бы сказать «соискатель», но соискатели стремятся к должности или званию, а наши герои уже ничего не ищут, так как давно нашли желаемое. Они обрели Бога и, независимо от того, канонизируют их или нет, пребывают рядом с Ним в обителях Небесных.

Первый, с кем хочется познакомить читателя, иеромонах Давид (Грушин). В миру его звали Дмитрием Григорьевичем. Он родился в 1887 году в бедной крестьянской семье в деревне Крюковка Данковского района на Рязанщине. Учиться почти не пришлось – закончил четыре класса начальной школы. Дальше начались трудовые будни, надо было помогать отцу. Обычное дело в бедняцких семьях. К 1910 году отец умер, а домочадцы, надо полагать, худо-бедно встали на ноги. Это позволило Дмитрию приблизиться к давней заветной мечте: он отправляется на Валаам, в знаменитый Спасо-Преображенский монастырь. Тут он буквально напросился в послушники.

Но началась Первая мировая война. И в самом ее начале, в 1914 году послушника Димитрия забирают в действующую армию. Он служит рядовым в 13-м Сибирском полку. В 1917-м в боях под Ригой рядовой Грушин был тяжело ранен. Ранение это оставило след на его здоровье на всю жизнь. Далее – госпиталь и демобилизация. Дмитрий едет на родину долечиваться.

Но  долго восстанавливать здоровье в семье брата не пришлось. Через полтора года, в сентябре 1919-го, не спросив, хочет и может ли он, его опять мобилизуют. На этот раз в Красную армию. И опять западный фронт. И опять он рядовой пехотинец. Почти год тянет Дмитрий Грушин солдатскую лямку, пока в июне 1920 года его часть не попадает в плен к полякам под Полоцком. Как военнопленного его переводят в Вильнюс, где он трудится рабочим на продовольственном армейском складе. Напомню, что тогда Вильнюс, или правильнее Вильно, входил в состав Польши. Этот город подарил ему надежду на исполнение когда-то несбывшейся мечты – стать монахом.

1 октября 1922 года Грушин освобождается из плена и поступает послушником в Свято-Духов монастырь. В мае следующего года его постригают с именем Давид в монахи. А в 1924 году рукополагают в диаконский сан. 14 лет иеродиакон Давид несет послушание в Свято-Духовом монастыре. А в 1938-м он становится иеромонахом, то есть монахом-священником. Следующие десять лет, проведенные отцом Давидом в стенах обители, трудно назвать спокойными: вхождение Литвы в состав СССР, война.

В июле 1948-го архиепископ Корнилий назначает Давида настоятелем Никольской церкви в местечке Ужпаляй. Парадокс в том, что к этому времени храм был закрыт и превращен в зернохранилище. После войны в Литве под разными предлогами было закрыто 16 православных церквей. Ужпаляйская Никольская – одна из них.

Вероятно, владыка Корнилий видел в отце Давиде того человека, кто способен вернуть храм. И не ошибся. Усилиями настоятеля и прихожан в нем возобновились богослужения. Это произошло 22 декабря 1948 года.

Из книги Г. П. Шлевиса «Православные храмы Литвы»: «От использования церкви в качестве зернохранилища остались вопиющие следы: все стекла в рамах были выбиты, клиросы разбросаны, хранившееся на полу зерно смешалось со стеклом. Создавалось впечатление, что те, кто приспособил храм под хозяйственные нужды, понесли больше убытков, чем получили пользы от так называемого «хранения» зерна. Старейшая в Ужпаляй прихожанка Анна Палубинскене вспоминает, как ей, тогда подростку, приходилось вместе с другими детьми очищать церковный пол от многослойной плесени и скоблить его до ссадин на пальцах».

Но недолго настоятельствовал отец Давид в Ужпаляй. 26 августа 1949 года он был арестован. Как шутили в те времена, был бы человек, а статья найдется. Нашлась она и для иеромонаха Давида – 58-10 ч.2 УК СССР: «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений».

Простые люди в литовской глубинке оказались между двух огней. С одной стороны, «лесные братья», с другой, советские активисты, проводившие коллективизацию сельского хозяйства.

Лучше всего о жизни и деятельности настоятеля расскажут материалы дела (орфография, пунктуация и стилистика документов сохранена. – Прим. авт.).

15 апреля 1949 года утром я подошел к попу Грушину у церкви и попросил его не делать религиозных обрядов над убитым бандитами младшим лейтенантом милиции Орловым Петром. Поп наотрез отказался послушаться, ссылаясь на просьбу отца убитого Орлова похоронить его по-церковному. Я стал ему объяснять, что погибших работников милиции мы будем хоронить с воинскими почестями. На что Грушин ответил: «Вы что, хотите его похоронить, как собаку?».

Свидетель Баярунас на очной ставке с обвиняемым иером. Давидом 6 октября 1949 года показал, что при его разговоре о вступлении в колхоз с Сорокиной, иером. Грушин вмешался и заявил: «В настоящее время люди живут и имеют хлеб, а Вы хотите, чтобы люди в Литве голодали, ходили с торбами, как ходят колхозники из России. Они опухают от голода … Я жил в городе Вильнюсе и там часто видел приезжих из России колхозников с торбами (с мешками) за хлебом».

Свидетель Сорокина на очной ставке с свидетелем Сагадинасом 18 сентября 1949 года сказала: «Баярунас обратился к священнику об агитации о вступлении крестьян в колхозы, но священник отказался. Далее у них шел разговор о положении в России, как других священников награждают Орденами Союза ССР за их хорошую работу в пользу Советской власти».

Грушин отрицает, что допускал антисоветские высказывания, направленные против колхозного строительства в Лит. ССР. Изобличается показаниями свидетелей Баярунаса, Прокапавичуса, Сагадинаса и очными ставками с Баярунасом и Прокапавичусом в том, что Грушин в их присутствии проводил антисоветскую агитацию, направленную против колхозного строительства в Лит. ССР.

Из обвинительного заключения: «Учитывая, что по характеру совершенного преступления Грушин является особо опасным, его после осуждения направить для отбывания срока наказания в особую тюрьму».

Этой тюрьмой для отца Давида стал лагерь Чистюньлаг в Алтайском крае, где он и умер 20 ноября 1950 года в возрасте 63 лет, так и не оправившись до конца от тяжелых ранений.

В описи имущества, на которое был наложен арест, значится: одна деревянная кровать, одни ватные брюки, один старый подрясник, мешок пшеницы (50 кг) и одно железное ведро.

Печально знаменитая 58-я статья – это внешняя причина, вернее, повод для ареста отца Давида и многих других священников и мирян. Главная же причина в том, что эти люди пострадали за веру. И забыть их имена и деяния – преступление.

Петр Фокин, псаломщик Знаменской церкви

Метки:  , , , , , , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!