Инга Машкарина: во мне уже жив сильный характер мадам Рубинштейн

Инга Машкарина в новой постановке Русского драматического театра Литвы (РДТЛ) «Мадам Рубинштейн» создает блистательный характер великой деятельницы косметического бизнеса Хелены Рубинштейн. Актриса говорит, что стремится передать и сильный характер легендарной женщины, и портрет одинокого человека, и что в пьесе всего предостаточно – и юмора, и слез, и трагедий.

«Она была императрицей бизнеса, открыла много нового, что модно и поныне, – диеты красоты, СПА-салоны, кремы для разных типов кожи, ароматы, аксессуары и т. п. Я прочитала очень много всего о главной героине пьесы Хелене Рубинштейн и ее косметических салонах – это были многоэтажные дворцы, какие нам и не снились. Она из бедной семьи, благодаря своему характеру и трудоспособности без протекций сама завоевала весь мир. Но потом помогала всем, несмотря на свою прижимистость, знала цену каждому центу», – так о легендарной Хелене Рубинштейн, вдохновившей австралийского драматурга Джона Мисто, повествует одна из ярчайших актрис труппы РДТЛ Инга Машкарина.

Режиссер Раймундас Банионис впервые ставит спектакль в нашем театре. Премьера «Мадам Рубинштейн» в его постановке состоится здесь 30 ноября и 1 декабря 2018 г. а также  18, 19 января 2019 г. Накануне репетиции на Большой сцене театра беседуем с исполнительницей главной роли Ингой Машкариной.

– Уважаемая Инга, расскажите, пожалуйста, каков он будет, создаваемый вами образ Хелены Рубинштейн. Как идет процесс его создания?

– Надеюсь, что эта роль станет для меня еще одной творческой ступенью. Образ Хелены Рубинштейн – такой многогранный, в нем столько красок. Взявшись за эту работу, я прочитала книгу воспоминаний ее двух помощниц и ее лучшего друга на склоне лет, ирландца Патрика. Хелена Рубинштейн по сути очень семейный человек, она помогала всем, кто нуждался в помощи, а во время Второй мировой войны она из Краковского гетто, спасла своих родственников от гибели, вызволив, всем оплачивала образование.

Моя Хелена Рубинштейн – собирательный образ, я его уже люблю, она начинает жить во мне. Она настолько интересна, в ней столько красок и тонкий юмор – есть где развернуться. Здесь главное – не переборщить, соблюдать некие рамки.

– Косметика является важной частью и вашей актерской жизни. Наверное, пришлось поразмышлять о роли косметики в жизни каждой женщины? Согласны ли вы с идеей своей героини, что косметика освобождает женщин, придает им больше уверенности в себе, хотя феминистки с этим не согласны?

– В жизни я практически не крашусь, потому что мне этого хватает и в театре, а за его пределами хочется от этого отдохнуть.  Конечно, я актриса, и уход за собой нужен, но особо я этим не увлекаюсь. За свою внешность я благодарна своим корням, папе и маме. А насчет того, освободила ли косметика женщин, то по сравнению с прошлым, когда женщины не имели права ни краситься, ни носить брюки, ни курить и делать еще много чего, то, конечно, мы стали намного свободнее.  Когда женщина подкрашивается, он,а ей кажется, прячет какие-то свои недостатки. Но я считаю, что эти ее «недостатки» являются достоинствами, которые надо подчеркнуть и преподнести так, чтобы все тобой восхищались. Если ты сияешь и глаза у тебя горят, в тебе достаточно теплоты, любви и ласки, тогда не нужны инъекции и хирургическое  вмешательство. Мадам Рубинштейн говорит в пьесе: «Мой главный продукт — уверенность в себе! Перед красивой и смелой женщиной открываются все двери!»

– Пришлось ли на репетициях испытать какие-нибудь трудности, спорить с режиссером?

– Самая большая трудность – это огромный темп репетиций, времени до премьеры не осталось. А режиссеру я очень благодарна за то, что он доверил мне эту роль. Раймундас Банионис – творческий человек, очень образованный, тактичный, интеллигентный, человек большой внутренней культуры. Мы с актерами ладим с ним.

– На сцене вы будете играть втроем, с Александрой Метальниковой и Валентином Круликовским.

– Оба они – мои однокурсники, мы вместе учились у Дали Тамулявичюте, полжизни прожили в театре вместе, понимаем друг друга с полуслова. Мне редко удается играть вместе с однокурсниками, я им очень благодарна за партнерство и поддержку. Это будет хороший ансамбль на сцене…

– Режиссер упоминал, что в вашем спектакле мадам Рубинштейн будет говорить на наречии одесских евреев.

– Так как я создаю собирательный образ (ведь это не биографическая пьеса), соответственно, и говор будет обобщенный. Но это не значит, что акцент будет абы какой. Нет, я к этому подхожу очень серьезно. Когда общаюсь с евреями, я слушаю их интонации, даже дома разговариваю подобным образом, чтобы это поселилось во мне. Это другая культура, в ней следует какое-то время пожить, чтобы вжиться и чтобы это стало твоим. Это как грузинский или армянский акцент, когда говорят по-русски. Постараюсь, чтобы это было не наигранно. Я просто постараюсь прожить жизнь этого персонажа, который мне доверили. Я счастлива, что у меня есть эта роль, а судить зрителю.

– Что вы хотели бы пожелать себе и зрителям перед премьерой спектакля «Мадам Рубинштейн»?  

– Зрителям я бы посоветовала перед приходом на спектакль немного почитать о Хелене Рубинштейн и чтобы они не рассчитывали, на одно лишь развлечение.  Чтобы с первой же минуты включились в спектакль, внимательно слушали, так как, пропустив ту или иную информацию, можно не понять дальнейший ход действия. В спектакле затрагивается много тем – отцы и дети, мужчины и женщины, судьба женщины в карьере и семье. Надеюсь, что после спектакля зрителю будет над чем задуматься. Но оставим место и для интриги. Зрителю и себе желаю удачи, и мне бы очень пригодились зрительские отзывы, которые бы помогли дальше работать над образом. Реакция зрителей очень помогает актерам, даже когда в зале гробовая тишина.

Лаура ПАЧТАУСКАЙТЕ, Русский драматический театр Литвы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.