Истории с отмыванием денег: тень на банковский сектор

Фото BFL/Томаса Лукшиса

Истории с отмыванием денег, в которых упоминаются и действующие в Балтийских странах банки, негативно сказываются на репутации банковского сектора всего региона, говорит председатель правления Банка Литвы Витас Василяускас.

Напомним, что в схеме отмывания денег, по которой в 2007–2010 годах из России через страны Балтии в норвежский банк DNB было переведено 533 тыс. долларов, в качестве основного банка участвовал обанкротившийся Ūkio bankas. Часть денег перемещалась и через эстонское подразделение датского Danske Bank. Об этом утверждает американский предприниматель Билл Браудер. Кроме того, литовские прокуроры еще в начале 2013 года объявили, что через счета офшорных компаний в Ūkio bankas могло быть отмыто 13 млн долларов, которые были обманным путем получены из бюджета России в результате аферы с хищением денег.

«Балтийские страны трактуются как один рынок, поэтому нам не все равно, что происходит к северу от литовской границы. Иногда, особенно при общении с представителями надзорных служб из-за Атлантического океана, приходится начинать с объяснений, что такое Балканы, а что такое страны Балтии, и только потом начинать объяснять, чем же различаются Литва, Латвия и Эстония», – сказал В. Василяускас в интервью новостному агентству BNS.

– Как вы относитесь к новым заявлениям американского предпринимателя Билла Браудера о том, что норвежский банк DNB в 2007–2010 годах при участии банка Ūkio bankas помог отмыть 533 тыс. долларов США из России?

– Все мы прекрасно знаем, что большая часть бизнеса утративших банковские лицензии банков Snoras и Ūkio bankas была связана с обслуживанием нерезидентов. Сейчас портфель вкладов нерезидентов в Литве не достигает и 3%, а вклады с востока составляют вообще всего лишь около процента. Картина заметно отличается от наших соседей.

– В скандале с отмыванием денег тонет и Danske Bank, не сумевший проконтролировать деятельность в Эстонии. Могла ли эта история повлиять на его решение уйти из Балтийских стран?

– Трудно сказать, видимо, головной банк Danske Bank мог бы это подробнее прокомментировать, однако может быть, это был один из факторов. Это внутренние решения банковских групп, Danske Bank декларировал желание сконцентрироваться на своем домашнем рынке, который находится в Северных странах, особенно в Дании.

– Об уходе из стран Балтии Danske Bank заговорил еще два или три года назад. Показывает ли это, что банк уже тогда ощущал масштаб грозящих ему проблем?

– Мне бы не хотелось заниматься спекуляциями. В контексте своих надзорных действий мы усмотрели и риски превенции отмывания денег, мы делились этой информацией с компетентными надзорными органами Дании. Однако мне действительно не хотелось бы спекулировать.

– Эти истории с отмыванием денег, а также предъявленные главе Центробанка Латвии Илмару Римшевичу подозрения в коррупции, по всей видимости, ложатся пятном на все страны Балтии?  

– Мне бы не хотелось комментировать это отдельное дело (И. Римшевича. – BNS), это выходит за пределы центрального банковского дела. Ведется расследование, и мы увидим, какие там будут ответы. Но все эти действия под тем или иным углом касаются репутации банковского сектора Балтийских стран (…) В июне мы специально ездили в США, где обошли все надзорные органы – Департамент казны, Федеральный резервный банк. Мы пытались объяснить, в какой ситуации находится Литве в плане бизнеса нерезидентов.

Я бы обратил внимание, что наша банковская система, в отличие от Латвии и Эстонии, все еще имеет доступ к долларовому корреспондентскому банковскому делу США. Это говорит о том, что определенная разница в странах Балтии существует.

– Эти истории не отпугнули американскую компанию по управлению фондами частного капитала Blackstone, которая собирается инвестировать в банк Luminor. Какие изменения эти инвестиции могут принести на банковский рынок Балтийских стран?

– Потенциально мы можем ожидать повышения конкуренции, но это зависит от их аппетита. Финансовый потенциал Blackstone не вызывает сомнений, это люди, которые знают, что делают, но пока Luminor в трех странах Балтии все еще работает с шестью системами, поэтому приведение в порядок внутренних процессов – это вызов номер один.

Но потенциально, на мой взгляд, мы можем говорить о действительно трех равноценных конкурентах в регионе.

– Финансовый инвестор из США есть и в латвийском банке Citadele. Является ли появление таких инвесторов тенденцией или же это случайность?

– Я не думаю, что это случайность, финансовые инвесторы такого уровня случайных решений не принимают. Это шаг, основанный на расчетах, потому что уровень частного долга в странах Балтии имеет потенциал к росту, уровень разнообразия продуктов, макроэкономическая ситуация, рост экономик тоже имеют потенциал. Давайте посмотрим на отдачу банковского сектора в Балтийских и Северных странах, она очевидно отличается от остальной Европы.

Подготовлено  литовским СМИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.