Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2016.12.08 Текущий номер: N47 (1135) 24 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Йонас Вайткус: Опора театра – русская классика

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2013 02 21, 0:04   |   Комментариев: 5

Руководителем Русского драматического театра Литвы на ближайшие пять лет вновь избран Йонас Вайткус. На прошлой неделе Министерство культуры огласило итоги конкурса: из шести претендентов на пост главы театра победу одержал его нынешний руководитель.

– Уважаемый маэстро, примите искренние поздравления с новым назначением на прежнюю должность. Пять лет назад вы пришли в театр с четкими целями. Все ли удалось выполнить из намеченной программы?

– Как и обещал в начале своей каденции, я набрал актерский курс в Литовской академии музыки и театра, выпуск которого состоится в этом году. Я сохранил труппу театра, никого не уволив. При этом попробовал создать конкуренцию в самой труппе, когда на роль, будь она главная или эпизодическая, назначаются сразу два человека. С одной стороны, это своего рода страховка на случай болезни одного из актеров, а с другой, возможность сохранить работоспособность практически всей труппы, при которой не остается времени на разговоры, на лентяйство если хотите, появляется ощущение занятости и нужности. Я нашел этот путь, который намерен продолжить и в дальнейшем. Мне кажется, что он создает здоровую атмосферу в коллективе.

Третий аспект, который был намечен и который тоже выполнен, – это возможность раскрыть творческий потенциал самой труппы, чтобы сами актеры приходили с творческим заявками, с желанием что-нибудь сделать в другом качестве. Постановку трех спектаклей мы осуществили именно таким путем. Среди них – спектакль Юрия Щуцкого «Русалочка», где актриса Евгения Русакова проявила себя в амплуа художницы. В спектакле «Последний пылкий влюбленный» вместе с Ольгой Лапиной режиссером выступила актриса Елена Богданович, а Андрей Щуцкий стал режиссером спектакля «Ветер шумит в тополях». Уже есть заявки и на этот год. Так, к юбилею актера театра Михаила Макарова намечается премьера, в которой будут задействованы его дочь, жена и он сам. Получится такой семейный спектакль, режиссером  которого выступит супруга, актриса Валентина Лукьяненко.

Кроме того, в репертуаре театра появилась русская классика. Не думаю, что без классики театр может обойтись, она нужна, она стабилизирует, дает языковое и содержательное качество, и впредь будем продолжать осуществлять такие постановки.

Еще один важный момент, что за пять последних лет театр начал много гастролировать.

– Это попытка вывести театр из некой изоляции?

– Именно это мы и сделали. Стали очень много участвовать в республиканских фестивалях. Сейчас впервые поедем на фестиваль в Каунас со спектаклем «Три любящие» по пьесе Жемайте. Было много зарубежных поездок: в Израиль, на Украину,  каждый год ездим на международный фестиваль в Санкт-Петербург. В этом году отправимся на гастроли в Ярославль.

Так что Русский театр стал открытым, узнаваемым, появились зрители. Не только русские, но и литовцы приходят в театр. Возможно, этому способствовало то, что многие спектакли идут с литовскими титрами.

– Подводя итоги своего пятилетнего пребывания в должности руководителя театра, вы сказали, что «не чувствуете, что очень навредили этому театру». Что вы имели в виду?

– Каждый человек судит по-своему о том, что происходит в театре. С одной стороны, можно было бы немного жестче общаться с труппой театра, но с другой стороны, если в этом нет никакой надобности, зачем делать что-то нарочно. Совсем скоро в труппу театра вольются молодые актеры. При этом не придется никого увольнять: Министерство культуры пошло нам навстречу и профинансирует прием новых актеров.

– Значит ли это, что весь курс Йонаса Вайткуса будет трудоустроен в театре?

– Не совсем так. Из моей практики, как правило, 5-6 человек находят свое место. Другие – либо вообще уходят из актерской профессии, либо их потенциал раскрывается намного позже. К тому же у ребят будет возможность продолжить учебу в магистратуре, они вольны выбрать какую-то тему, по которой смогут углубить свои знания. От этого и будет зависеть, сколько актеров войдет в состав труппы. Думаю,  семь-девять человек придут в театр. И это немало.

– Это уже новое поколение актеров, которое свободно владеет и русским, и литовским языками. Сейчас студенты вашего курса играют в спектакле на литовском языке «Медведь» по пьесе А. Чехова. Нет опасения, что актеры будут говорить по-русски с акцентом?

– Для этого есть возможность учиться. Будем пробовать находить время и средства, чтобы приглашать учителей из Санкт-Петербурга и Москвы. Проводить так называемые мастер-классы для актеров, чтобы они профессионально развивались, учились.

Наша первая проба играть детские спектакли на русском и литовском языках с теми же актерами удалась. (Речь идет о спектакле О. Лапиной «Волшебный мелок». – Прим. ред.). Конечно, есть некие нюансы, которые можно услышать, когда русский человек говорит по-литовски. Но это исправимо. Мы продолжим опыт двуязычных спектаклей. Ольга Лапина наметила новый спектакль, который будет репетироваться уже на двух языках. Это будет неким продолжением «Волшебного мелка», но только с большим объемом и в другом пространстве. Спектакль опять будет игровым, живым общением с детьми.

– Ваша бесспорная заслуга в том, что вам удалось привести в театр литовского зрителя. Но не потеряет ли при этом театр русского зрителя, ведь его тоже надо чем-то привлечь, особенно молодежь?

– Конечно, опасения есть. Здесь важно выбрать направление, которое могло бы заинтересовать зрителя. Первое направление – это детские спектакли, второе – проекты, которые могли бы заинтересовать подростков. Так, режиссер Лайма Адомайтене уже осуществила постановку «Сумасшедшая», теперь хочет поставить еще один спектакль в таком же ключе. На это раз речь пойдет о детях, оставленных в детских домах. Подобным спектаклям, как правило, предшествует большая подготовительная работа совместно с психологами. Надеемся, что эти два направления дадут возможность притянуть в театр молодого русского зрителя, школьников. Возможно, родителей и педагогов.

К сожалению, мы так и не смогли заинтересовать в сотрудничестве русские школы.

– Как вы думаете, почему диалога не получилось?

– Мы встречались с педагогами, но в общении присутствует некий холодок или боязнь, даже не знаю. Еще не совсем понял. Возможно, это зависит от каких-то организаций, которые настроены негативно по отношению ко мне как к руководителю Русского театра. Попробуем разгадать эту загадку.

Хотя два года назад мы организовали совместный проект со школьными театрами, который, на мой взгляд, оправдал себя. Поскольку это одна из возможностей привлечь русские школы. Но одного только нашего желания и сил недостаточно – нам никто не помогает. Подавали заявку и в фонд «Русский мир», и изыскивали возможности по другим каналам найти средства, но в одиночку нам не справиться. Сейчас опять хотим возобновить проект школьных театров с приглашением аналогичных театров из Москвы, Санкт-Петербурга, подключить к проекту Ригу, Даугавпилс.

– В репертуаре театра много спектаклей, постановка которых осуществлялась вашими предшественниками. Есть ли «срок службы» у спектакля, и куда исчез «Венецианский купец»?

Все зависит от того, какое количество зрителей его посещает и как спектакль присматривается. Совсем недавно мы приняли решение, чтобы «прикрепить» к каждому спектаклю ответственного, который смотрел бы его, вносил предложения, как можно обновить, улучшить спектакль.

Что касается «Венецианского купца», здесь возникли проблемы с исполнителем главной роли. Актеру было уже тяжело играть, а вводить нового не представлялось возможности. И потом сам спектакль был очень громоздким, тяжеловесным. После нескольких спектаклей возникло ощущение, что он не находит контакта со зрителем, на него нет отзыва. Поэтому и решили снять его с репертуара.

Все наши спектакли рассчитаны на разного зрителя: кому-то хочется серьезных вещей, а кому-то – более легких. Главное, чтобы на спектакль приходил зритель, а сколько театральных сезонов он идет в репертуаре – неважно.

– Что ждет театр в ближайшем будущем?

– В планах – постановка спектакля «Ромео и Джульетта», в котором будут задействованы как молодые актеры, так и студенты. Хотим продолжить постановку музыкальных спектаклей, основу которым заложила «Елка у Ивановых». Оказалось, многие актеры могут петь, причем совсем неплохо. Надеемся привлечь в театр педагога по вокалу, чтобы он помогал находить и ставить голоса, работать в профессиональном русле, а не на уровне «кто как может».

Кроме того, грядет реконструкция театра.

– Реконструкция, из-за которой, по вашему мнению, театр может потерять помещение. Почему?

– Так уже случилось со старым зданием Русского театра в центре города. Его продали, а потом снесли. Министерство культуры, наверное, сделало все, чтобы потерять еще одну интересную площадку. Что теперь на месте старого здания? Пиццерия. Поэтому реконструировать театр постараемся поэтапно, частями. Все будет зависеть от средств. Если они будут, то все можно сделать за два года.

– Что считаете своей неудачей?

– Театр поставлен в такое положение, что как бы он ни работал – плохо или хорошо, это никак на нем не отражается. Ты можешь стараться, но бонусы за это не получишь. Я не смог эти законы преодолеть. Надеялся, что с бывшим министром культуры получится диалог, можно будет вносить ценные предложения, которые выйдут на уровень правительства. Но этого не случилось. Сейчас опять появилась надежда, что нынешний министр нас услышит. Дай бог, чтобы услышал.

– Скажите, была доля сомнения в том, что Министерство культуры может назначить другого руководителя театра?

– Конечно, была. В этом смысле я рад, что нашел контакт с людьми и это оценили. А Русский театр не может перестать быть русским, он может стать более интернациональным. Хочется, чтобы в театре появилось многоязычие, думаю, что надо искать пути, которые сближали бы людей, а не отдаляли. И самой главной опорой будет русская классика: есть еще много не поставленного. Здесь такой большой простор. И это не только пьесы, драматургия. Есть литература, которая в России еще не освоена, а уж тем более здесь, в Литве.

Надежда ГРИХАЧЕВА.

Метки:  , , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (5)
  1. (78.60.154.229) дей пишет:

    ликвидация русской культуры и языка в Литве

  2. (78.60.154.14) ЮРИЙ пишет:

    ВСЕ СОЮЗНОЕ И РУССКОЕ ИСКОРЕНЯЮТ В ЛИТВЕ , В ТОМ ЧИСЛЕ И РУССКИЙ ТЕАТР. УЖАСНЫЕ И БЕЗДАРНЫЕ РУКОВОДИТЕЛИ ОПЯТЬ ,ПРИШЛИ, – ДОБИТЬ …

  3. (5.20.185.133) Пахомовна пишет:

    Трагедии нет. Давай классику! Жги! Завлекай

  4. (78.60.99.39) interested пишет:

    Соболезнования труппе Русского драмтеатра и зрителям. ((

  5. (78.60.241.148) nik пишет:

    nda uz..






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Реклама
Мы в Фейсбуке!