Как литовских моряков из американской тюрьмы вызволяли

Вспомнить об этой драме 15-летней давности побудил звонок нашего читателя-моряка: «А помните, вы много писали об экипаже теплохода «Ялта», который в США судили за контрабанду наркотиков? Что сейчас с ними, еще сидят в тюрьме или уже на свободе?».

Эта трагическая история закончилась для одиннадцати литовских моряков и их семей счастливо. И тем она уникальна. Но, возвращаясь к тем событиям, произошедшим полтора десятка лет назад, невольно задумываешься: а если бы это случилось сейчас, кто бы встал на защиту моряков, обвиненных в тяжком преступлении? Моряки поймут, почему возникли такие сомнения.

Провожая Анатолия Золотухина (второй справа) и Игоря Никишина (второй слева) в тот злополучный рейс, их семьи и лучший друг моряк Владимир Самсонов не подозревали, что разлука продлится целый год.

С моря – в тюрьму

Но обо всем по порядку. Теплоход «Ялта» под панамским флагом, почти год простоявший на ремонте в Панаме, взял курс на Польшу и 22 июня 2003 года был задержан в Карибском море береговой охраной США. При обыске на борту было обнаружено 3,5 тонны наркотиков, оцененных впоследствии в 150 миллионов долларов. Весь экипаж, среди которых было 12 граждан Литвы и трое с Украины, а также старпом-колумбиец, согнали в столовую, заставили переодеться в бумажную робу на голое тело. Не дали забрать из кают ничего из личных вещей, даже зубные щетки. На вахту и в туалет водили под конвоем. И так два дня, пока судно не достигло берегов США.

Американские газеты опубликовали фото: измученные жарой и бессонницей моряки в оранжевых робах и в кандалах спускаются по трапу. Зрелище, прямо скажем, не для слабонервных. В городе Тампа, штат Флорида, моряков разбросали по разным тюрьмам, не давая общаться между собой. Местный прокурор сразу же предъявил обвинение: якобы моряки специально нанялись на «Ялту», чтобы купить в Панаме большую партию наркотиков и сбыть их в США (на момент задержания «Ялта» находилась в 1200 милях от США и держала курс на Европу). Каждому выделили по так называемому социальному адвокату, роль которых сводилась лишь к тому, чтобы уговорить моряков признать свою вину. Тогда, сулили они, отсидят 3-4 года и выйдут на свободу, в противном случае всем грозит до 20 лет тюрьмы. В Тампу, как потом узнали моряки, их доставили не зря – в штате Флорида самые строгие законы в отношении наркоторговцев.

Положение моряков усугублялось тем, что при себе у них не было ни личных вещей, ни денег, чтобы купить хотя бы зубную щетку, не говоря уже о съестном. Кто-то из сокамерников дал одному нашему моряку конверт с маркой, другой одолжил карандаш написать письмо домой. Чужая страна, непривычная тюремная обстановка, незнание языка, невозможность дать знать о себе родным – все способствовало тому, чтобы моряки сломались. Но они не сломались, вину свою упорно отрицали, как их ни уговаривали и ни угрожали.

А в это время в Клайпеде

Наташа Золотухина, жена второго механика Анатолия Золотухина, узнала о случившемся от подруги: «У тебя муж на каком судне, не на «Ялте» случайно? Так их арестовали, сидят в тюрьме в Америке». Это было как гром среди ясного неба. Только недавно муж звонил, сказал, что долетел до Панамы благополучно, спустя несколько дней сообщил, что судно выходит в море.

«Мне почему-то в те дни было неспокойно на сердце. Никогда так не волновалась за мужа, как в тот раз. Почему – не могла понять. И тут – такое известие. А через две недели получила от Толи письмо, написанное карандашом: так и так, мол, надо что-то делать, мы ни в чем не виноваты. Написал: есть такая журналистка, она пишет про моряков, обратись к ней. Нашла, позвонила, хотя другие жены меня отругали, дескать, зачем поднимать шум, потом в море никто их не возьмет. То ли стыдились таких чудовищных обвинений, то ли еще не понимали, что произошло непоправимое и никакого «потом» может не быть», — вспоминает Наташа те жуткие дни неизвестности.

Кто-то поначалу действительно не понимал, кто-то опасался дурной славы в городе. Мать одного моряка потрясала письмом от сына, где он писал, что все прекрасно, живут в двухэтажном доме, отдыхают. Видимо, не хотел расстраивать родителей.

Отец штурмана Максима Закурдаева Юрий, сам моряк, позвонил своему бывшему капитану Вацлаву Станкевичу – члену Сейма: что делать, как спасать ребят? Через пару дней В.Станкевич был уже в Клайпеде и встретился с семьями арестованных моряков.

«Я понимал, что моряки попали в очень тяжелую ситуацию и доказать их невиновность будет нелегко. Я сам 17 лет ходил в море и знал морскую специфику, которая береговым людям непонятна: моряки могли не видеть и не догадываться, что кто-то тайком грузил на судно контрабанду. И еще я понимал, что в одиночку ничего не добьюсь, надо подключать Министерство иностранных дел, через него – посольство Литвы в США, надо обращаться в средства массовой информации. С того и начали борьбу за моряков», – рассказал Вацлав Станкевич.

Дипломаты – настоящие мужчины

Не все поддержали тогда В. Станкевича. Кто-то говорил, что все бесполезно, другие напрямик советовали не пачкать свое доброе имя. Но в МИД Литвы, которым тогда руководил Антанас Валенис, он нашел отклик и поддержку. А. Валенис помог связаться с посольством Литвы в США. Тогдашний посол Вигаудас Ушацкас отложил все дела и принял самое деятельное участие в судьбе моряков.

«Начали с поиска моряков по Америке. Когда выяснили, что они содержатся в тюрьмах Тампы, обратились к живущему там почетному консулу Литвы Альгису Карповичюсу. Тот добился встречи с моряками, узнал, какие обвинения им предъявляют. После этого я сам полетел в Тампу. Самый драматичный для меня момент был, когда ребята спросили, что им делать – признать свою вину или стоять на своем? Никакой гарантии того, что их оправдают, у меня не было, и я ее дать не мог. А от этого зависело, будут ли они сидеть в тюрьме три года или все двадцать. Но я твердо сказал: если ваша совесть чиста, так и  держитесь, а я сделаю все возможное для вашего освобождения», – вспоминает первую встречу с моряками В. Ушацкас.

Визит литовского дипломата столь высокого ранга, его искренняя озабоченность судьбой моряков сыграли важную роль.

«Два месяца безвестности и тревоги, бездействие дежурных адвокатов, лишение всего самого необходимого – это очень угнетало. Отношение сокамерников к нам было странное – они почему-то считали нас крутыми мафиози и даже побаивались. После встречи с послом Литвы стало легче – нас не забыли, за нас борются, да и на тюремщиков его визит произвел впечатление. А главное – он сказал, как надо себя вести, и поставил точку в наших сомнениях. Посольство снабдило нас самым необходимым, организовало звонки домой», — поведал один из моряков.

По просьбе моряков посольство нашло им других адвокатов, которые горячо взялись за дело. Они скрупулезно проверяли протоколы допросов и потребовали исправить неточности, они отправили в Литву запросы, стремясь доказать, что это профессиональные моряки, уважаемые люди из благополучных семей, а не какие-нибудь преступники. Они заставили следствие сверить показания моряков, оказавшиеся одинаковыми, чтобы восстановить правдивую картину произошедшего.

Как контрабанда оказалась на борту

Часть моряков прибыла из Литвы на судно почти за год до выхода в море, несколько человек – перед самым рейсом. Ремонт шел ни шатко ни валко, но никаких подозрений у экипажа не возникало. Первый звоночек прозвенел, когда погиб один из матросов. Молодого парня нашли в интернет-кафе без признаков жизни, и его смерть выглядела как передоз. Только все это смахивало на постановку: в ботинках у него нашли пакетик кокаина, а рядом валялся шприц, на шее следы, как от удушения. Может, парень услышал или узнал что-то лишнее, а может, и правда наркоман, хотя в экипаже такого за ним прежде не замечали.

Следующим звоночком был внезапный отъезд домой капитана-клайпедчанина В. М. (не будем называть фамилию – человека уже нет в живых). И хотя тот ссылался на болезнь суставов, это было странно – столько ждать выхода в море и перед самым рейсом вдруг засобираться домой. Ему на смену прибыл капитан из Севастополя. Нормальный вроде человек, он через несколько дней вдруг запил и из своей каюты практически не выходил. Всем на судне стал заправлять старпом-колумбиец Макс де Сильва, который доверия у экипажа не вызвал. То лебезил перед моряками, то покрикивал на них, утверждая, что он на судне хозяин. Скользкий, неприятный тип.

«Еще один непонятный персонаж в этой истории – Арунас Милькинтас. Он давно жил в Панаме, женился там, а в Литве у родителей не появлялся лет пять, как сам рассказывал. Приехав их навестить в деревню Дрежай под Клайпедой осенью 2002 года, стал ходить по крюинговым агентствам и от имени судовладельца «Ялты» набирать экипаж, пообещав хорошую зарплату. Набрал через компанию «Бакена». Условия на борту действительно были неплохие: кормили хорошо, каюты нормальные, есть бассейн, сауна, спортзал с тренажерами. Милькинтас часто появлялся на судне как судовой агент, а перед рейсом мы узнали, что он пойдет с нами как электрик», — вспоминал один из моряков.

Наконец вышли в море. Второй механик А. Золотухин был на вахте в машинном отделении, когда ночью от капитана поступил приказ остановить судно. Что было потом, Анатолий узнал позднее. Старпом вызвал всех свободных от вахты моряков и велел принимать груз с причалившего катера, откуда вышли вооруженные люди. Указал место, куда надо спрятать мешки, приказал заварить. Под дулами автоматов моряки подчинились. Потом им велели снять всю одежду и выбросить за борт.

«Старпом угрожал мне, что, если ослушаюсь, они убьют мою жену. Я боялся. Когда нас остановила береговая охрана и стала допрашивать капитана, я был переводчиком. Капитан все врал, что он ничего не знал, сказал, что принять груз ночью в море ему приказал судовладелец», — писал в письме родителям А. Милькинтас.

Принимавшие участие в погрузке моряки шепотом рассказывали остальным о том, что случилось. Было понятно, что их заставили грузить контрабанду – похоже, наркотики. Так же шепотом мужчины делились друг с другом догадками, какая участь их ждет. Скорее всего, бандиты снимут груз, а потом затопят старое судно вместе с экипажем, избавившись от свидетелей.

«Мы все находились в подавленном состоянии. Когда над судном начали летать вертолеты и подошло четыре военных корабля, я даже перекрестился: значит, останемся живы!» – рассказывал потом А. Золотухин.

Мысль о том, что экипаж обвинят в контрабанде, поначалу даже не приходила в голову. Тем более что моряки сразу честно рассказали, как было дело и кто принимал груз. Но еще на борту прибывшие агенты ФБР стали угрожать двадцатью годами тюрьмы, сняли у всех отпечатки пальцев. На требование моряков вызвать литовского консула не отвечали. Уже потом они узнали, что ФБР давно следило за «Ялтой». Забегая вперед, скажем, что заправлявший всем старпом тут же пошел на сделку со следствием, дав показания против моряков, которым якобы было заплачено 80 тыс. долларов за перевозку наркотиков, и отделался всего четырьмя годами тюрьмы.

Остановившие «Ялту» военные вели себя как мародеры. Они рыскали по опустевшим каютам, рылись в вещах, забирали себе самое ценное – у кого фотоаппарат, у кого -магнитофон, французский одеколон или куртку. Перед рейсом морякам выдали аванс – военные забрали все деньги, которые нашли – у кого 2 тыс., у кого 600 долларов. У А. Милькинтаса даже пытались отобрать обручальное кольцо.

Опять же забегая вперед:  когда моряки рассказали об этом на суде, это произвело такое впечатление на одну из присяжных, что она перестала колебаться и проголосовала за оправдательный приговор. Оказалось, что ее сын, служивший в армии, точно так же пострадал от сослуживцев.

Анатолий Золотухин со своим американским адвокатом после вынесения оправдательного приговора.

Да здравствует суд – самый…

Все это время, пока моряки сидели в тюрьме в ожидании суда, связь с их семьями поддерживал член Сейма Вацлав Станкевич. Он регулярно звонил в посольство Литвы В. Ушацкасу, узнавал новости и передавал их в Клайпеду, устраивал для родственников встречи с работниками МИД в Вильнюсе и в Клайпеде, в которых участвовал лично министр А. Валенис. Организовывал телемосты с участием семей моряков и американских адвокатов. Жены и родители спрашивали, как здоровье их мужей и сыновей, как они питаются, в чем нуждаются. Адвокаты отвечали и в свою очередь спрашивали о характере и привычках своих подопечных, чтобы правильнее и доходчивее построить защиту.  В.Станкевич покупал морякам русско-английские словари, когда они изъявили желание подучить иностранный язык, организовывал передачу посылок от родных.

«Мы за этот год, пока шло следствие, очень сроднились друг с другом, помогали друг другу. Чья-то мать попала в больницу – навещали, одной женщине срочно потребовалась сложная операция – собирали деньги. Подбадривали тех, кто пал было духом, не разрешали плакать. До сих пор вспоминаю сестру Барткевича Свету, жившую в Германии, но постоянно приезжавшую в Клайпеду – она всех заряжала своей энергией, по-деловому решала все вопросы, не пропустила ни одной встречи. Очень помогли друзья нашей семьи – передавали по очереди мне деньги для Толи», — рассказала Наташа Золотухина.

По словам жен моряков, надежда на освобождение забрезжила у них после встречи с министром А. Валенисом и телефонного разговора с послом В. Ушацкасом и стала крепнуть после слов президента Литвы Роландаса Паксаса, твердо сказавшего: если наши моряки невиновны, будем до конца бороться за каждого!

МИД Литвы с подачи адвокатов направил в судебные органы США ноту с требованием обратить внимание на процессуальные нарушения в отношении моряков. По просьбе В. Станкевича организовал накануне суда приезд двух американских адвокатов в Литву. Они побывали в семьях моряков, в Морской администрации Литвы, в Литовской высшей морской школе, где учились многие из членов экипажа «Ялты». Все для того, чтобы они убедились, а потом убедили суд в том, что подсудимые – благонадежные литовские граждане, профессиональные моряки.

Первым адвокатов встретил в Вильнюсском аэропорту депутат Сейма В.Станкевич, что произвело на них большое впечатление: раз такой человек и сам морской капитан с большим стажем печется о судьбе арестованных моряков, значит, они тоже достойные люди.

«Литва тогда еще не являлась членом Евросоюза и НАТО, но активно к этому готовилась. И я как председатель парламентского Комитета по вступлению в НАТО не преминул подчеркнуть это, чтобы – не скрою – произвести на американцев благоприятное впечатление о моряках – гражданах Литвы. Ради их спасения мы не пренебрегали ничем», – рассказал В. Станкевич.

Готовившиеся к судебному процессу адвокаты, кажется, не упускали ни одной мелочи. Они брали с собой из Литвы в Америку семейные фотографии своих подзащитных, их же фото в курсантской форме, собирали на них характеристики, а если не находили, просили написать подушевнее жен и матерей. Попросили также собрать для моряков одежду, в которой те появятся перед присяжными, – обязательно в светлых тонах, опять же для благоприятного впечатления на присяжных.

Суд был назначен на 3 мая 2004 года – тоже беспрецедентный случай. Обычно суда ждут по два, а то и по три года, как российско-украинский экипаж теплохода «Звезда Мару» в штате Калифорния по аналогичному обвинению. Наши моряки появились перед присяжными хорошо подстриженными и гладко выбритыми, спрятав под светлой одеждой кандалы, как советовали адвокаты.

Присяжные совещались ровно неделю и 15 июня 2004 года вынесли вердикт: одиннадцать литовских моряков  невиновны. По остальным не было такого единодушия, и потому какой-то срок получил капитан, 19,5 года – А. Милькинтас.

Фото BFL/Каролиса Каволелиса
Тогдашний посол Вигаудас Ушацкас отложил все дела и принял самое деятельное участие в судьбе моряков.

Новая жизнь

Моряков освободили в зале суда. Один из адвокатов предложил им пожить у него на вилле. Туда отпраздновать освобождение моряков приехал и посол Литвы В. Ушацкас, привез им литовское пиво.

«Я никогда не забуду эту вторую встречу. Мы все радовались, как дети, обнимались, смеялись. Частенько вспоминаю тот день, и на душе становится теплее. Очень хочется узнать, как сложилась жизнь у этих моряков. Надеюсь, они живут счастливо после всех выпавших испытаний. Мне потом приходилось помогать другим морякам, например, из компании «Лимарко», попавшим в плен в Нигерии. Но этот случай я помню во всех деталях и, признаюсь честно, горжусь нашими литовскими дипломатами», — сказал редакции «Литовского курьера» В. Ушацкас.

Еще одна деталь. Когда министр А. Валенис узнал, что возвращение моряков домой откладывается из-за того, что нет билетов в эконом-класс, он распорядился купить дорогие билеты в бизнес-класс. Моряки это до сих пор помнят.

На родине 11 литовских моряков встречали, как героев. В аэропорту собралось море людей, желающих поздравить их с победой, – знакомые и незнакомые, родные и близкие и, конечно же, журналисты, которые в течение всего года, день за днем, освещали беспрецедентную борьбу за освобождение моряков.

«Если спросить, какой самый счастливый день в моей жизни, это, наверное, 15 июня, когда мне позвонил Вацлав Станкевич и сказал: ваш сын Максим на свободе. Были и другие замечательные даты, но этот особенный», – призналась мама Максима Татьяна Закурдаева.

Максим не оставил морскую профессию, работает на научно-исследовательском судне. Женился, сыну Владиславу 10 лет, младшему Тимофею — два года.

Механики Анатолий Золотухин и Игорь Никишин по-прежнему ходят в море, у них крепкие семьи и хорошие дети, выросшие в любящей семье.

«Наверное, если бы все тогда закончилось плохо, я одна не смогла бы дать хорошее образование нашей дочке Кате. Она окончила магистратуру в Эдинбурге и сейчас работает по контракту в Дубае. Я молюсь за Вацлава Станкевича, за Антанаса Валениса, за Вигаудаса Ушацкаса, без которых наша жизнь сложилась бы совсем по-другому», – считает Наташа Золотухина.

Многие крюинговые компании после освобождения моряков клялись, что помогут пострадавшим морякам с трудоустройством. Слово сдержала только компания «Новиконтас», которая еще и финансово помогла нескольким морякам пройти морские курсы. Один из моряков год просидел на берегу, подавшись в таксисты, прежде чем получил работу в море.

До сих пор моряки не знают, была ли и куда делась положенная в таких случаях компенсация за моральный и материальный ущерб. Ведь многие семьи жили все это время буквально впроголодь. Американские адвокаты говорили, что выплата будет обязательно. По словам В.  Ушацкаса, он только знает, что услуги адвокатов взяли на себя США, расходы по перелету домой – правительство Литвы.

***

Признаться, было непросто решиться напомнить морякам и их семьям о событиях 15-летней давности. Может, кто-то хочет вычеркнуть из жизни этот тяжелый год и никогда не вспоминать, через какие унижения пришлось тогда пройти. Не хочет думать, что было бы, если бы… Если бы не эти люди, за здоровье которых молятся Наташа Золотухина, Вильма Никишина, Татьяна Закурдаева и другие жены и матери моряков. Им, прямо скажем, повезло. Но есть ли сегодня во власти такие люди, готовые прийти на помощь попавшим в беду морякам, защитить их честь и достоинство?

Елена ЛИСТОПАД

Комментариев: 2

  1. Анатолий Лавритов :

    Хороший материал, из которого можно почерпнуть сведения и об англосаксонском праве, не утруждающем себя поисками объективной истины, но «позволяющем» защитникам за хорошие гонорары проявлять своё профессиональное мастерство, чтобы убедить присяжных заседателей из простого народа, что собранные доказательства не уличают подсудимых (их подзащитных) в совершении тяжких преступлений. А из этого следует, что судебные ошибки не исключены и невиновные без возможности нанять опытных адвокатов запросто оказываются за решёткой на долгие годы!За примерами осуждения российских граждан в США долго ходить не надо.

  2. Василий :

    Мутная история , мутные люди . Вопросов больше чем ответов .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.