Как ювенальная либерализация привела к подростковому беспределу

Фото BFL

На прошлой неделе похоронили 13-летнего подростка, который был зверски убит сверстниками. По мнению полиции, это убийство было спонтанным – в ходе хулиганских подростковых разборок ему разбили голову камнями. Но у СМИ другая версия: скорее всего, причиной избиения был недавний опрос мальчика в полиции, где он мог свидетельствовать против кого-то из тех, кто потом решил по-своему с ним расправиться – устроить в назидание другим суд Линча и заставить трепетать.

Подобные разборки были распространены в лихие 90-е среди бандитских группировок. Но сейчас эти методы, похоже, переняли подростки, которые стали диктовать обществу свои правила. И эти тенденции уже трудно списать на советское время. В различных районах столицы сформировались подростковые группировки, которые живут по своим преступным законам и жестокостью превосходят взрослых. И резонансные всплески агрессии слышатся все чаще – СМИ изобилуют информацией об избиениях, самосудах, проявлениях насилия в подростковой среде. При этом нередко свои «развлечения» дети, самоутверждаясь, размещают в соцсетях, доказывая сверстникам свою невероятную «крутость».

Причина обострения подростковой агрессии и жестокости, конечно, кроется в особенности нашего времени. Современные дети привыкли жить в параллельном мире, они хотят «лайков». В этом состоянии ощущение реальности часто переходит в виртуальную реальность. Подростки не только не останавливают жестокость, но и часто снимают на мобильные телефоны сцены насилия так, как если бы снимали боевик, за который потом можно получить «лайк» и подняться на несколько ступенек в восприятии своих сверстников. Они пребывают в состоянии рассеянной реальности, которая  создает им ощущение полной безопасности. И очень часто дети, ставшие жертвами насилия, больше страдают не от того, что им дали по голове, а потому, что это потом в Сети смогут увидеть сотни знакомых и незнакомых людей. Все тогда узнают, что именно этот ребенок не может за себя постоять, и это спровоцирует дальнейшие издевательства.

Впрочем, все это всем хорошо известно. И знание этих тенденций нашего времени должно было бы только подстегнуть превенционную работу среди подростков. Однако у нас все делается с точностью наоборот. В погоне за ювенальной либерализацией вся система работы с подростками была реформирована. В стране ликвидировали инспекцию по делам несовершеннолетних и передали контролирующие и воспитательные функции многочисленным службам по защите прав детей.  Таким образом контроль над несовершеннолетними из системы внутренних дел перешел в систему социальной защиты, что не могло не сказаться на развитии детской преступности. Либерализация законов привела к тому, что по закону подростки до 15 лет не отвечают по Уголовному кодексу за участие в драках, за хулиганство и прочее. Да, к ответственности могут привлечь их родителей, но штраф по суду за первое предупреждение смехотворный – 10-100 евро. Нарушения, совершенные подростками, рассматриваются комиссариатами в общем потоке преступлений, а затем перенаправляются в муниципальные органы: это многочисленные службы по защите детей, комиссии по благополучию, психологические службы. Зачастую они дублируют друг друга, более того, никаких реальных полномочий у них нет. Нередко там даже нет специалистов с мало-мальским опытом работы с трудными подростками, и функции их сводятся к бумажной работе: поговорили, лекции прочитали, перед вышестоящими органами отчитались. В итоге подростковые группировки не контролируются – они чувствуют и знают свою безнаказанность. Только за последние три года в поле зрения полиции оказались более 2000 подростков.

Подобная ситуация привела к тому, что многие дети за стенами дома чувствуют себя небезопасно. О многих инцидентах они даже боятся рассказать родителям, находятся в состоянии загнанности. И тогда у них остается выбор: либо быть жертвой, либо самим ожесточаться. Они начинают испытывать Стокгольмский синдром: хотят  понравиться насильникам  и совершают сами преступные действия. Об этом мы вместе с представителями организации, объединяющей родителей вильнюсских школьников (VMTA), говорили с председателем парламентского комитета В. Симуликом, а также с членом парламентского Комитета по правопорядку Ю. Сабатаускасом. Мы представили многочисленные факты, которые доказывали, что нынешняя система позволяет подросткам, совершающим насилие, оставаться полностью безнаказанными. И как это ни парадоксально, наказанными оказывались их жертвы. Эти избитые дети испытывали усиление травли, а родители, ищущие правды в различных инстанциях, сталкивались с обвинениями в свой адрес, что плохо воспитали, сами виноваты и т. д. В итоге у них был один выход – самим спасти своих детей, меняя школу, город и даже страну.

 Было очевидно, что подобная ситуация приведет к плачевным последствиям. И недавняя смерть 13-летнего подростка только подтвердила это. Но в этот раз снова полиция попыталась свалить вину на самого ребенка, заявив, что мальчик был не ангел и ей хорошо «известен», многочисленные службы поторопились отчитаться бюрократическими отчетами, чтобы снять с себя ответственность и перевалить ее на родителей, хотя было известно, что мать подростка неоднократно обращалась за помощью и просила помочь ей вырвать сына из неблагополучной компании. Она даже попросила изолировать его в центре социализации, но ей формально ответили, что туда принимают с 14 лет, а ребенку еще 13. Разрозненность служб, отсутствие четкого координирования действий,  запредельная бюрократизация процессов помешали матери спасти сына. Она собиралась увезти его из страны, но не успела…

 Вот так, пока мы рассуждаем о защите прав детей и вводим ювенальную юстицию, дети погибают. Вот так полная безнаказанность развращает подростков и поощряет их к ужесточению своей позиции. Отныне трепетать должны те, кто откажется жить по их правилам.

И нашим обществом, охваченным ювенальной либерализацией законодательства и судопроизводства, все сильнее будет овладевать Стокгольмский синдром – синдром симпатии жертвы к насильнику как единственный способ выживания.

Ромуальда ПОШЕВЕЦКАЯ, депутат Вильнюсского горсовета 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.