Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2016.12.08 Текущий номер: N47 (1135) 24 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Комбриг Дима

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2013 10 31, 0:02   |   Комментариев: 0

Во время работы над книгой «Расплата» я получил письмо от дочери комбрига Давида Кеймаха Валентины Ильичевой. Это о нем сказал Герой Советского Союза Григорий Линьков: «Я потерял лучшего своего друга, страна — верного сына и доблестного защитника». Вот фрагменты из письма дочери легендарного Димы.

Настоящий комиссар

С момента начала войны — Великой Отечественной, священной, народной — минуло уже более 70 лет, но многие важные события остаются тайной. Речь в том числе о казни фашистского наместника Гитлера в Белоруссии Вильгельма Кубе. Он прибыл в Минск в сентябре 1941 года с личными указаниями Гитлера навести «истинно арийский порядок». Кубе говорил: «Надо, чтобы только одно упоминание моего имени приводило в трепет любого русского и белоруса, чтобы у них мозг леденел, когда они слышат: Вильгельм Кубе».

Он начал с массового расстрела тысяч людей. Так, в конце октября 1941 года были убиты 5 тысяч горожан в Слуцке, 7 ноября — 15 тысяч в Минске. Палачи жалели пули и живыми бросали людей в ямы… За многочисленные злодеяния Кремль приговорил Кубе к уничтожению.

В числе организаторов одной из самых громких и дерзких операций Великой Отечественной войны был умелый и мужественный руководитель разведывательно–диверсионной бригады капитан Давид Ильич Кеймах (партизанский псевдоним Дима). Давид родился 7 ноября 1906 года в Одессе в семье сапожника и портнихи. Жили скудно, грамоте учился у старших братьев, с детства был трудолюбив, настойчив. В 18 лет стал комсомольцем.

Давид был типичным представителем молодежи того времени. Без отрыва от работы учился на рабфаке, был депутатом Одесского горсовета. С 1929 года — член ВКП(б). Вскоре поступил в Московский электромашиностроительный институт, одновременно был практикантом на заводе «Динамо», секретарем парторганизации. В 1930 году Давид женился на студентке того же института Галине. Через год родилась дочь Валя. В 1938 году, после окончания аспирантуры, Давид был призван на военную службу и в звании младшего лейтенанта зачислен в артиллерийский полк. Но в связи с обострением туберкулеза отозван из части и направлен старшим инженером в Научно–исследовательский институт артиллерийских приборов. Здесь судьба свела Давида с Григорием Линьковым — начальником отдела и секретарем партийной организации. Кеймах стал его заместителем.

Когда радио сообщило о нападении фашистской Германии на Советский Союз, Давид сразу направился в военкомат. Но из–за плохого здоровья его не взяли в армию и посоветовали продолжать работу в институте. Линьков тоже просился на фронт. Он настойчиво писал одно за другим заявления в ЦК ВКП(б), потом — на имя Сталина. Это возымело действие. Его отправили в распоряжение Разведуправления Генштаба Красной Армии. Григорий Линьков участвовал в партизанском движении еще в гражданскую войну, в прошлом охотник, прошел подготовку в качестве командира партизанского отряда.

Как–то, возвращаясь с работы, Давид встретил Григория Линькова в трамвае. Когда он прямо спросил у Линькова о формировании партизанского отряда в тылу врага, тот не стал отрицать и сообщил, что подбирает комиссара.

— Возьми меня, — попросил Давид.

— Пиши рапорт!

Позже Линьков вспоминал: «Комиссаром всякого не возьмешь: мало, чтобы человек был храбр, честен, умен, он должен обладать острым даром обаяния, уметь доходить до самого сердца бойца». Кеймах всем этим обладал. Вскоре его назначили комиссаром отряда, он взял себе псевдоним Корниенко, а имя — Дмитрий.

В тылу врага и обратно

В ночь на 17 сентября 1941 года отряд Линькова, сформированный из 54 человек, на 8 самолетах вылетел в направлении Белорусского Полесья. Снарядили их хорошо: боеприпасы, взрывчатка, радиостанции, продовольствие, медикаменты были упакованы в 21 грузовой мешок. Главные задачи — ведение разведки на территории Белоруссии, организация диверсий на железнодорожных и шоссейных магистралях. К сожалению, обстоятельства сложились так, что отряд был десантирован с большим разбросом в радиусе 100 км от Орши до Березины. Был сильный ветер и непогода. Два самолета повернули обратно, четыре — пропали. Во вражеский тыл были заброшены всего 35 человек. Пропал груз с рацией, погибли радисты с шифрами. Эти обстоятельства крайне затруднили сбор отряда. Григорий Линьков долго блуждал в поисках людей. Кеймаху повезло: через четыре дня встретил своих бойцов — Битлова, Захарова, Ковалева и других, а также десантника Аминева с группой окруженцев. Еще присоединился отряд батальонного комиссара Антона Бринского. В числе этих 25 человек был старший лейтенант Василий Щербина, чья разведгруппа погибла. Затем нашлись еще 7 десантников и 24 окруженца, а также отряд из 30 человек во главе со старшим лейтенантом Басмановым. Через две недели Дима представил Бате действующий отряд численностью более 100 человек.

Дима любил людей, был с ними прост, его слова не расходились с делами. Батя позже будет вспоминать: «Особенно любила Кеймаха молодежь. В лагере на отдыхе он всегда был окружен ребятами, разговаривал с ними, шутил, они поверяли ему свои самые задушевные тайны. Он умел вовремя поговорить с человеком, вовремя помолчать, вовремя поддержать… Однако панибратства он никогда не допускал: его любили и уважали, подчинялись ему беспрекословно. Авторитет Давида держался еще на том, что он и в бою был впереди подчиненных».

До восстановления связи с Москвой командиры не теряли времени. Батя, будучи опытным партизанским командиром, постоянно переходил с одного места на другое. В населенные пункты заглядывали редко, посылая двух–трех человек за продуктами, а когда немцы нападали на след, устраивали многокилометровые марши, уходили на запасные базы, запутывали следы. В начале ноября 1941 года немцы провели против отряда Бати карательную операцию. Пришлось отходить в глубь березинских лесов. Было холодно, сыпал снег, партизаны проваливались в вязкую жижу по пояс. Диме с его больными легкими было тяжелее других. Есть было нечего, кипятили воду с болотной травой. Трое суток партизаны уходили от преследования немцев в болотах, искали щели в гитлеровском кольце.

Руководство решило разбить отряд на группы. Дима со своей вышел из окружения. Связь с Батей была прервана. Полтора месяца группа пробиралась к фронту, оставляя раненых в деревнях и в других партизанских отрядах. 15 января 1942 года Дима с группой из пятнадцати человек перешел линию фронта. Добравшись до Москвы, доложил Центру о боевых действиях отряда Бати. Два месяца в Москве пролетели быстро: отчеты, лечение, учеба и отбор людей для выполнения новых заданий. Жена Галина и дочь Валя были эвакуированы в глубь страны, и увидеться с родными Давиду Ильичу не удалось. Остались письма, которые он писал жене и дочери перед вторым вылетом в тыл врага. Это — исторический документ, живое слово солдата. Вот письмо к дочери:

«Валенька, дорогая моя девочка! Очень соскучился по тебе. Хотел бы тебя видеть, но, к сожалению, сейчас это невозможно. Фашисты находятся на нашей земле, и их нужно скорее изгнать из всех мест, куда они проникли. Вот твой папа в числе миллионов бойцов дерется с фашистской гадиной, чтобы не дать им возможности издеваться над нашими стариками, матерями и такими детьми, как ты.

А ты, дорогая Валюнька, в свою очередь, помогай родной стране в скорейшей победе над врагом, учись прилежно и хорошо, крепи и закаляй свое здоровье и всем сердцем ненавидь фашистских извергов. Помогай маме.

Как ты учишься? Как твое здоровье?

Дорогая моя дочурка, крепко–крепко целую тебя. Твой папа».

А так он писал жене:

«Галинька, дорогая! Мне не удастся здесь много побыть и тебя увидеть. Наверное, даже не дождусь твоего письма. Ты не горюй, что мы сейчас не увиделись. Держи себя крепко и Валюшу нашу расти в ненависти к фашистским мерзавцам. О, если бы я тебе рассказал, что творят эти цивилизованные дикари! Но уж и мы им тоже житья не даем, особой любовью мы у них не пользуемся. Вот и сейчас опять отправляюсь на них, чтобы не дать им ни минуты покоя ни днем ни ночью…»

Операция возмездия

В марте 1942 года Центр вторично послал в тыл врага Давида Кеймаха с группой из пяти человек. Через три дня они вышли на базу Бринского. Привезли с собой тол, мины, другие боеприпасы… Наступил новый этап в жизни отряда. Его численность росла, и партизаны объединились под общим оперативным руководством в бригаду. На их боевом счету были уже несколько пущенных под откос эшелонов противника, десятки уничтоженных машин и самолет, одиннадцать взорванных мостов.

В середине лета бригада по приказу Центра перебазировалась южнее Минска. 23 сентября 1942 года с миной в руках погиб комбриг Василий Щербина, обучавший минеров. С ним погибли несколько бойцов. Дима радировал в Центр: «При взрыве мины трагически погиб старший лейтенант В.Щербина. Большая утрата! Ходатайствую о присвоении ему звания Героя Советского Союза…» Указом от 20.01.1943 года Щербина В.В. посмертно удостоен этого звания. Командование бригадой принял Дима.

Центр 31 января 1943 года поздравил Д.И.Кеймаха с награждением орденом Ленина. К этому времени бригада перебралась ближе к Минску. Заключительным аккордом в боевой песне Давида стала организация казни Вильгельма Кубе. На гауляйтера независимо друг от друга охотилось несколько групп. Кубе знал это. Жил в постоянном страхе, окружил себя усиленным конвоем, менял маршруты, ездил на разных машинах…

Давид Ильич верил, что среди прислуги Кубе должны быть честные советские люди, которых крайняя нужда заставила пойти на эту работу. Вот среди них и надо искать того, кто сумеет исполнить приговор народа. В феврале 1943 года Дима встретился с руководителем одной из подпольных групп Минска — Марией Осиповой (по кличке Черная) — и дал ей задание найти пути подхода к фашистскому палачу. Одной из горничных, работавших в резиденции Кубе, была Елена Мазаник. Ее и посчитали самой подходящей кандидатурой. Елена не боялась никакой работы. Работала уборщицей, затем официанткой в офицерском казино. По рекомендации его хозяйки и была принята горничной в особняк гауляйтера. Она единственная из прислуги имела право выхода из него домой на ночь.

Осипова, вернувшись в Минск, встретилась с вырвавшимся из плена командиром Красной Армии Николаем Похлебаевым. Ему удалось войти в доверие к оккупантам и стать директором кинотеатра, он был знаком с сестрой Елены Мазаник — Валей…

Мазаник хотела увидеться с командиром отряда. На встречу пошла ее сестра — Валя Щуцкая, так как сама Елена не могла надолго отлучаться из особняка Кубе. 27 августа Мария Осипова и Валя встретились с Кеймахом. После этого Мазаник полностью доверилась Осиповой. Кеймахом был тщательно разработан план проведения операции, начиная от исполнения и до отхода участников в партизанскую зону. По плану мина должна была быть поставлена на боевой взвод, с тем чтобы взрывное устройство сработало ровно через сутки. Мина была доставлена самолетом из Москвы, проверена подрывниками. Осипову обучили обращению с ней.

За неделю до завершающего этапа операции Давид с другими партизанскими командирами был вызван в Центр на совещание. Накануне, 12 сентября, Дима и его заместитель Николай Федоров встретились с Похлебаевым и долго обсуждали детали предстоящей операции. 13 сентября 1943 года самолет, в котором находилась большая группа партизанских командиров, включая и Давида Кеймаха, был сбит…

Мария Осипова принесла мину из отряда в Минск и проинструктировала Мазаник. Та сумела доставить ее в особняк и поместить под матрац кровати в спальне Кубе. В ночь с 21 на 22 сентября 1943 года приговор народа был приведен в исполнение. Рейх объявил трехдневный траур по этому случаю.

Семье Давида Ильича Кеймаха было сообщено о его скором прилете. Мать с дочерью долго ждали этой встречи. Только 26 марта 1944 года семья получила извещение: «Ваш муж, капитан Кеймах Давид Ильич, в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 13 сентября 1943 года и похоронен в районе Великие Луки». Много лет вдова Галина Федоровна разыскивала его могилу. Теперь имя Давида Ильича Кеймаха выбито на плите военного мемориального кладбища в Великих Луках.

29 октября 1943 года Е.Мазаник и М.Осипова были удостоены звания Героя Советского Союза, Н.Федоров и В.Щуцкая награждены орденом Ленина. Николай Похлебаев, шофер Коля Фурц, вывозивший исполнителей операции, и другие ее участники были схвачены и замучены в гестапо. Г.Линьков и А.Бринский удостоены звания Героя Советского Союза. Давид Кеймах посмертно был награжден орденом Отечественной войны I степени.

Леонид ЗУБОРЕВ.

Метки:  , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Реклама
Мы в Фейсбуке!