Кому не нравятся «хрустящие»?

Министерство финансов продолжает борьбу против использования наличных. Оно представит правительству поправки к Закону о платежах, цель которых уменьшить расчеты наличностью, поощрять больше пользоваться электронными средствами, в то же время – снижать расценки банков за услуги. Что же говорит власть своими ограничениями?

Как известно, уже в марте в Сейме состоялось обсуждение проекта Закона об ограничении расчетов наличными деньгами. Было предложено ограничить наличные расчеты между физическими лицами, если сумма расчета превышает 5 тысяч евро, и между юридическими лицами, если сумма расчета превышает 3 тысячи евро. Закон еще не принят. Однако уже сейчас действует другое требование – обязательна нотариальная форма договора на кредиты наличностью, сумма которых превышает 3 тысячи евро.

Фото BFL

Кому на пользу ограничение сделок наличными деньгами, чего этим добиваются? Начнем с того, что человеку выгодно иметь выбор, как ему рассчитываться и осуществлять сделки. Действительно, есть много людей, для которых деньги на карточке, электронные деньги и даже виртуальные валюты – дело понятное, удобное и не вызывающее неудобства. Такие деньги они выбирают добровольно, для удобства, и, естественно, любое ограничение наличности для таких людей не имеет значения.

Есть люди и, как показал процесс обмена литов на евро – таких людей очень немало, для которых единственные настоящие деньги – бумажные, хрустящие. И нечего возмущаться такими людьми. Прежде всего, потому, что вся история денег — это история не каких-то банковских записей, а того, что можно взять в руки, пощупать, а когда-то деньги даже пробовали на зуб, чтобы убедиться в их подлинности. Добавим еще банки, которые унесли сбережения не одного предприятия и не одной семьи – и будем иметь много людей, для которых деньги в банке – только по необходимости. Всегда есть такие, которые свой риск разбивают. Часть – в банке, часть – в кошельке, и только так человек чувствует, что его деньги в безопасности. Есть и такие, кого не устраивает предлагаемое банком преимущество. Такие люди рассчитываются наличными, потому что не хотят, чтобы кто-то по какому-то случаю вздумал выяснять, сколько он заплатил гинекологу, сколько – стоматологу. Ведь в банке – как на нудистском пляже: если понадобится, институции осмотрят со всех сторон.

Что же говорит власть своими ограничениями? Она говорит – нет, человек, отныне ты не сможешь выбирать, сейчас мы решим, как ты должен рассчитываться, стало быть – в такой форме должен держать свои деньги. Почему? Потому, что у «нас», власти, есть свои мотивы. Министерство финансов категорически отметает, что такое решение будет выгодно банкам. Оно, разумеется, банкам будет выгодно, потому что банки не скрывают – с наличными деньгами много хлопот. Доходы ведь можно заработать проще – путем электронных записей. Министерство финансов отвечает – мы ограничим банковские расценки, чтобы они не имели выгоды. Стало быть, главная и единственная цель ограничения наличных денег – борьба с «тенью», с неплательщиками налогов. А за этим следует аргумент дела моды – расчеты наличностью ограничивают многие европейские государства.

Чтобы аргументировать необходимость такого радикального решения, институциям следовало бы ответить на несколько вопросов. Необходимо ли ограничить права выбора всех людей и осуществить существенную интервенцию в денежное хозяйство только потому, что власть все еще плохо собирает налоги? «Тень» любит наличные, но наличные любят и, например, пенсионеры. Потому адекватно ли рубить с плеча? Соответствует ли это регулированию экономики, основанной на оценке риска? Испробованы ли другие способы сбора налогов именно там, где налоги укрываются, а не там, где человек просто опасается банковского риска? Как будет измеряться польза этой интервенции, годится ли она для ловли контрабанды? Будет ли власть отныне гарантировать, что банки не обанкротятся? И если ответы на эти вопросы покажутся недостаточными, может, все-таки стоит воздержаться от погони за модой в таком важном секторе.

Рута ВАЙНЕНЕ, экономист
Комментарий прочитан в эфире радио LRT.

Комментариев: 2

  1. Ричард :

    Старик диктует завещание:
    Жене я завещаю 100 тысяч,сыну-50,дочери-тоже50.
    Подумав,добавляет:
    Господи,где же я возьму столько денег?

  2. Ричард :

    В заголовке хороший вопрос,но и ответ простой-все любят,но по разному.Наибольшая любовь к хрустящим у банкиров,особенно это проявляется в последние годы:лишили % по срочным вкладам,теперь будут брать мзду за каждую операцию,да ещё могут дать или не дать разрешение тратить свои кровные на нужды.Ооочень демократично.Это действительно смахивает на интервенцию в денежное хозяйство.А как на это смотрит юридическое право?Бедное право-кто его только не имеет!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.