Красный Крест: в поисках правосудия

Ежегодно 8 мая во всем мире отмечается Международный день Красного Креста и Красного Полумесяца. Этот день – прекрасная возможность выразить слова признательности тем, кто добровольно, по зову души и сердца занимается благородной миссией, спасая человеческие жизни и помогая нуждающимся.

Для Литвы он особенный вдвойне – 12 января этого года исполнилось 95 лет литовскому Красному Кресту. О том, чем сегодня живет эта организация, «ЛК» беседует с председателем литовского Красного Креста, доктором медицинских наук Константинасом Ромуальдасом Добровольскисом.

– Говоря о сегодняшнем дне литовского Красного Креста, нельзя не вспомнить некоторые моменты его истории. В созданное в Литве после Первой мировой войны содружество входило 144 человека. Среди них были известные политики и общественные деятели, врачи, которые понимали всю важность деятельности Красного Креста в трудное послевоенное время. Первые школы, которые готовили медсестер в Литве, были школами Красного Креста. Так, в больнице Красного Креста в Каунасе готовили медсестер и акушерок. Эта больница также стала и первой базой по обучению литовских врачей.

Если в начале ХХ века литовский Красный Крест был малочисленной организацией, то к середине 30-х годов у него уже были свои больницы. За свои средства Красный Крест построил одну больницу в Каунасе, другую в Панявежисе. Российский Красный Крест официально передал литовскому Красному Кресту двухэтажную больницу в Каунасе, а первый председатель содружества доктор Рокас Шлюпас за свои личные средства достроил в ней третий этаж. В этих трех больницах проходили лечение раненые, пострадавшие в боях за независимость Литвы.

Затем была построена большая больница Красного Креста в Клайпеде, а также туберкулезный санаторий в Каунасе в Панямуне, здесь же начали строить первую клиническую больницу по планам Красного Креста, появилось ортопедическое предприятие. Весь курорт Бирштонас был построен за средства Красного Креста, включая санаторий и грязелечебницы. Даже знаменитые «Витаутас» и «Бируте» – это тоже минеральные воды Красного Креста. Чуть позже, перед Второй мировой войной, польский Красный Крест отдал больницу в центре Вильнюса, а на столичной улице Диджейи, 24, у организации была своя аптека.

Поэтому можно смело говорить, что основоположником литовского здравоохранения являлось содружество Красного Креста.

– Известно, что литовский Красный Крест был и самой богатой организацией в довоенной Литве.

– Да, поэтому она и оказывала большую помощь. Но после войны ситуация изменилась: мы стали членами общества Красного Креста и Красного Полумесяца Советского Союза, а все имущество Красного Креста, включая здания и участки, было национализировано. Больницы и санатории не прекратили работы, просто они уже принадлежали органам власти на местах или министерствам. Полностью принадлежавшее содружеству имущество было национализировано советской властью в 1952-1953 годах.

В 1990 году литовский Красный Крест вновь стал самостоятельной организацией, которой вернули все права и обязанности, принадлежавшие ей до Второй мировой войны. Но как оказалось, не все – государство до сих пор не вернуло имущество, принадлежащее литовскому Красному Кресту.

Кстати, Литва — единственная из Балтийских стран, которая еще не восстановила право собственности Красного Креста на недвижимое имущество.

– Как долго вы пытаетесь добиться справедливости?

– Лично я серьезно этим занимаюсь в течение шести лет, но ничего пока не получается. Были собраны документы, подтверждающие, что Красному Кресту до 1952 года принадлежало множество зданий и участков земли в Вильнюсе, Каунасе, Клайпеде и Бирштонасе. (Доктор продемонстрировал увесистую папку собранных бумаг. В них указано, как проходил процесс национализации: а именно кто забрал, когда, то есть представлен весь список учреждений, отобранных  у Красного Креста, с указанием бывших и нынешних адресов).

Международный Красный Крест — одна из немногих негосударственных организаций, которая имеет свой закон. (Он был принят в 2000 году и в основном ориентирован на деятельность содружества). Но закон не касается возврата имущества Красного Креста. Подразумевая, что возврат имущества – это прерогатива правительства, поэтому дополнительно никаких законов создавать не надо. Однако в Литве по возврату имущества мы ничего не можем добиться.

В денежном эквиваленте стоимость этого имущества составляет всего 250 млн литов. Сумма по теперешним меркам не очень большая.

– Но вы же понимаете, что у государства вряд ли найдутся средства, чтобы вернуть даже такую сумму?

– Мы это прекрасно понимаем. Поэтому мы и не просим финансовой компенсации, а просим правительство, чтобы оно нам помогло по-другому. Одним из основных направлений деятельности Красного Креста является уход за пожилыми людьми как на дому, так и в домах престарелых. За рубежом практически все дома престарелых принадлежат Красному Кресту. В Литве у нас нет ни одного такого дома, поскольку нет помещений. Вдобавок мы не можем развивать эту деятельность, потому что у нас нет денег.

Порой до смешного доходит, говорит  доктор. Так, коллеги из Германии предложили обмен опытом: их сестры по уходу за больными на дому или в домах престарелых приедут в Литву, а наши сестры к ним.

– Нам нечем обмениваться, потому что у нас ничего нет, даже дома престарелых, – отвечаем мы.

– Как нет, – удивились немцы. – А куда вы тогда деваете кровати, постели, оборудование, которое мы присылаем вашей организации?

– Отдаем в государственные медицинские учреждения…

В этой связи мы просим четыре учреждения в Вильнюсе и Вильнюсском районе: дом престарелых Senevita, санаторий Pušyno kelias, реабилитационный центр Baldžio šilas и Центр геронтологии и реабилитации, принадлежащие в настоящее время Министерству социальной защиты и труда, отдать вместе с их функциями Красному Кресту. Это и стало бы той компенсацией, которую мы хотим получить за имущество Красного Креста.

– От экономического кризиса 2009 года первым в стране пострадал литовский Красный Крест. В результате сокращения финансирования одинокие тяжелобольные лишились присмотра медсестер. Сейчас Литва вышла из кризиса. Ваша организация это почувствовала?

– До кризиса Красный Крест опекал 2000 лежачих больных на дому. За их уход мы получали от государства ежегодно 1млн 200 тыс. литов. Эти деньги шли на содержание персонала, который присматривал за больными. С 2009 года государство в этой выплате нам отказало.

Невозможно оценить тот вред, который нанесло государство подобным сокращением. Несмотря на то, что в комитете соцобеспечения,  комитете здравоохранения говорили о том, что нельзя трогать эти деньги, нельзя без присмотра оставлять старых людей, тем не менее парламентарии решили по-другому. Причем судьбу тысячи больных решил всего один голос в финансовом комитете Сейма.

В настоящее время из Министерства здравоохранения мы получаем 300 тыс. литов в год. За эти деньги мы присматриваем за 500 больными. Очень нелегко на такую небольшую сумму осуществлять эту помощь.

Поэтому, если нам вернут эти четыре здания, с действующими в них учреждениями опеки, то деятельность Красного Креста можно будет расширить.

–  Как правило, о деятельности Красного Креста чаще приходится слышать, когда речь заходит о военных конфликтах или экстремальных ситуациях. А чем еще, кроме социальной опеки, занимается организация в мирное время?

– Сегодня литовский Красный Крест насчитывает в своих рядах четыре тысячи человек, и еще почти две тысячи добровольцев помогают содружеству.

У нас есть специальный отряд Красного Креста в Висагинасе, который создан на случай экстремальных ситуаций. Он способен оказать первую медицинскую помощь до приезда врачей. Отряд довольно хорошо работает, участвует в различных международных соревнованиях и учениях, проходящих под эгидой Красного Креста.

В планах создание отряда по оказанию психологической помощи. В него будут входить 42 добровольца. В чрезвычайных ситуациях они смогут оказывать психологическую поддержку пострадавшим.

Содружество занимается также поиском людей, пропавших в годы Второй мировой войны, а также тех, кто находился в еврейских гетто, контентрационных лагерях и лагерях для военнопленных. Разыскивает воинские захоронения и дает возможность родственникам посетить могилу.

Красный Крест помогает семьям беженцев, просящих политическое убежище в Литве. Обеспечивает их правовой помощью, обучает литовскому языку.

В рамках международного проекта помощи людям, находящимся за чертой бедности, литовский Красный Крест обеспечивает их продуктами первой необходимости. Эта программа осуществляется в Литве с 2005 года. Только в прошлом году за продуктовой помощью обратились 550 тысяч жителей Литвы. (В этом году эта цифра составила 225 тысяч жителей, чем немало удивила моего собеседника. Доктор считает, что она слишком занижена и не соответствует реальному положению).

Пищевые продукты (муку, сахар, масло, рис, крупу, горох, макароны, мясные консервы и сухие завтраки) в Литве распространяют три организации: общество Красный Крест, благотворительный фонд Maisto bankas и католическая организация Caritas.

Хочу подчеркнуть, что отделения Красного Креста необходимо по всей Литве, во всех самоуправлениях. Но пока они есть только в 36 городах, а нужны еще 24, чтобы их в общей сложности было 60 (по числу самоуправлений).

– Что мешает их созданию?

– Надо найти людей, которые хотели бы в них работать.

– Вы все-таки надеетесь, что вопрос с реституцией решится в пользу организации?

– По крайней мере, хочется надеяться. Проделана очень большая работа: собраны все материалы по принадлежащей собственности. Эти документы были переданы в Сейм Литвы,  в Министерство социальной защиты и труда, в Министерство здравоохранения, но результата нет. В соседних Латвии и Эстонии все, что принадлежало Красному Кресту, вернули либо зданиями, либо выплатили компенсацию за них. Литовский Красный Крест пока не получил ничего. Парадокс, но больница Красного Креста в Вильнюсе уже выставлена на продажу. То есть начали продавать чужое имущество.

Следующий наш шаг: опираясь на поддержку Федерации Красного Креста, мы подадим в суд на Литовское государство. Другой дороги у нас нет. Если новое правительство не решит этот вопрос, я постараюсь еще за свою каденцию на посту руководителя организации разрешить эту ситуацию.

Надежда ГРИХАЧЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.