Литва спорит с рейтинговым агентством

 

Выход Великобритании (Brexit) из Евросоюза среди стран Восточной Европы наиболее негативное влияние окажет на Литву, говорится в отчете  рейтингового агентства Standard & Poor’s (S&P). По подсчетам экспертов агентства, в Великобритании проживают 5,4% граждан Литвы, их денежные переводы составляют 1,2% ВВП страны.

Кроме того, основную часть инвестиций в Литве составляют фонды ЕС, поэтому выход Великобритании из ЕС и последующее сокращение бюджета ЕС негативно отразятся и на Литве. Денежные переводы в Литву из иностранных государств в прошлом году достигли примерно 1 млрд евро, что составляет 3% ВВП.

Реакция Минфина

В свою очередь, в Министерстве финансов Литвы заявили, что в анализе якобы есть «нелогичные выводы, а также неточные данные, на основании которых Литва была причислена к самым уязвимым странам».

Самая уязвимая страна была установлена при использовании индекса, сконструированного по четырем факторам: часть вклада Соединенного Королевства в структурные фонды ЕС, из которых выделяются инвестиции стране; часть экспорта в Соединенное Королевство в ВВП; часть иммигрантов в Соединенном Королевстве, процент от всех жителей страны; соотношение денежных переводов из Соединенного Королевства с ВВП.

В анализе представляется оценка риска только развивающихся стран Европы (англ. emerging Europe): 11 стран ЕС (Литвы, Латвии, Эстонии, Словении, Словакии, Венгрии, Польши, Болгарии, Чехии, Румынии, Хорватии), а также Турции и России.

Согласно прогнозам аналитиков, если бы оценивались все страны ЕС, Литва не была бы среди самых уязвимых, подчеркивает литовский Минфин. Якобы самые негативные последствия Brexit почувствовали бы Ирландия, Нидерланды, Бельгия, Мальта, Кипр и Люксембург. Отрицательное влияние ощутила бы и Германия, но оно не было бы таким сильным.

В анализе делается вывод, что появляющееся сразу через торговый канал (экспорт) прямое влияние на 13 стран будет минимальным, но наибольшее влияние почувствуют Литва, Чехия, Венгрия, Польша и Словакия.

«На самом деле, такое влияние на экспорт Литвы было бы небольшим, поэтому непонятно, почему Литва названа лидером. По данным того же самого анализа S&P видно, что соотношение литовского экспорта в Соединенное Королевство и ВВП (2,5%) намного ниже, чем у Эстонии (3,2%) и Латвии (3,9%),но эти страны Балтии даже не упоминаются в анализе как уязвимые по этому показателю», — заявил литовский Минфин.

S&P предоставило Литве первое место по сумме переводов из Соединенного Королевства. Между тем, по данным Центробанка Литвы, переводы жителей из Соединенного Королевства в 2014 г. составляли 213,5 млн евро или 0,6% ВВП, по предварительным оценкам Министерства финансов, переводы из Соединенного Королевства в 2015 году могли составлять около 300 млн евро или 0,8% ВВП, то есть намного меньше, чем указывается в анализе (1,2%). Впрочем, в этой части Минфин не скрывает, что говорит только об официальных переводах, между тем после того, как налоговая инспекция Литвы стала облагать налогом на прибыль, например, мать эмигранта, который переслал ей деньги в помощь, а в случае неуплаты штрафовать, многие ушли «в тень».

В свою защиту Минфин рассуждает, что граждане Литвы, проживающие в Соединенном Королевстве, если бы и захотели переехать из-за влияния Brexit, то, скорее всего, отправились бы в Ирландию, Норвегию.

«Это означает, что денежные переводы работающих за границей литовцев продолжали бы поступать в домашние хозяйства Литвы, поощряли бы потребление и рост хозяйства. Вернувшиеся также увеличивали бы ВВП Литвы, работая непосредственно в Литве», — сделав только предположение, но сразу после него категоричное утверждение, продолжает Минфин.

Сомнения, уверена литовская сторона, вызывает и представленная в анализе оценка соотношения иммигрантов из Литвы и жителей страны (5,4%).

Согласно данным Департамента статистики, в 2004—2015 годах число лиц, эмигрировавших в Великобританию из Литвы, было на 147,1 тыс. больше, чем иммигрировавших из той страны, в число которых входят и вернувшиеся эмигранты, и это составило 40,2% от всего потока чистой миграции за этот период. Упомянутое соотношение эмигрантов из Литвы в Великобританию с жителями Литвы составляет 5,1% (в 2014 г. это соотношение было еще меньше и составляло 4,7%), а не 5,4%, как указано в анализе, утверждают в Минфине, опять не упоминая «мертвых душ», которые остаются зарегистрированы как живущие в Литве, но в действительности находятся в той же Великобритании.

«В анализе также представлена оценка финансовой поддержки ЕС, связанной с периодом после 2020 года. Но делать какие-либо выводы слишком рано, потому что на данный момент неясно, какие решения будут приняты по поводу потерянных вкладов Соединенного Королевства. Если говорить об объеме бюджета ЕС после 2020 года, то это будет объект переговоров, касающихся другой многолетней финансовой поддержки, а Еврокомиссия представит предложение по поводу другой финансовой программы до начала 2018 года.

Не отрицается возможность, что из-за выхода Великобритании из ЕС сокращающий вклад страны в бюджет ЕС, скорее всего, был бы возмещен более крупными вкладами всех стран — членов ЕС (в том числе и Литвы). Если сделать предпосылку, что Соединенное Королевство в 2019-2020 годах (после того, как будут завершены переговоры по поводу выхода Соединенного Королевства из ЕС) не будет вносить вклад в бюджет ЕС и не получит своей согласованной части поддержки, по предварительным подсчетам, влияние на выплаты Литвы было бы таким: в 2019 году выплата увеличилась бы на 43,2 млн евро, а в 2020 году соответственно на 44,9 млн евро», — пытается успокоить Минфин.

S&P сильно преувеличивает

По словам Екатерины Рояки, главного экономиста скандинавской банковской группы DNB в странах Балтии, которая по просьбе корреспондента charter97.org в Вильнюсе согласилась прокомментировать прогноз S&P, агентство сильно преувеличивает и чересчур сгущает краски.

«Standard & Poor’s выпустил два схожих исследования с разными результатами. Первая аналитическая работа охватывает 20 стран, включая две страны, не принадлежащих ЕС – Канаду и Швейцарию. Основные критерии – экспорт в Великобританию, прямые иностранные инвестиции, финансовый фактор и фактор миграции. По такому индексу чувствительности к Brexit основной удар падет на Ирландию, Мальту, Люксембург и Кипр. Литва и Латвия оказываются на «скромных» 14-м и 15-м местах.

Позже был выпущен анализ, фокусирующийся на странах Восточной Европы. Для этого анализа были использованы другие показатели – миграция, денежные переводы, экспорт в Великобританию и взнос в процентах Великобритании в фонды ЕС.

Высокий уровень эмиграции и денежных переводов из Великобритании обеспечили Литве место «лидера» в исследовании Standard & Poor’s. Но нужно четко понимать то, что используемая статистика неоднозначна, а допущения — весьма категоричны. Вероятность того, что эмигранты вернутся домой и без денег – минимальна. Кроме того, выплаты Великобритании в фонд ЕС, скорее всего, тоже не прекратятся. Это обязательное условие свободной торговли, которое действует на примере Норвегии или Швейцарии. Резюмируя, данное исследование может и интересно для аналитиков, но практическое значение его весьма сомнительно», — отметила эксперт.

Лешек ДЛУГИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.