Любовь без взаимности

Совместная деятельность различных национальных меньшинств в стремлении к удовлетворению собственных потребностей является вполне естественным и рациональным процессом, считает польский социолог,  доктор социальных наук Адам Бобрык. В эксклюзивном интервью «ЛК»  он поделился своим видением отношений между Литвой и Польшей, проблем нацменьшинств.

– В сферу ваших научных интересов входит проблематика польского меньшинства в Литве. Данному вопросу вы посвятили несколько десятков публикаций, включая две монографии. Откуда у вас появился интерес к данному вопросу? Неужели из Польши лучше видны наши проблемы?

– Хотя поляки, живущие в Литве, не являются самым многочисленным центром польской диаспоры, но они лучше всех организованы. Ни в одной другой стране не существует так много общественных организаций, политических партий, культурных центров творчества, сети образовательных учреждений. Нигде за пределам страны поляки не получали столь широкого представительства в органах самоуправления, парламенте, европарламенте, а лидер польского сообщества выдвигал бы свою кандидатуру на пост президента государства. В польской среде были созданы такие ведущие организации, как Союз поляков Литвы и Избирательная акция поляков Литвы, являющиеся лидерами сообщества. Именно они задают вектор деятельности меньшинства, активизируя его и оказывая влияние на его консолидацию. Я хотел бы отметить, что многочисленные попытки создания конкурирующих организаций, принявших отличающуюся от уже существующих стратегию действий, в ходе данного соперничества не смогли реализовать поставленных целей. Изучая столь сложную область общественной жизни поляков, проживающих в Литовской Республике, равно как и вопросы этнических взаимоотношений с дистанции, можно получить некоторые преимущества по сравнению с исследователями, «наблюдающими изнутри». Прежде всего, существует большая вероятность максимально непредвзято взглянуть на проблему.

– В чем тогда кроется источник успеха польских организаций?

– Прежде всего, это четко обозначенные цели, относящиеся к сфере национальной самоидентификации и вопросам условий быта. Последовательность и ясность программы являются основой для стабильной поддержки. Вспомогательным элементом является также территориальная концентрация. Кроме того, свой весомый вклад в позиции польского меньшинства внесли действия отдельных политических группировок, стремящихся к «литвинизации» меньшинств. Постоянное ассимиляционное давление приводит к появлению защитного рефлекса.

Воспоминания о комиссарской администрации в Вильнюсском и Шальчининкском районах, отсутствие действий в реализации положений международных документов, касающихся дополнительных языков или правописания фамилий, последовательные шаги, ограничивающие использование родного языка в учебных заведениях, равно как и отсутствие реакции на многие иные проблемы, способствуют укреплению позиций партии, выступающей в защиту тех граждан Литвы, которые этого всего опасаются. Если кто-то полагает, что штраф за использование иного языка кроме государственного, изменения в сфере образования, беспокоящие нацменьшинства, иное написание фамилий приведут к ослаблению партии, представляющей различные национальности, отличительные от большинства, то он ошибается. Это ведет лишь к поляризации общества.

– А каков польский опыт в данном вопросе?

– Польский Закон о национальных и этнических меньшинствах и региональном языке предоставляет определенные привилегии. И, кстати, именно литовское меньшинство успешно ими пользуется. Исходя из данных последней переписи населения, литовцев в Польше проживает 7376 человек, т. е. 0,019% от общего населения. Литовский язык является языком домашнего общения для 4630 человек. При этом 3845 среди тех, кто заявил о своей литовской национальности, в семейном кругу пользуются польским языком. Для Польши международные соглашения, вроде Польско-литовского договора, Рамочная конвенция Совета Европы о защите национальных меньшинств или Европейская Хартия региональных языков и языков меньшинств не являются лишь  формальной записью. В результате в тридцати населенных пунктах за счет государства установлены дополнительно официальные литовские названия данных местностей, в гмине Пуньск уже на протяжении 10 лет литовский язык является вспомогательным языком, многими привилегиями пользуется система образования, к примеру, в 2009 г. ученики получили учебники по языку, при том что себестоимость издания одного экземпляра составила 220 евро. По желанию граждан без лишних формальностей допускаются изменения написания имени и фамилии, в соответствии с правилами и грамматикой литовского языка. Таким образом, четко видна асимметричность в положении литовской диаспоры в Польши, и польской – в Литве. Это очень редкая ситуация в международных отношениях.

– В таком случае как можно оценить межгосударственные отношения между Польшей и Литвой?

– Это любовь без взаимности. Декларации сильно отличаются от реальности. Причина этому — принципиальные различия в подходе. В Польше подчеркивается то, что объединяет, и умалчивается о том, что разделяет. При этом идеалистично рассчитывается на взаимность. Если, к примеру, создается высокий стандарт прав национального меньшинства, многие политики считают, что в Литве автоматически будет предпринят адекватный шаг в отношении поляков. Польская Республика всегда поддерживала Литву в ее стремлении в сторону ЕС и НАТО. Это всегда рассматривалось в Польше как некая миссия, с надеждой на соответствующую реакцию соседа, на то, что Литовская Республика предпримет некоторые альтернативные шаги.

Однако здесь четко видно, что в политике все же нет никаких сантиментов. Даже в настоящий момент, в конфликте с Россией, Польша и Литва являются лидерами твердой политики и взаимно себя поддерживают в этом направлении. Но это никак не перекладывается на иные сферы сотрудничества. Для Польши объединенная Европа это в большой степени создание региональных межгосударственных общностей, a мечтой же многих политиков в Литве является путь в Европу, ведущий через Скандинавию. Представляется нерациональным неиспользование взаимного потенциала возможного сотрудничества, как реакции на запрятанные обиды прошлого.

– Предложенный Сеймом Литвы проект, касающийся написания фамилий, может стать новой страницей взаимных отношений?

– Это действие напоказ, которых уже было много. Практически это не ведет к существенным изменениям. Согласие на использование буквы «w», которая и так используется в интернет-адресах, не является революционным. Буквы «x» и «q» практически не встречаются в польских фамилиях. Кроме того, видно, что литовский правящий класс с трудом соглашается даже на столь незначительные изменения. Похожие инициативы имели место уже ранее, да и реализация нынешней откладывается на неопределенный срок. Уже на протяжении 21 года ведется игра на время, цель которой отбить интерес у лиц, потенциально заинтересованных в изменениях. Уже выросли поколения, которые привыкли к такому положению вещей. Когда, в конце концов, законодательно будет закреплен механизм, предоставляющий возможность использования оригинальных личных данных, число лиц, обратившихся с заявлением на смену, не будет поражать воображения, и тогда политики скажут «и стоила ли игра свеч?»

Совсем иной разговор, если бы такие соответствующие законодательные положения, соответствующие духу прав человека, были бы введены много лет назад. Вопрос написания фамилий притягивает внимание и поглощает эмоции, однако суть не в этом. Конечно, обладание собственной фамилией, а не наброшенной извне государством, придает некоторый комфорт и облегчает жизнь, особенно в смешанных семьях. Для продолжения нормального функционирования меньшинства значительно более важную роль играет образование на родном языке. Существенные потери полякам причинило не искажение фамилий, а ряд трудностей с восстановлением прав собственности. Положение в обществе не так сильно определяется фамилией, чего нельзя сказать об имущественном цензе. И хотя деньги являются средством количественным, они позволяют перешагнуть некоторый качественный барьер.

– Много эмоций вызывает союз между поляками и русскими в Литве, который проявился особенно отчетливо в прошлом году. Бесспорно, символическим моментом стало появление Вальдемара Томашевского с георгиевской ленточкой на мероприятии, посвященном Дню Победы. Как это было воспринято в Польше?

– Совместная деятельность различных национальных меньшинств в стремлении к удовлетворению собственных потребностей является вполне естественным и рациональным процессом. Тем более, что данные сообщества в независимой Литве особенно прочувствовали демографический отток. В статистиках переписей населения за период с 1989 по 2011 год их процент в структуре общества уменьшился с 20,4 до 15,8. Чтобы не превратиться в маргиналов и не быть раздробленными, необходимо объединить силы. Такова стратегия ИАПЛ. Благодаря этому они теперь широко представлены в литовском Сейме, Вальдемара Томашевского поддержало большее число избирателей в президентской кампании, а позднее он возобновил свой мандат евродепутата, после чего пришел момент победы на местных выборах.

Это, конечно, не может не беспокоить большинство. Ведь теперь они имеют дело с хорошо организованным и мобильным конкурентом в предвыборной гонке. Международное напряжение в отношениях с Россией не играет на руку меньшинствам, однако необходимо отчетливо понимать, что они защищают свое состояние «обладания».

Государство должно позитивно расценивать действия таких организаций, как Избирательная акция поляков Литвы или Русский альянс. Благодаря этому диаспоры включаются в процесс активного влияния на жизнь страны. Передавая часть ответственности за общую родину, их наделяют доверием, но также приобретают их лояльность. Это основная форма защиты перед сепаратистскими тенденциями. К сожалению, не все политики это понимают, или не хотят понимать. Многие польские политики, слабо знакомые со спецификой национальной политики Литвы, проявляют непонимание в отношении некоторых действий. Это также является одной из причин неэффективности межгосударственных отношений.

– Вы недавно опубликовали книгу «Общественное значение функционирования польских политических организаций в Литовской Республике 1989-2013». В Литве действовало и продолжает действовать множество польских и российских объединений. Как бы вы могли оценить их действенность – функционирование организаций меньшинств или же активность россиян и поляков в многочисленных литовских партиях?

– Деятельность организаций национальных меньшинств является залогом консолидации и эффективности данных обществ. Она предоставляет значительно лучшие инструменты для действия с целью обеспечения групповых потребностей. Особенно это видно в случае с самоуправлением. Политическое представительство получает не только возможность определения целей, мобилизации ресурсов для их реализации, но прежде всего, побуждает гражданское общество. Диаспоры посредством этого могут стать политическим партнером, благодаря чему, естественно, они получают некоторые привилегии, получение которых в иных обстоятельствах является трудной задачей. Участие в партиях литовского толка создает возможность построения индивидуальной карьеры, однако это незначительно влияет на жизнь всего национального меньшинства.

Ключевыми всегда остаются интересы партии, которые не обладают слишком расширенными пределами свободы. Если общность является достаточно консолидированной, необходимо заполучить ее расположение взамен на что-то. Поэтому в условиях различных споров на национальной почве чем более сильными являются организации, представляющие интересы диаспор, тем больше пользы они приносят данной нации. Если же в государственной системе появляются механизмы, гарантирующие удовлетворительный уровень прав и свобод для них, а также если пропадут напряженность и чувство угрозы, значение национальных сообществ понизится. Так как их сила в значительной мере строится на национализме второй стороны.

Валерий ТРЕТЬЯКОВ
Фото из личного архива Адама Бобрыка

Досье

Адам Бобрык, польский социолог, журналист, преподает в Естественно-гуманитарном университете в городе Седльце. Родился в 1967 году в Седльце. В 1982-1989 годах участвовал в подпольной политической деятельности, распространял запрещенную литературу, за что был заключен в тюрьму. В 1987 году вместе со своим братом Витольдом участвовал в создании Польской социалистической партии в Седльце. В 90-е годы работал в качестве журналиста в местной прессе. С 1994 г. – депутат городского совета Седльце, возглавлял Комитет по культуре, спорту и туризму, в 2006 году  был заместителем председателя городского совета. В 2002 году получил степень доктора гуманитарных наук в области социологии за работу «Национальное возрождение поляков в Литве с1987 по 1997 год». В 2011 году за продвижение демократических изменений в Польше был награжден Рыцарским крестом Ордена возрождения Польши.

Любовь без взаимности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.