Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.10.21 Текущий номер: N42 (1182) 19 октября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Минские прогулкив прошлое

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2015 03 05, 0:00   |   Комментариев: 0

Представить сегодня центр Минска без Троицкого предместья, Верхнего города с Ратушей, храмами, гостиницей «Европа» невозможно. Все они создают образ европейской столицы с богатым историческим прошлым. Однако еще недавно многих знаковых достопримечательностей не существовало. Когда-то некоторые из них были разрушены. А теперь восстановлены. Во многом благодаря Сергею Багласову.

Архитектор удостоен специальной премии Президента деятелям культуры и искусства 2014 года — «за значны асабiсты ўклад у рэстаўрацыю i аднаўленне гiсторыка–культурнага комплексу плошчы Свабоды з прылеглай забудовай у г. Мiнску». Сейчас он работает главным специалистом в коммунальном строительно–эксплуатационном УП «Мiнская спадчына».

У Сергея Георгиевича есть несколько идей, что еще необходимо возродить в центре столицы. Но сперва мы поговорили о начале пути: от сноса Немиги в конце 1960–х до реставрации Троицкого предместья в начале 1980–х.

…Начало 1970–х. Один из высоких руководителей подошел к окну своего кабинета в ЦК на улице Карла Маркса, раздвинул шторы и, показывая в сторону Верхнего города, изрек:

— Смотрите, какая красивая панорама откроется на водно–зеленый диаметр, Парковую магистраль, когда это все снесут!

Снесли только Немигу. Это взбудоражило общество. Интеллигенция пошла к партийному начальству просить за оставшуюся часть исторического центра. Багласов вспоминает, что не последнюю роль в этом походе сыграл Владимир Короткевич, активный член общества охраны памятников истории и культуры:

— Я был с ним знаком, работал с его женой Валентиной в секторе Свода памятников истории и культуры Белоруссии в Академии наук БССР. Поэтому знаю все из первых уст. Политика такая была тогда, что старина — это хлам, который надо убрать. К счастью, первых лиц в ЦК удалось отговорить от сноса Верхнего города. В 1971–м вышло в свет постановление Госкомитета по делам строительства и коллегии Министерства культуры БССР со списком городов, где сохранились архитектурные ансамбли и рекомендацией: «Все это имеет важное научное, познавательное и воспитательное значение и подлежит изучению, учету и сохранению при реконструкции и застройке». Это был невиданный прогресс.

И еще, добавляет Багласов, в пользу сторонников защиты старины сыграло то обстоятельство, что рядом, в Прибалтике, полным ходом шла реставрация древних городов:

— Все туда ездили, восхищались, делились впечатлениями: «Ах, как красиво! А Минск ведь древнее тамошних столиц, так неужели мы ничего подобного не можем сделать?» Этим вопросом начали задаваться многие.

Однако ответы появились лишь спустя несколько лет.

26 марта 1980 года был заложен первый камень — правовой — в основание восстановления древнего сердца столицы Белоруссии. Тогда бюро Минского горкома КПБ и Мингорисполком издали постановление «О реконструкции исторической части города Минска». В нем были определены главные зоны для реставрации: Троицкое предместье, Верхний город и отдельные улицы.

15 апреля 1982 года главное архитектурно–планировочное управление Мингорисполкома распорядилось создать «основной авторский коллектив» для работ в этих районах: главный архитектор специальных научно–реставрационных производственных мастерских Минкультуры Сергей Багласов, сотрудники мастерской № 3 института «Минскпроект» Юрий Градов и Леонид Левин и др. Возглавил коллектив Юрий Григорьев, в ту пору главный архитектор Минска.

В первую очередь взялись за Троицкое.

Исторически это большой район, включающий территорию со зданиями суворовского училища, оперного театра. Фактически — давно уже не предместье (то есть земля перед «местом», как в прошлом назывался по–белорусски город), а самый центр.

Из первоначального «предместья» для реставрации выделили квадрат между улицами Богдановича, Купалы, Старовиленской и Троицкой Набережной (названия современные).

Левин и Градов предложили начать работы с фронта застройки улицы Купалы. Но Багласов убедил коллег сначала заняться набережной. Еще до этого часть домов у Свислочи снесли. И на реку стали смотреть бывшие дворы, вид которых был довольно неприглядный.

Сергей Георгиевич предложил вариант их реконструкции примерно в том виде, в каком мы их видим сегодня. Только на месте дома с современными архитектурными формами, где сейчас салон татуировки, планировалось построить здание в стиле XIX века. Но архитекторы «Минскпроекта» наперекор реставраторам добились сооружения не вписывающегося в общий ансамбль объекта.

Сергей Багласов раскрывает секреты архитекторской кухни:

— Мы предлагали взять предместье под охрану государства. Однако в горкоме распорядились иначе: сперва провести реконструкцию и только потом, мол, квартал сделают охраняемым. В случае принятия нашего предложения пришлось бы работать строго по принципам реставрации. По варианту, фактически навязанному нам, разрешалось применять методы, которые используются на обычном жилищном фонде. Я уже говорил, что примером для Минска был опыт реставрации городов Прибалтики. Тогда архитектор Григорьев предложил, следуя за соседями, накрыть все дома Троицкого черепицей. До сих пор профессионалы нас за это критикуют. И справедливо. Ведь в прошлом в предместье на крышах использовали только жесть или — для хозпостроек — дранку. Затем возник второй вопрос: если класть черепицу, то, чтобы она держалась, нужно делать наклон крыш выше. Поэтому у некоторых домов, в частности, у того, где находится книжный магазин «Вянок», чуть повысили боковые стены. Черепицу закупали в Литве по бартеру — туда везли белорусскую щебенку. Но, пожалуй, только специалист заметит, что «Вянок» покрыт немного другим материалом, чем остальные здания. Для книжной лавки нашли под Минском аутентичную черепицу: сняли со старых сараев.

Так фасадная часть Троицкого со стороны набережной стала выглядеть привлекательно для туристов, но более напоминать улицу Праги или Риги, чем исконную минскую. И не поверишь, если нет под рукой старой фотографии, что центральный, самый высокий дом, где ныне находится Белорусский фонд культуры, был всего лишь обычной «коробкой» в стиле конструктивизма — то ли до–, то ли послевоенной перестройки. Багласов знает больше:

— Стены здания старше. Мы это выяснили по архивам и натурным исследованиям. Но за время его существования изменялись формы окон, планировка, а мы смогли восстановить первоначальные детали. Слева — небольшое строение под хозяйственные нужды, которое изначально было из неоштукатуренного красного кирпича, без окон на Свислочь. Пришлось заштукатурить стены и прорубить окна. А следующий дом, на углу со Старовиленской, как показали исследования, принадлежал мастерской по производству изразцов — нашли под полом целый склад. Еще там была харчевня — поэтому после реставрации открылась корчма.

Брусчатку для мощения улиц Троицкого перевезли с площади Мясникова. Багласов датирует эти валуны 1920 — 1930–ми годами, когда их производили массово на спецпредприятиях.

Особый интерес представляет улица Старовиленская. Здесь в обход утвержденной чуть ли не партийным постановлением «черепичной моды» удалось сохранить один дом под жестяной кровлей. И большинство зданий не претерпели изменений во время реконструкции: их укрепили, а у некоторых по старым чертежам восстановили утраченные элементы отделки.

На Купалы и Богдановича дома также сохранились практически целиком. На Купалы одно из зданий облагородили: деревянные этажи заменили на кирпичные.

Выяснили, что в одном из строений на Старовиленской в годы войны была квартира минских подпольщиков. Этот факт отметили мемориальной доской. А во время исследований в подтверждение исторического факта нашли замурованный в стене пистолет…

В центре квартала бывшую синагогу занял дом природы. Один из жилых домов отдали под музей Максима Богдановича. Во время реконструкции над фасадом надстроили фронтон и перед входом устроили парадную лестницу, чего не было изначально. Но, по мнению Сергея Багласова, это не нарушает аутентичного облика предместья.

Почему же квартал кажется некоторым «игрушечным», «ненастоящим»? Если бы работами здесь занимались только реставраторы, они вряд ли бы стали создавать новоделы. Но дело поручили разным организациям: «Минскпроекту», «Белжилпроекту», где работали не знатоки зодчества XIX века, а специалисты по современной архитектуре. Они диктовали свои условия, а «Белжилпроект» являлся генеральным проектировщиком.

Первая очередь реконструкции квартала — на нынешней Троицкой Набережной — была сдана в 1983 году. Последние объекты вводили в строй в 1987–м. Это был первый в БССР опыт комплексной реконструкции исторической застройки, ставший примером для других городов.

Это было действительно знаковое событие, символизировавшее кардинальный переворот в мышлении: отказ от уничтожения историко–культурного наследия, осознание его ценности и необходимости обществу, людям.

Виктор КОРБУТ.

Метки:  ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!