Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.12.14 Текущий номер: N49 (1189) 7 декабря
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2018 год

Эльжбета Латенайте: «Мне дорого то, что прошло испытание временем…»

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2016 03 22, 15:57   |   Комментариев: 0

Известная литовская театральная актриса Эльжбета Латенайте, выпускница Литовской Академии музыки и театра, имеющая степень магистра артистического исполнения (2015 г.), щедро наделенная трагического склада талантом и замечательной красотой, играет в поставленных знаменитыми литовскими режиссерами Римасом Туминасом и Эймунтасом Някрошюсом драмах Чехова, Гете, Пушкина, Достоевского, где ее героини неизменно чаруют взор изысканно экспрессивной прелестью, поражают глубиной переживаний, одухотворенностью и силой страстей.               

Фото ТАСС

Фото ТАСС

Т. Б. Уважаемая госпожа Латенайте, на вашу – счастливую! – долю выпала плеяда поистине звездных и звездно вами сыгранных ролей, о которых многие и многие актрисы могут только мечтать. С чего для вас начинается роль?

Э. Л. Роль для меня начинается где-то глубоко внутри и там постепенно прорастает, словно брошенное в землю семечко. Чтение литературного текста роли и начинающиеся репетиции постепенно формируют особенное внутреннее чувство: просто физически ощущаешь, как образ начинает жить своей собственной жизнью в твоем теле и в твоей душе. От первой репетиции до премьеры робко зеленеющий росток должен превратиться в молодое деревцо – крепкое и стройное.

И потом – от спектакля к спектаклю – это деревцо, а потом уже – дерево все растет, все глубже пускает корни, все шире становится и все ярче зеленеет его крона… Так и роль не должна стареть, хочется, чтобы с каждым исполнением она, роль, становилась бы все более зрелой, что предполагает возможность постоянного проникновения во все более глубокие – литературные, психологические, социальные – пласты образа. Никогда не ощущаю себя человеком, который достиг предела.

– Однако вы уже вырастили чудесную рощу таких цветущих ролей-деревьев, вполне подобных яблоне с золотыми яблоками, на фоне которой великий немецкий живописец Лукас Кранах Старший написал свою «Мадонну с младенцем» (1531 г.). Ваше актерское искусство очень живописно.

Созданные вами в театре «Meno Fortas» («Форт искусства») в замечательных спектаклях Эймунтаса Някрошюса «Фауст» и «Идиот» центральные женские образы – это достойные кисти художника сценические парадные портреты во весь рост. Как постигаются и воплощаются идея и поэтика классического образа?

Мне дорого то, что прошло испытание временем. Модель же классического образа представляется мне неоднозначно: если его, этот литературный образ, обожествлять, считать иконой, то на него надо только молиться и даже не пытаться как-то воплощать. Если же видишь, ищешь и находишь в неизменно восхищающей тебя классической роли импульс новой художественной жизни, то перед тобою с течением времени откроется широкое интерпретационное поле. Мне довелось испытать это чувство в мои девятнадцать лет, когда я играла свою первую роль – чеховскую Ирину в спектакле Римаса Туминаса «Три сестры» (2005 г.) и почти сразу за нею последовавшую Маргариту – в «Фаусте» Гете, у Някрошюса.

– И чеховская «птица белая» – Ирина Прозорова, и «свет очей» – Маргарита из «Фауста», являющая собою канонический идеал немецкой женщины, в вашем исполнении представали отчаянными бунтарками – неприкаянными и мятежными. Вы играли их пылко, страстно, на «разомкнутых эмоциях». Однако при том оставались в сохранности нежность, неопытность, наивность, которыми их одарили на века великие авторы – Чехов и Гете. (Недаром говорил Гете: «В каждом художнике заложен росток дерзновения, без которого немыслим ни один талант.») Расскажите, пожалуйста, уважаемая Эльжбета, как вы постигали природу образа Маргариты, как сложился в «Фаусте» ваш незабываемый актерский дуэт с Владасом Багдонасом.

Когда Эймунтас Някрошюс поручил мне роль Маргариты, он сказал: играй миф, играй легенду, играя, Эльжбета, над-реальную героиню. На волшебной красоты стихотворный текст Гете («Фауста» на литовский язык перевел Алексис Хургинас Т. Б.) налагалась сложная – пластическая и интонационная – режиссерская партитура Някрошюса, и все его творческие решения (каждое – особо, одно за другим) надо было воплотить, используя весь имеющийся в твоем распоряжении арсенал артистических возможностей и выразительных средств.

Някрошюс требует от актера очень многого, я всегда ему безоговорочно верила и верю.  Такие сцены в «Фаусте» как та, где Маргарита вступает в единоборство с лесной стихией или где она – вместо привычных оставленных Мефистофелем драгоценностей находит осколки огромного зеркала и как бы пробует их на вкус, дабы так испытать судьбу, – требовали невероятного количества исполнительской энергии. А какое счастье произносить текст «Фауста»! Как все там возвышенно, как парят между небом и землей поэтические строки Гете! Его рифмованный (что очень важно!) текст дает особые интонационные точки опоры, помогает раскрыть все глубины содержания. Идея образа Маргариты – внезапная и бесконечная любовь ее к Фаусту – любовь, которая длиною в жизнь и даже больше земной жизни.

                        «Чуть я тебя увижу, сразу

                        Все рада сделать для тебя.

                        Тебе я, кажется, любя,

                        Так много отдала в прошедшем,

                        Что жертвовать уж больше нечем».

                        (Перевод Бориса Пастернака)

Если бы на жизненном пути Маргариты не встретился Фауст, она, наверное, вообще никогда не узнала бы любви подлинной, охватывающей все существо. И Маргарита дала Фаусту истинное счастье – ценою в бессмертную душу! Их взаимное счастье любви значило, по-моему, больше, чем трагический исход жизни Гретхен.

Сценическая встреча со столь выдающимся актером, как Владас Багдонас, – великое счастье и великая честь для меня. Дуэт наш в «Фаусте» у Някрошюса – это поистине подарок судьбы: репетировать и играть с таким потрясающим мастером казалось – да и было! – легко, хотя эта легкость обреталась исключительно благодаря  таланту и опыту, Багдонаса.

– Как возникла у вас не подвластная времени, вошедшая в анналы, поистине над-реальная «сцена с локоном», где Фауст нежно сдувает с лица Маргариты упавший ей на лоб капризный, выбившийся из прически локон, а она, сияя от счастья, вновь и вновь водворяет эту якобы непослушную прядь обратно, дабы еще и еще раз ощутить дуновение счастья?

Эта, как вы ее назвали, «сцена с локоном» – плод богатейшей режиссерской фантазии Някрошюса. Она мне тоже бесконечно дорога, как, впрочем, и все другие сцены в его «Фаусте».

*          *          *

В продолжение шести лет Эльжбета Латенайте представала на сцене в образе Настасьи Филипповны – главной героини романа Достоевского «Идиот», интерпретированного в 2009 году знаменитым Эймунтасом Някрошюсом, который последовательно и точно перевел в театральное действо сюжетные коллизии и проблематику великой книги.

– Поведайте, пожалуйста, Эльжбета, что стало для вас путеводной звездой к постижению образа незаурядной женщины, чье имя Анастасия по-гречески значит «воскрешенная», наделенной и умом, и внешностью, о которой Достоевским сказано: «с этакой красотой можно мир перевернуть!»

– Есть ведь – и поныне встречаются – люди, вечно от кого-то куда-то бегущие, куда-то спешащие, чего-то до самоотречения упорно ищущие, переполненные противоречивыми чувствами, снедаемые лихорадочным беспокойством, – и всего этого заведомо не хватит на долгую жизнь. Такова и Настасья Филипповна. Ее постоянно лихорадит, у нее жар, горячечная дрожь, и это ее физическое состояние настоятельно акцентировал Някрошюс во время репетиций. И внутренне она возбуждена до предела – пребывает между жизнью и смертью, то есть в той самой «пограничной ситуации», что была открыта немецким философом экзистенциалистом Карлом Ясперсом (1883-1969). Дворянка по рождению, Настасья Филипповна, внешне столь гордая, неприступная, недосягаемая, все время ведь находится на людях, «на миру», подобно героиням античных трагедий. Она мечется между Мышкиным и Рогожиным с единственной целью – уменьшить свой внутренний жар, вызванный ранее пережитыми унижениями, избавиться от этой мучительной горячечной душевной боли, от внутреннего разлада. Сама себя непрерывно и вслух оговаривая, уничижая (называя себя «рогожинской», уличной, которая «у Тоцкого в содержанках жила…»), она искренне желает встретить человека, который будет призван спасти ее. Но такого человека, по-моему, не было и быть не могло, ибо спасти себя можно лишь собственными силами.

Деньги, о которых в романе постоянно идет речь, для Настасьи Филипповны – сугубо отрицательная величина – анти-ценность. По мысли Някрошюса, когда Настасья Филипповна узнает, что Мышкин – только что предложивший ей руку и сердце – получил полуторамиллионное наследство, она испытывает разочарование и даже боль, ибо ей хотелось быть любимой «как есть, без ничего», веруя в существование на свете истинного бескорыстия.

– Ваша трактовка образа, вся воспроизводимая вами палитра эмоций дает основание думать, что любовь князя Мышкина для Настасьи Филипповны была единственным путем к нравственному спасению и столь же великой ценностью, как бессмертие души; что ваша Настасья Филипповна всеми силами, всем своим существом противится априорно ей Достоевским предназначенной гибели… Был ли для нее, по-вашему, возможен, третий вариант судьбы, означающий долгую жизнь и полноту женского счастья?

 Вероятно, с житейской точки зрения, эта литературная героиня, столь щедро одаренная, образованная, наделенная автором и красотой, и проницательным умом, могла, если бы пожелала, благополучно выйти замуж, иметь детей, но автор книги рассудил по-другому, показав, что для нее невозможна иная судьба.

– Как бы вы определили главный творческий принцип артистического существования в спектаклях Эймунтаса Някрошюса?

Все предлагаемые Някрошюсом сценические решения я проверяю собственным опытом, и тогда приходим к общему решению, что принять, утвердить, а от чего отказаться. Все происходит в особенной творческой атмосфере веры в нечто сверхъестественное, существующее за гранью нашей привычной жизни, наших возможностей. Работая с Някрошюсом, надо верить в высоту художественного замысла, и даже в возможность космического мировидения.

– Какими вам представляются характер и внутренний мир Марины Мнишек, образ которой вы создаете в трагедии А. С. Пушкина «Борис Годунов», интерпретируемой Эймунтасом Някрошюсом?

Я видела портрет Марины Мнишек: она была прежде всего величественна, а потом уже – красива. Ее стремление во что бы то ни стало быть русской царицей оказалось губительным: после восьмимесячного царствования и затем последовавшей смерти ее супруга Лжедимитрия I она, согласно историческим источникам, вышла за Лжедимитрия II и даже уверяла, что это ее первый – законный – муж. Она потеряла сына, сама умерла в тюрьме, будучи всего двадцати шести лет от роду. Страшнее судьбы не представишь! У Пушкина Марина Мнишек показана только в одной, правда, очень важной сцене – сцене обольщения Самозванца, которого играет Марюс Ряпшис. Режиссер Някрошюс полагает, что между этими героями трагедии «Борис Годунов» возникает и наличествует взаимное влечение, интерес друг к другу и даже подобие любви. Разумеется, отец Марины польский магнат Ежи Мнишек оказывал на нее влияние, но она не чувствует себя марионеткой и орудием в руках политических деятелей, напротив, она – вполне самостоятельный человек, сознательно сделавший свой личный и исторический выбор, оказавшийся столь трагическим.

 В сцене у фонтана Самозванец предупредительно галантен, а Марина в исполнении Эльжбеты Латенайте осмотрительно кокетлива и сдержанно величава. В ее нежном голосе звучат властные ноты и уверенность в том, что «желание красавицы – закон для всего мира».

– Расскажите, пожалуйста, о вашем сотрудничестве с известным российским режиссером Константином Богомоловым.

Константин Богомолов поставил в Вильнюсском Малом театре вошедший в репертуар спектакль «Мой папа – Агамемнон», составленный из современных  фрагментов трагедий Еврипида, где я играю трех героинь – Ифигению, Поликсену и Электру. Работать с Богомоловым было чрезвычайно интересно: он на редкость начитан, интеллигентен, отменно вежлив, знает уйму занимательных историй. По словам Константина Богомолова, и поныне – в том или ином виде – трагедии, подобные античным, происходят ежедневно едва ли не за каждым окном, за каждой дверью…

В спектакле «Мой папа – Агамемнон» Эльжбета Латенайте предстает современной молодой, элегантно одетой и трагически обреченной девушкой с античным текстом на устах – в безличном и вневременном сценическом пространстве, которое напоминает предвещающие беду интерьеры фильмов Андрея Звягинцева.

Темпоритм этой роли Э. Латенайте весьма сложен: он сродни прерывистому, замирающему ходу навеки останавливающихся часов.

*          *          *

Однажды, десять лет спустя после первого представления чеховских «Трех сестер», интерпретированных выдающимся режиссером Римасом Туминасом, этот спектакль вновь играется на родной сцене Государственного вильнюсского Малого Театра.

По-прежнему хороша Эльжбета Латенайте в роли Ирины – роли, знаменующей начало творческого пути литовской трагической актрисы. Диапазон роли стал шире, дуалистическая природа чеховского образа воспроизведена еще отчетливее. Белой птицей – в белых одеждах – бьется в ставшем тесною клеткою доме охваченная неуемным трепетом души и тела Ирина – Эльжбета Латенайте, поражая и нерастраченным запасом сил, и цвейговским «нетерпением сердца».                                         

– Во всех литовских спектаклях вы играли и играете под музыку – глубокую, интеллектуальную и страстную музыку, написанную вашим отцом, замечательным литовским композитором Фаустасом Латенасом…

Да, под музыку папы я играю почти постоянно и воспринимаю это как нечто само собой разумеющееся, поскольку он написал столько музыки для литовского театра, а я никогда не была дочерью не композитора.

Спасибо за беседу.                       

Татьяна Балтушникене  

Метки:  , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!