Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.11.22 Текущий номер: N46 (1186) 16 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Монгольфьеры над Каракумами

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2015 04 09, 0:04   |   Комментариев: 0

Через плато Устюрт и пустыню Каракумы, и далее…

Сколько различных экспедиций прошло через Каракумы – установить невозможно. Казалось бы, пустыню изучили вдоль и поперек, вглубь и вширь. Пешком и на верблюдах, на автомашинах и самолетах, на катерах и лодках по Амударье и Каракумскому каналу. А вот на воздушных шарах преодолеть безбрежные просторы одной из крупнейших пустынь мира до весны 1991 года еще никому не удавалось.

Экипажам трех монгольфьеров из Литвы, Бельгии и Чехословакии впервые предстояло принять участие в первой международной экспедиции на тепловых воздушных шарах над просторами Каракумов. Организатором этого путешествия выступило Всесоюзное агентство авторских прав при поддержке Литовского навигационного центра, вильнюсской фирмы «Римина». Главным спонсором путешествия была всемирно известная фирма «Пепси-кола».

Воздухоплавателям предстояло в течение 20 дней преодолеть расстояние между двумя туркменскими городами Красноводском (ныне – это Туркменбашы) и Ташаузом (ныне – это Дашшогуз). Эта экспедиция не была задумана как 20-дневный беспосадочный перелет. Точнее, ее можно было бы назвать путешествием с использованием воздушных шаров.

Владимир Высоцкий в одной из своих песен утверждает: «Ведь Эльбрус и с самолета видно здорово». Думаю, что и среди наших читателей найдутся такие, которые будут солидарны с поэтом, и скажут: «Ну зачем эти шары? Пустыню можно осмотреть и изучить или с самолета, или вертолета». Да, можно. На любую вершину, в любую точку планеты можно добраться благадоря этой технике. Но так уж устроен человек, что одни взбираются по скалам, другие пешком пытаются достигнуть Северного или Южного полюса.

Так и здесь: самолет – хорошо, вертолет – хорошо, а воздушный шар – лучше!

***

Маршрут полетов был проложен по наиболее интересным и красивым местам Туркмении, как правило, там, где находятся исторические и природные достопримечательности.

Экипажи в эти места доставляли специальным автокараваном, который состоял из 5-ти машин обеспечения. Это огромный КамАЗ, в кузове которого находились 250 баллонов с газом пропан, – «топливом» для шаров. Другой КамАЗ перевозил воздухоплавательное оборудование – корзины и оболочки шаров. Продукты питания, палатки и необходимые путешественникам вещи располагались в кузове «Урала». Участников экспедиции перевозил специально оборудованный автобус. И последний автоучастник – это юркий уазик, который использовали для поиска и подбора экипажей шаров по завершении полетов.

Литовская Республика в этом перелете была представлена экипажем шара «Пепси» под руководством Римвидаса Мацюлявивичюса, куда входили еще три участника: Гинтарас Крисюнас, Симонас Галкус, а также автор этих строк, тогда редактор еженедельника «Республика» – Николай Жуков.

Римвидас в особом представлении не нуждается. Он один из первых организаторов воздухоплавательного дела не только в Литве, но и во всем Советском Союзе. В конце 80-х он был организатором первой в Литве международной воздушной фиесты. Он успешно поднимал свой шар с развевающимся трехцветным литовским флагом на многих международных праздниках воздухоплавания и официальных соревнованиях.

Экипаж чехословацкого шара из города Брно представлял воздухоплавательный клуб «Авиатика» и состоял из опытных пилотов: Павла Кунеша, Любомира Словека и Радомира Врана.

Третий шар, раскрашенный в государственные цвета Бельгии, с гордым названием «Королева Фабиола» принадлежал двум студентам Брюссельской школы менеджмента – братьям Патрику и Бенуа Симеону. Ребята рассказывали, что в эту дальнюю и рискованную экспедицию их благословила сама королева Бельгии.

В состав экспедиции входила съемочная группа Центрального телевидения, а именно представители популярной в те времена программы «Клуб кинопутешественников». Руководил этим творческим коллективом известный телеведущий Станислав Покровский. Стас – участник практически всех экспедиций «Клуба», автор болеее тысячи телепередач. Немало сюжетов было посвящено пропавшей Атлантиде. Среди тем его выпусков были истории о поисках снежного человека. Стас рассказывал об автопробегах по маршрутам экспедиций великих соотечественников… Ему и кинооператору Геннадию Карандину предстояло зафиксировать на кинопленку основные этапы перелета, а затем эти уникальные материалы показать на заседаниях «Клуба».

Созданием фотолетописи этого исторического путешествия занимался известный фотокорреспондент Евгений Стецко.

***

Экспедиция началась 1 апреля 1991 года. Именно в этот день из московского аэропорта «Быково» вылетели два спецрейса в Красноводск. Транспортный «Ан-26» был загружен шарами и другим специальным оборудованием. Другой самолет «Як-40» был отдан в распоряжение участников экспедиции.

Немногим более 6 часов полета понадобилось, чтобы добраться до начального пункта путешествия – города Красноводска, расположенного на берегу Каспийского моря, первые упоминания о нем относятся к 1869 году.

3 апреля 1991 года войдет в историю этого прикаспийского города. Именно в этот день местный жители впервые наяву увидели воздушные шары. И хотя сильный порывистый ветер не позволил отправиться в свободный полет, но и показательные подъемы вызвали огромный интерес горожан. Не остались в стороне и партийные «отцы» города. Во время одного из подъемов Римвидас пригласил в корзину шара секретаря горкома партии по идеологии. После чего в толпе зрителей родилась шутка, что один Мацюлявичюс за считанные минуты поднял уровень идеологической работы горкома на такую высоту, о которой местный партийный актив не мог и мечтать. И хотя по стране шагала перестройка, эта народная мысль не всем пришлась по нраву.

В районных и городских газетах появились статьи о монгольфьерах, об участниках нашей экспедиции. Местные журналисты ввели в оборот новый термин. Из воздухоплавателей они превратили нас в шаровиков, т. е. тех, кто летает на шарах.

***

Ранним утром следующего дня экспедиционный караван отправился в первый пункт полетов – залив Кара-Богаз-Гол, в нескольких километрах от города Карабогаз (ныне – это город Бекдаш). Задача воздухоплавателей была простой – выполнить подъем с узкой полоски земли, отделяющей залив от моря, полетать над ним и посмотреть, во что превратилось это место из-за вмешательства человеческого разума.

Залив Кара-Богаз-Гол богат залежами солей натрия, магния, калия, брома, йода… Когда-то площадь залива составляла около 20 тысяч квадратных километров и он соединялся с морем судоходным проливом длиной около 10 км, но по мере снижения уровня Каспия Черная пасть, а именно так с туркменского переводится название залива, стала получать меньше воды и обмелела. К началу 90-х годов прошлого века уровень воды в заливе упал на 4 метра, и в ранее судоходном проливе образовался уникальный морской водопад.

В чем загадка залива? Почему воды Каспия стремятся в поглощающую их пучину? Куда пропадает вода из залива? Эти загадки правильно разрешил еще в 1836 году русский путешественник Георгий Силыч Карелин. Он пришел к заключению, что наиболее вероятная причина этих загадочных явлений – сильное испарение с огромной акватории мелководного залива. Этот вывод подтверждается и тем, что вода в лагуне была более соленой, чем в море. В условиях жаркого климата испаряемость с открытой поверхности воды в Каракумах достигает 2400-2500 мм, т. е. за год горячее солнце пустыни способно испарить слой воды толщиной около 2,5 метра.

Уровень Каспия стремительно падал. И тогда было принято решение компенсировать потери за счет Кара- Богаза. Весной 1980 года по предложению академика Е. К. Федорова огромный залив был отсечен от моря глухой насыпной дамбой.

Залив стал быстро мелеть и через четыре года совсем высох. А проблема Каспия так и осталась нерешенной. С огромной поверхности образовавшегося солончака началось выветривание солей. Возникла угроза постепенного засоления оазисов в долине Амударьи. Было принято решение об устройстве сооружения для регулируемого пропуска морских вод в залив. В середине восьмидесятых годов через дамбу было проложено 11 крупных трубопроводов, по которым каспийская вода вновь пошла в залив, но это не решило проблему.

А тем временем Каспий преподнес сюрприз: уровень воды в море к этому времени поднялся не на сантиметры, а на 1,3 метра! Он стал возвращаться к своим старым берегам. Да, бездумное «покорение природы», похоже, не приводило к положительным результатам.

Сложность полетов в этом районе заключалась в трудности «поймать» ветер. Он должен быть или южным или северным, т. е. дуть вдоль узкой полосы земли между морем и заливом. Но, дождавшись нужного ветра, пришлось подождать еще, ибо сильные порывы не позволяли подготовить шары к полету. Момент, когда все необходимые условия совпали, наступил, и мы приступили к работе. В считанные минуты три разноцветных шара стояли на земле, раскачиваясь в такт набегающему ветру, ожидая команды «на старт». Три огромные тени легли на серую поверхность дамбы. Шум газовых горелок поднял в небо огромные стаи птиц. Движение по дороге, которая проходила рядом с местом полетов, остановилось. В лучах восходящего солнца многим водителям шары казались кораблями пришельцев из космоса.

Стас Покровский дал команду – именно он руководил полетами – и один за другим шары с развевающимися флагами Литвы, Бельгии и Чехословакии ушли в туркменское небо.

С высоты 15-20 метров одновременно можно было наблюдать и море, и залив. Ветер усиливался, и дальнейший подъем был рискованным. Спустя 20 минут в небе появились вертолеты ВВС. Они делали круги вокруг наших шаров, с каждым разом приближаясь все ближе и ближе к нам. Такое «сотрудничество» в небе для нас было нежелательно, и мы приняли решение совершать посадку.

***

…Наш дальнейший путь лежал через населенный пункт Кызыл-Кая. Сюда вела единственная дорога с искусственным покрытием в этом районе. На карте республики она появилась в конце 50-х. Ее можно было бы назвать «урановой артерией» Туркмении. Дело в том, что в течение 10 лет по ней перевозили на открытых грузовиках урановую руду, добываемую неподалеку от Кызыл-Кая, на обогатительный комбинат Красноводска. В переводе с туркменкского Кызыл-Кая – это «золотая гора», на самом же деле она оказалась урановой.

Большинство работавших здесь людей в то время и не догадывалось, какое влияние оказывает на их здоровье камень, добываемый в шахтах. К началу 90-х многих их них уже не было в живых. Среди местного населения мне с трудом удалось найти несколько человек, которые имели отношение к работе на рудниках в те годы. И хотя с того времени прошло немало лет, они с нежеланием вступали в разговор с журналистами и все еще с опаской вспоминали о тех днях и о той работе.

– Раньше здесь было очень хорошо, – рассказывали мои собеседники. – В поселке были построены большие дома, мастерские, магазины, в которых было все. Платили много. Тех, кто работал на шахтах, каждый день мыли в банях и очень хорошо кормили. Потом началась какая-то болезнь, и люди стали очень часто умирать. Мы тогда не знали, от чего это. Теперь-то знаем.

В середине 60-х добыча руды была прекращена, т. к. в соседнем Узбекистане было найдено месторождение с более высокой концентрацией урана. Шахты были законсервированы, служебные постройки переданы в дар местным колхозам. По иронии судьбы в тех зданиях, где располагалась администрация рудника, открыли… психушку на 800 мест. Интересно отметить, что в радиусе 300 километров не было и нет ни одного крупного населенного пункта, и ни одной нормальной больницы тоже нет. А вот психиатрическая больница – пожалуйста.

Кстати, это та самая психушка, где несколько лет провел туркменский маугли, который прожил много лет в волчьей стае. Врачам так и не удалось вернуть его в «людскую стаю». Коллеги журналисты из местной районной газеты мне рассказали то ли легенду, то ли быль о том «маугли». Они поведали, что он до сегодняшнего дня переживает о своей матери-волчице, застреленной охотниками. Свою же мать-женщину – не помнит, так как в волчью стаю он попал совсем еще младенцем. По рассказам туркменских коллег, якобы несколько лет назад у одной из актрис ташаузского драмтеатра родился сын, и, пытаясь от него избавиться, она отнесла ребенка в пустыню и там его оставила. Но судьба распорядилась по-своему: мальчишку нашли и приняли в свою стаю волки, а одна из волчиц вскормила младенца своим молоком.

Говорят, что «мама-актриса» до начала 90-х еще была жива и тайком навещала сына, воспитанного в волчьей стае.

А правда, что в Туркмении все еще существует такое понятие как калым? – Поинтересовался я у одного из жителей поселка

-Конечно, – ответил он. – Когда я женился, а сегодня моей старшей дочке 18 лет, мне пришлось уплатить около 10 тысяч рублей. Правда, это все остается в семье. Жена также должна сделать дорогие подарки: ковры, национальную одежду, определенное количество овец.

– От чего зависит размер калыма?

– Во-первых, от умения девушки вести хозяйство, ткать ковры. И еще один момент – это степень ее контакта с городской цивилизацией: чем она дальше от нее – тем дороже.

***

Следующий пункт наших полетов находился в Чагыле. Это поселок, в котором проживало около полутора тысяч человек, в основном занимающихся скотоводством и изготовлением ковров. Здесь планировалось выполнить несколько полетов, но дожди, которые затянулись на три дня, не позволили реализовать наши планы. Ранее намеченный график прохождения экспедиции нарушился. Мы сидели и ждали погоды, которая нам нужна не только для полетов, но хотя бы для того, чтобы вырваться из этого плена. Дело в том, что даже после окончания дождей машины могут двигаться по местным дорогам – такырам (в переводе с туркменского означает «лысый») лишь спустя пару дней. Для участников экспедиции дожди явились трагедией, а для местных жителей – это большая радость. Апрельские дожди – основа жизни знойным летом в этих местах.

Огромную радость вызвал прилет вертолета Ми-8, прилетевшего из Ашхабада и доставившего 50 ящиков с пепси-колой. Полторы тысячи бутылок напитка – по бутылке на каждого жителя Чагыла.

Дети всегда и везде остаются детьми. Они первыми собрались вокруг вертолета. При этом девочки стояли отдельной группой в стороне, чуть-чуть позади мальчишек, и ждали своей очереди. Желая изменить местные законы и проявить уважение к женскому полу, мы начали раздавать пепси и девочкам. Но ничего не вышло. Они крутили головами и пальцеми указывали в сторону ребят. Что ж, вполне объяснимо: во-первых, из рук

незнакомого человека, во-вторых, пить незнакомый напиток. Но и тут нас ждала неожиданность. Получив стакан с напитком, мальчики уходили в сторону и выливали его на землю.

– Почему? – поинтересовался я у нашего проводника.

– Они просто не знают, что это такое, – пояснил он. – В Чагыле этого не было и нет. Дети думают, что это вино.

После недолгих объяснений и личным примером мы убедили местную детвору, что это вкусный напиток, и временная «блокада» американского продукта была снята. «Дети Каракумов выбирают пепси. Да и нам, европейцам, глоток пепси в пустыне был намного вкуснее и приятнее, нежели дома.

В Чагыле нам все-таки удалось выполнить несколько полетов. О красоте туркменской природы сказано немало. Но она еще более прекрасна, когда ее наблюдаешь из корзины летящего воздушного шара. Возвышенности и горы, ущелья и каньоны сверху приобретают совсем иной вид – они напоминают огромных чудовищных животных, лениво разнежившихся под лучами жаркого каракумского солнца. Во время полета над ними создается впечатление, что не ты приближаешься к ним, а они надвигаются на шар и готовы его поглотить. Ослепительное солнце и живописные горы с тенистыми ущельями, необозримые просторы сверкающих такыров и глубокие впадины с пухлыми солончаками, похожими на свежевыпавшей снег. Все это напоминает полет на фантастическом ковре-самолете над сказочной страной.

***

Погрузив все наше оборудование в машины и попрощавшись с доброжелательными жителями Чагыла, наш караван взял курс на плато Каланкыр. В переводе с туркменкского – «тигровое поле». Неподалеку отсюда когда-то проходило древнее русло Амударьи – Узбое. Очевидно, в этих краях в прибрежных зарослях тростника вдоль водоносного русла водился туранский тигр, который ныне исчез с лица Земли.

Поздним вечером наша автовоздухоплавательная колонна прибыла в Капланкырский заповедник. Недалеко от дороги мы нашли небольшой домик смотрителя заповедника. И хотя там никого не было – дверь была не заперта. О нашем приезде знали и нас здесь ждали.

В домике, выстроенном из соломы и глины, с плоской крышей, было две комнаты и что-то похожее на прихожую. В комнате – невысокая печь, на полу – кошма – шерстяной ковер. В печи потрескивает саксаул. Его сладковато-горький запах расплывается по всему помещению. Хозяин дома, зная о нашем приезде, заранеее приготовил для нас большой казан плова. На улице абсолютное безветрие, посему ветряк не работает и дом освещается только пламенем печи да фарами автомобилей. Здесь нам предстояло провести три ночи.

Капланкырский заповедник – самый крупный в республике, занимающий площадь более 600 тысяч га. Основное его назначение – возвращение куланов и восстановление численности джейранов и бухарских баранов, почти полностью уничтоженных на всей территории Каракумов.

Теперь имя заповедника тесно связано с историей воздухоплавания. 13 апреля в 21 час 52 минуты по местному времени, когда сумерки уже опустились над пустыней, Р. Мацюлявичюс решил реализовать свою заветную мечту – выполнить ночной полет на воздушном шаре. На тот момент было трудно сказать, что до этого дня кто-то из воздухоплавателей летал в ночном небе. Официального подтверждения не было. Но то, что ночной полет над пустыней был первым в истории воздухоплавания – в этом сомнений ни у кого не было!

Именно здесь руководитель литовского экипажа принял решение о выполнении ночных полетов. В первом участвовали все три экипажа. Но этот полет не был полностью ночным. Он, скорее, был перелетом из ночи в утро. Вся подготовка к нему началась еще ночью, до восхода солнца. Старт также был произведен до восхода, когда солнце еще было за горизонтом. Шары вылетали навстречу наступающему дню. Восход мы встречали в корзинах монгольфьеров.

Ночью в пустыне кроме луны и звезд нет никаких других источников света, да и то при условии, что небо безоблачно. Именно в такой вечер был выполнен второй полет. Бельгийцы и чехословаки не очень горели желанием летать в такую темень. Одно дело взлететь, другое дело совершить посадку, а третье, и это самое главное, найти шар в ночной пустыне и привезти его на базу, и желательно вместе с экипажем.

Экипаж второго полета был интернациональным: вместе с Римвидасом и Гинтарасом в гондоле шара «Пепси» оказался бельгиец Бенуа Симеон.

Несколько автомашин осветили небольшой участок пустыни, откуда был запланирован ночной старт. Работали все: воздухоплаватели занимались подготовкой шара, телевизионщики старались все это запечатлеть на пленку. Что ни говори – это все-таки первый ночной полет в пустыне. Еще никто в мире этого не делал.

Подготовка шара к ночному полету ничем технологически не отличалась от обычной. Существенное отличие – все приходилось делать при свете автомобильных фар. Усиливавшийся и постоянно меняющий свое направление ветер вносил определенные сложности.

Сначала, для того, чтобы не порвать оболочку шара о колючки, разложили большую подстилку, а затем на ней выложили оболочку шара. Выполнили необходимые соединения. Застрекотали сразу несколько вентиляторов. Римвидас включил горелки, и черный купол неба озарился красно-голубым светом горящего газа, вырвавшегося из двух огнедышащих глоток горелок. Оболочка быстро наполнилась теплом И вот словно огромный китайский фонарик встал над Каракумами шар «Пепси». Постояв так некоторое время, он медленно, под овации тех, кто остался на земле, пошел вверх. Чем выше он поднимался, тем больше на земле становилось пятно света, излучаемое им. Шар плавно плыл над ночной пустыней, среди мертвого безмолвия, приводя в ужас различных животных и немногочисленных местных жителей.

Гладкая, как стол, поверхность пустыни с редко растущими кустами саксаула и колючек, отсутствие всяких преград позволяло лететь далеко и долго. Но спустя несколько минут воздухоплаватели приняли решение произвести посадку. Местность вокруг была хотя и ровной, но абсолютно незнакомой и неизученной. Да и встречи со змеями в ночное время – ничуть не приятнее дневных контактов. Полет продолжался менее 10 минут.

Даже облака раздвинулись над местом старта, как бы давая возможность Всевышнему полюбоваться красотой полета. И тем самым осветить полет смелых воздухоплавателей сверху своим звездным озарением.

Через несколько дней в районной газете появилась информация об НЛО над заповедником, записанная со слов очевидцев. Сколько баек рассказывало нам местное население на следующий день после полета! Они под страшным секретом поведали нам, чтобы, не дай бог, шайтан не подслушал о встречах с посланцами иных миров. В ночном небе, усыпанном звездами, видели большой шар с периодически вспыхивающими огнями. Что же это было, как не инопланетяне! И чем дальше мы уезжали от места старта – тем «правдоподобней» становились рассказы очевидцев.

Если бы на место ночного старта прибыла комиссия по изучению аномальных явлений, то она нашла бы выжженную горелками землю и примятые кусты. Только нас там уже не было. Мы уже спешили к месту новых стартов – Сарыкамышскому озеру.

***

В рассказах о песчаных пустынях бытует представление, что это безбрежное море уходящих к горизонту застывших песчаных волн – барханов. В действительности же незаросшие перевеваемые пески в Каракумах занимают менее 10 процентов общей площади. Наиболее распространены заросшие бугристые и грядовые пески, а также голые такыры. Все элементы рельефа пустыни хорошо просматриваются из корзины шара. В целом ландшафт пустыни равнинный. Однако в Каракумах имеется несколько плато – это плоские возвышения с обрывистыми краями – чишками высотою в десятки метров. Находятся бесточные впадины, в которых располагаются солончаки.

На нашем пути повстречалось огромное соляное озеро Гекленкуи, окруженное со всех сторон трехъярусными каньонами из белого камня. Испортившаяся погода не дала нам возможности полетать в этом сказочном уголке. Гряда каньонов противоположного берега напоминала огромную спортивную арену, выстроенную около сказочного озера и отражающуюся на его серебристо-соляной поверхности.

Когда ослепительное солнце пробивалось из-за туч и освещало живописные склоны, то казалось, что там, внутри их кто-то включает свет и они светятся, переливаясь всеми цветами радуги, а соль у подножия напоминает свежевыпавший девственный снег. Сказочность этих пейзажей напоминала произведения М.-К. Чюрлениса.

***

Почему для экспедиции был выбран именно апрель? Во-первых, этот месяц по местным меркам не очень-то жаркий. Во-вторых, для климата пустынь очень характерны сильные ветры, скорость которых обычно нередко превышает 20 и более метров в секунду. Тогда возникают пыльные бури. Апрель считается относительно «тихим», хотя в конце путешествия нам все же пришлось попасть в песчаную бурю. Высокая температура и сильные ветры для полетов на воздушных шарах – факторы весьма неприятные и не желательные.

Сама же пустыня в это время еще не совсем ожила. Воздух не прогрелся, грунт холодный. Всякой ползучей и прыгающей твари не так много, и вероятность встречи с ней минимальна.

В апреле здесь царит весна. В это время пустыня – страна с бурно пульсирующей жизнью. Зеленеет саксаул, распускается красновато-розовый цветок роголепестника, покрывается мелкими листочками пустынная акация, раскрываются звездочки согдигийского тюльпана – красавца пустыни. Собственно пустыни, с вызженной и растраскавшейся землей, мы так и не увидели.

Через двадцать дней все участники экспедиции вернулись по своим странам, с нетерпением ожидая увидеть все, что произошло за это время, на телеэкранах во время заседаний телевизионного «Клуба кинопутешественников», где ведущий Стас Покровский познакомил зрителей с интереснейшей и пока сегодня единственной экспедицией на воздушных шарах над пустыней Каракума.

Николай ЖУКОВ.
Фото из личного архива Н. Жукова

Метки: 

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!