Музей не безжизненная статика, а живая история

 «Музей – это не только место для хранения экспонатов и их непосредственного изучения, это создание и сохранение духа эпохи, передача всего накопленного из поколения в поколение», – говорит гость «ЛК», директор Литературного музея А. С. Пушкина Надежда Петраускене.

В этом году литературный музей отмечает значимое событие – 150 лет назад в предместье Вильны в имении Маркутье, которое приобрел генерал-инженер Алексей Петрович Мельников у доктора И. Годлевского, на высоком холме, поросшем липами и дубами, был построен двухэтажный летний дом по проекту архитектора И. Ластовского. Имение Мельников подарил своей дочери Варваре  в качестве приданого к ее свадьбе с гвардии поручиком Василием Мошковым. Брак оказался неудачным и вскоре супруги развелись. В Петербурге Варвара знакомится с младшим сыном А. С. Пушкина – Григорием Пушкиным. Они обвенчались в Вильне, а в 1899 году окончательно переехали жить в Маркутье. Сегодня – это литературный музей Александра Пушкина, ансамбль которого составляют бывший жилой дом, парк с прудами, семейная часовня Святой Варвары и небольшое семейное кладбище.

– Вы почти два года руководите музеем. Трудно быть хранителем эпох?

– Поскольку я пришла на должность директора, с одной стороны, из академической среды Вильнюсского университета – большой по своей структуре организации, где занималась текстологией, изучением церковно-славянских рукописей, преподаванием, русского языка как иностранного, а с другой, из общественной организации – Русского культурного центра, где ты «сам себе режиссер» – организатор, координатор, вдохновитель, то если объединить эти две функции, это и есть жизнь музея в общих чертах.

Я, возможно, не настолько представляла себе, что музей – это живой организм. Многие удивляются, как нам удается так многофункционально и разносторонне жить, несмотря на то, что по сути мы небольшой городской музей. На сегодняшний день у нас разработан план деятельности на ближайшие 10 лет. И это не только экспозиционно-выставочная, реставрационная работа, смелые мысли о возрождении павильона-оранжереи, официны (павильона кулинарного наследия).  Необходимо изучать далее историю усадьбы Маркутья, историю семьи, историю людей, посещавших усадьбу, живших здесь, и рассказывать об этом нашим посетителям, вводить новый материал в общенаучный оборот.

Посетители видят только то, что лежит на поверхности любого музея – его экспозиционную часть, а в недрах музея хранится главное богатство – фонды – то, что сокрыто от общего внимания и чем интересуются специалисты.  А наша задача – постоянно поддерживать интерес к экспозиции, организовывать  литературные встречи, вести музыкальный салон, чтобы желание приходить, приводить друзей и гостей с каждым годом крепло.

Несколько поколений выросло на знании того, что пушкинский музей в Маркучяй – это музей А. С. Пушкина, в котором поэт никогда не был. По-моему, это самое неудачное начало экскурсии, которое только можно себе вообразить. А вот если начать разговор о музее словами – это имение Маркучяй, место, известное с XIV века, связанное с именами великого князя Александра и его супруги Елены, что наш дом аутентичный, с оригинальной обстановкой 6 комнат, который хранит память о семье Александра Сергеевича Пушкина, благодаря Варваре Алексеевне и Григорию Александровичу Пушкиным, что младший сын поэта навсегда связан с Вильнюсом и Литвой, тогда информация воспринимается совсем по-другому.

Сегодня немало работаем над тем, чтобы о нашем музее узнало как можно больше людей, входим в Литовскую ассоциацию замков и усадеб, участвуем в общих проектах.

Мы стараемся поддерживать все городские и республиканские культурно-образовательные проекты, инициативы, так как это отличная возможность общаться с коллегами, обмениваться опытом, заявлять о себе, о своей деятельности, о том, что мы вообще есть. Например, музей второй год подряд участвует в большом городском проекте – Open House Vilnius – Дни открытой археологии, благодаря которому к нам стали приходить те, кто, возможно, в литературный музей никогда бы не пошел, а идут посмотреть именно на усадьбу и получают массу впечатлений от увиденного. Поэтому мы всегда открыты для новых инициатив, сотрудничества. Наши ключевые слова – оригинальность, аутентичность исходят даже от стен, дверей музея. Как я говорю, наша образовательная программа начинается прямо с дверной ручки. (Смеется).

– Кто ваши основные посетители?

– Конечно, школьники как из русских, так и из литовских, польских школ. К  нам едут со всей Литвы – Клайпеда, Мариямполе, весь Вильнюсский район, Пренай, Шяуляй, очень активен Алитус, не говоря уже о вильнюсских школах. Очень активен университет третьего поколения – наши сеньоры. Большой поток туристов, причем он круглогодичный, независимый от времени года. Интересно посмотреть,  из каких стран наши посетители 2017-2018 годов, давайте откроем книгу отзывов – Беларусь, Великобритания, Германия, Израиль, Индия, Ирландия, Испания, Италия, Канада, Казахстан, Корея, Латвия, Норвегия, Перу, Польша, Португалия, Словения,  Россия, Финляндия, Франция, Япония.

Но требовать от нас повышения посещаемости было бы не очень корректно, потому что в силу нашей небольшой площади, аутентичности обстановки и невозможности дать экспонатам периодически «отдохнуть» в запасниках мы не вправе устраивать экскурсии нон-стоп. Имеется определенное ограничение и по количеству человек в одной экскурсии. Все-таки следует помнить, что это объект культурного наследия, который надо стараться сохранять для передачи следующим поколениям в таком виде, в каком он находится сейчас. В принципе, это слова Варвары Алексеевны Пушкиной из ее завещания.

– В этом году усадьба Маркучяй отмечает свое 150-летие. Известно, что сохранилась переписка Мельникова с архитектором Ластовским о том, как замышлялся и строился дом, как и где заказывали материалы.

– Место для постройки дома выбиралось очень тщательно. По источникам XIX века (исследования Евстафия Тышкевича, А.-Г. Киркора «Прогулки по Вильнюсу и его окрестностям») на месте, которое архитектор И. Ластовский выбрал для дома, некогда находился дворец литовских вельмож Кишкисов, перестроенный в XVII веке Ходкевичами. Строение сильно пострадало во время московской войны и уже не восстанавливалось.

Сегодня читая переписку А. П. Мельникова с архитектором И. Ластовским, мы узнаем, как подробно обсуждался и утверждался проект дома, его детали, что материалы заказывались в разных странах и городах, например, «цинк выписан из Варшавы, стекло из Бельгии». Несколько раз отмечается в переписке трудность доставки материалов к месту строительства, бездорожье.

Интересно, что буквально рядом в Маркутье (или Свистополь) уже в первой половине XIX века действуют популярные в Вильне питейные заведения, харчевни, трактиры – «Берлин», «Карлсбад», «Кривая горка», «Железная хатка». При некоторых из них имеются эстрада, бильярд, кегли.

– Нет желания восстановить историю всего района для нынешних поколений?

– Мы очень заинтересованы восстановить историю застроек Маркутья виллами, которые сдавались в аренду, с их названиями, историями семей. У нас в запасниках хранятся эскизы декора фасадной части домов, есть информация о планах построить на месте «Железной хатки» железнодорожную станцию. Действительно, очень интересно узнать историю всего района, историю заселения Маркутья дачниками, увидеть макет усадьбы Маркутье со всеми хозяйственными постройками (кухней, конюшней, ледником, оранжереей и проч.).

Но все это требует комплексного изучения и слаженной работы всего коллектива, консультаций экспертов, специалистов по истории края. Сегодня мы собираем истории семей и ныне живущих в Маркучяй, людей, которые здесь жили или работали.

Жители Вильны называли Сиротскую улицу (позднее улицу Субоч) — «Пушкинским трактом». Так и говорили, вам надо туда и туда по Пушкинскому тракту.

Жизнь нашей усадьбы мало чем отличалась от жизни других усадеб – жизнь, насыщенная не только хозяйственными буднями, радостями, горестями, но и активная культурная жизнь. Благодаря изучению архивных документов, переписке мы можем сегодня говорить об истории семьи Мельниковых, Пушкиных, Бибиковых, Философовых, отмечать «наши» адреса на территории современной России, Эстонии, Франции, Италии, Дании, Германии. Интересно, что Андрей Корляков в книге «Великий русский исход. Европа. 1917-1939», отмечая пути эмиграции, отводит Литве только пару страниц – историю эмиграции М. Добужинского. У нас есть чем пополнить эти страницы.

Не менее замечательна история нашего виленского пушкинского герба. У него есть одна особенность – рука с занесенным мечом, должная защищать самодержавие – орла со знаками царского отличия – на нашем гербе, им отмечена вся заказанная у виленских мебельщиков мебель, секира занесена над символом самодержавия. Сразу можем исключить возможность калькирования, так как зеркальный принцип не соблюден. Кроме того, орла на пушкинском гербе Маркутья лишили державы и скипетра. Что это — невнимательность мастеров или революционные настроения?  Это открытый вопрос.

Конечно, мы видим перспективу развития в парковой деятельности. Потому что сам парк – это то место, где мы стараемся устраивать большие праздники по музейной традиции – Пушкинские дни в Маркучяй – 6 июня. Этой традиции уже более ста лет – первые встречи организовывали еще Варвара Алексеевна и Григорий Александрович Пушкины.

Если бы нам удалось воссоздать оранжерею, которая исторически находилась на территории усадьбы, назвав ее Павильоном, можно было бы устраивать больше различных музыкальных вечеров. Кстати, Григорий Александрович интересовался не только охотой и рыбалкой, но был еще садоводом, у него есть награды за селекцию.

Сейчас полным ходом идет реставрация часовни Святой Варвары. Это инвестиционный проект, который начат еще в 2014 году. Надеемся, что будут восстановлены фасад и балюстрада, но нам хотелось бы восстановить часовню полностью. Вот тут, думаю, без старой русской традиции, а именно без народного участия, нам не справиться. Пользуясь случаем, обращаюсь через вашу газету ко всем, кому небезразлична судьба нашего музея. У музея есть счет поддержки, куда можно пожертвовать с целевой припиской «на ремонт часовни». Внутри часовни сохранился иконостас, на реставрацию которого потребуется порядка 153 тысяч евро. Кроме того, нужен еще внутренний ремонт всей часовни, а это еще около 50 тыс. евро.

– Что сегодня главное для музея?

– Мы маленький музей, со сравнительно небольшим фондом экспонатов, но мы жемчужинка.

История, хранимая в наших фондах, переписка жителей Маркутья зачастую является важным по смыслу звеном, которое помогает соединять утраченные звенья одной цепи и восстанавливать общую картину. Например, история портрета неизвестной девочки.

Нам удалось восстановить сотрудничество с Институтом русской литературы (Пушкинский Дом), где хранится часть наших фондов. Благодаря им и нашим коллегам из Государственного музея А. С. Пушкина мы узнали, что одна из картин, которая находится в Эрмитаже как «Портрет неизвестной девочки» и принадлежит кисти Маковского, была еще в начале 90-х годов прошлого века атрибутирована как портрет великой княжны Марии Николаевны.

Сотрудник  Эрмитажа Ю. Ю. Гудыменко провел исследование и выяснил, что эта картина в числе других поступила в музей в 1928 году. Интересно, что несколько картин попали в музейную опись несколькими годами ранее с одного адреса в Петербурге – с улицы Миллионной. Этот дом принадлежал семье Бибиковых, а одним из последних его хозяев был Александр Александрович Бибиков и его супруга Варвара Васильевна Бибикова (дочь Варвары Алексеевны Мельниковой-Машковой-Пушкиной от первого брака), у которой тоже была дочь Варвара. Он предположил, что это дочь Бибикова, и атрибутировал картину как портрет Варвары Александровны Бибиковой.

Уточнить атрибуцию портрета и восстановить детали поступления портретов с улицы Миллионной в музейные фонды помогло изучение сотрудницей нашего музея Эллиной Авериной переписки Варвары Алексеевны Пушкиной с ее сестрой Марией Алексеевной Философовой.

Известно, что в браке со своим кузеном А. А. Бибиковым у Варвары Васильевны не было детей, а была дочь от первого брака – Варвара Дмитриевна Волкова. Именно ее, свою внучку,  Варвара Пушкина упоминает в одном из первых завещаний, оставляя имение в Маркучяй не дочери, а своей внучке – Варваре Волковой. К сожалению, девушка умерла от испанки (гриппа). Подробнее рассказать эту историю можно в отдельной публикации.

Памятуя о том, что сегодня одна из основных задач музея – просветительская, мы были бы рады восстановить рубрику литовской пушкинианы и регулярно публиковать  записки усадьбы Маркутье.

Музей не есть безжизненная статика, музей – живая история. Сотрудникам музея всегда радостно слышать отзывы посетителей, что наш дом полон жизни, что он дышит своей эпохой. У многих посетителей создается впечатление, что хозяева дома вышли и вот-вот вернутся. Наша задача — создать для посетителей, гостей дома теплую непосредственную атмосферу, чтобы появилось желание возвращаться сюда вновь и вновь.

Надежда ГРИХАЧЕВА

Фото из архива Н. Петраускене

Музей не безжизненная статика, а живая история

  1. JURIJ :

    Замечательный уголок давно ушедшей эпохи. Великолепный парк и музей,в котором можно соприкоснуться с историей людей которые имели прямое отношение к великому русскому поэту….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.