На АЭС секретов нет

Продолжаем рассказ о том, как идет строительство крупнейшего инвестиционного объекта — Белорусской АЭС.

А мы уже движемся дальше к месту, где сооружаются две градирни высотой 167 метров каждая — это будут, наверное, самые высокие постройки станции. Опустим технические подробности, в которые нас по пути пытались посвятить сопровождающие — осилить эту информацию не каждому под силу. Стало ясно лишь, что нужны гигантские постройки для охлаждения воды, применяемой на станции, и брать ее будут из соседней реки Вилия, на которой в соседней уже Литве стоит столичный Вильнюс. Интересуюсь у Андрея Баркуна, не пострадают ли жители старинного города?

— Ни в коем случае! — заверяет он. — Крупнейший в Беларуси НИИ водных ресурсов провел исследование, и оказалось, что из Вилии без ущерба для нее можно брать воду для охлаждения даже восьми таких энергоблоков, как у нас, а будет их только два. К тому же на станции будет замкнутый цикл водообращения. Это резко сократит расход воды и предотвратит ее возвращение после использования в реку.

Так ли все это — станет ясно уже относительно скоро. По прогнозу, первый энергоблок должен вступить в строй уже через четыре года, второй — в 2020 году. Показали нам и график строительства, свидетельствующий, что сооружение основных объектов станции идет по графику или даже с некоторым опережением. Практически полностью заказано у российских поставщиков оборудование с длительным циклом изготовления, а без малого 20 процентов его уже поступило на стройплощадку. Каждый месяц 3.200 рабочих и специалистов высокой квалификации здесь выполняют работ в среднем на 60 миллионов долларов. Ни одна другая стройка Беларуси не знает таких высоких темпов!

Словом, наступил момент, когда пора подумать о формировании коллектива, которому будет доверено управлять ядерным процессом. В будущем на станции должны работать 2.300 рабочих и специалистов. Хватит ли им знаний и опыта, чтобы управлять сложнейшим оборудованием? Заместитель главного инженера станции Владимир Горин считает, что проблем не будет:

— Мы уже зачислили в штат будущей АЭС почти 400 человек. Многие из них имеют опыт работы на атомных электростанциях России, Украины, Литвы. Кроме того, четыре ведущих белорусских вуза развернули подготовку специалистов ядерно–энергетического профиля. Только в нынешнем году мы приняли на работу 20 молодых специалистов — выпускников соответствующих факультетов. Многие из них, кстати, во время учебы прошли стажировку на действующих российских АЭС. Кроме того, достигнута договоренность о том, что еще 600 наших работников 45 важнейших специальностей пройдут там подготовку и переподготовку. Так что сплав молодости, опыта и знаний будет обеспечен. Для коллектива будущей станции в Островце полным ходом строятся два современных жилых микрорайона. Многие дома пока заселены строителями станции, вскоре примут первых детишек новые школа и детский сад, а покупателей — гипермаркет.

Эти слова тем более вызывают доверие, что и сам Владимир Горин имеет большой опыт руководящей работы на одной из российских АЭС, а Дмитрий Баркун участвовал в сооружении атомной электростанции в иранском Бушере. И таких специалистов на Белорусской АЭС уже немало. Во многом благодаря их высокому профессионализму строительство станции глава «Росатома» Сергей Кириенко на раз называл образцовым. В Островец не раз приезжали высокопоставленные делегации из стран, присматривающихся к российским ядерным реакторам ВВЭР нового типа. К слову, недавно решение о возведении АЭС «Пакш–2» по российскому проекту приняла Венгрия — фактически это будет двойник Белорусской АЭС.

…Выйдя за ворота строящейся атомной электростанции, мы сразу оказались на территории, доступной всем желающим и пригодной для ведения любой хозяйственной деятельности. И никакой зоны отчуждения! Однако рассказ о новом энергетическом сердце Беларуси был бы не полон без еще одной подробности. В нескольких километрах от будущей АЭС в деревне Гервяты возносит шпили в небо старинный костел, куда верующие приезжают даже издалека. К сожалению, нам удалось послушать лишь несколько произведений в исполнении местного органиста — он торопился к месту своей основной работы на строительстве атомной станции, где работают и многие другие местные жители. Служба в костеле ведется на трех языках, чтобы было понятно всем жителям окрестных деревень: белорусском, литовском и польском. Кому–то, может, покажется странным, но физики с АЭС и «лирики» (то есть священнослужители) быстро нашли общий язык. Ксендз долго перечислял, какую помощь оказали энергетики: 400 тысяч российских рублей перечислили на благоустройство территории вокруг костела, несколько тысяч долларов — на новые витражи… Очевидно, тех и других объединяет служение людям, обществу, а в какой сфере это происходит — в данном случае не так уж важно.

Владимир ЯКОВЛЕВ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *