Над пароходством вновь сгустились тучи

Судьба Литовского морского пароходства – единственной судоходной компании, еще оставшейся в руках государства, вновь вызывает беспокойство у морской общественности. На прошлой неделе стало известно о планах, зародившихся в недрах Министерства сообщений, внести пароходство в список объектов, подлежащих приватизации.

Это будет уже третья попытка продажи национального торгового флота. Первые две пресекла та же морская общественность, усмотрев в этом, ни много ни мало, опасность исчезновения литовского флага на море и, как следствие, потери статуса Литвы как морского государства.

До кризиса работали прибыльно

Созданное 45 лет назад, Литовское морское пароходство до 2001 года было известно на международном рынке морских грузовых перевозок под брендом LISCO. После произошедшей тогда же приватизации 6 морских паромов и 4 самых новых трамповых судна стали собственностью датской компании DFDS. На базе оставленных Литве 19 теплоходов была учреждена новая компания – Литовское морское пароходство (LJL).

Стартовать ей пришлось в довольно трудных условиях: согласно договору купли-продажи, пришлось погашать 56 млн литов кредитов, взятых LISCO на покупку новых судов; средний возраст доставшегося LJL флота достигал 19-20 лет и требовал скорейшего обновления.

Грамотный менеджмент позволил компании за семь докризисных лет получать такие высокие прибыли, что и «унаследованные» долги погасили, и флот обновили. В «Содру» за эти годы было перечислено около 40 млн лт, государству как главному акционеру, а также мелким акционерам было выплачено более 4 млн лт дивидендов.

Однако кризис 2008 года, больно ударивший по всему мировому судоходству, сказался и на пароходстве. В течение первых двух лет еще как-то удавалось работать «по нолям», то есть доходы едва покрывали расходы на содержание флота, но последние шесть лет компания терпит убытки.

Ждать у моря погоды?

Сегодня у пароходства осталось всего семь судов. Этим летом были проданы теплоходы «Алка» и «Дайна», еще раньше — «Скалва» и «Аста», что позволяло погашать часть банковских кредитов, а также задолженности морякам и береговым работникам по зарплате, платить взносы «Содре». Неделю назад на внеочередном акционерном собрании было решено выставить на продажу теплоходы «Аквиле» и «Аудре» постройки 1997 года и дедвейтом по 5800 тонн. Вместо них, согласно стратегическому плану развития на 2014-2016 гг., предусмотрено закупить одно-два судна большей грузовместимости, более востребованные на рынке морских грузоперевозок.

Убытки за первое полугодие составили 5,5 млн литов. Моряки, зарплата которых и без того на порядок меньше, чем у коллег на иностранном флоте, ропщут на постоянные задержки с выплатой заработка, достигающие 2-3 месяцев. На компании также висят обязательства по выплате более 45 млн лт кредитным учреждениям.

В этой сложной ситуации  руководство во главе с генеральным директором Аудронисом Лубисом делает все возможное, чтобы удержать пароходство на плаву, тем более что специалисты по судоходному бизнесу прогнозируют оживление на рынке морских перевозок уже в ближайшем будущем. Тогда, возможно, найдутся и крупные инвесторы. Два года назад компания вывела свои суда из тайм-чартера и сама занимается менеджментом флота, что обеспечивает более высокие фрахтовые ставки. Это пока и спасает от банкротства. Теплоходы компании работают в самых разных регионах Мирового океана – в Южной и Северной Америке, в Африке, перевозя генеральные, сыпучие, контейнерные грузы. Сейчас, например, самое крупное судно пароходства «Вента» берет груз в порту Йемена.

Правление акционерного общества LJL, состоящее в основном из высокопоставленных чиновников Министерства транспорта и коммуникаций, тоже предпринимает меры. Так, в 2010 году были заменены ведущие менеджеры компании во главе с гендиректором Витаутасом Висмантасом. Тогда же в Минсообщений вновь всплыла идея продать контрольный пакет акций LJL. Однако Союзу моряков Литвы, Клубу капитанов, а также Союзу граждан Литвы удалось отстоять пароходство. В рамках акции «За Литву как морское государство» были собраны тысячи подписей, состоялись десятки пикетов, свои доводы против приватизации представители морской общественности излагали на встречах с тогдашними премьером Андрюсом Кубилюсом и министром сообщений Элигиюсом Масюлисом.

…Или продать, и дело с концом?

По сведениям Союза моряков Литвы, в Министерстве сообщений уже готово письмо к правительству с предложением передать пакет акций Литовского морского пароходства Фонду государственного имущества для последующего внесения в приватизационный список.

«Мы против приватизации этой судоходной компании и будем бороться. Это грозит уводом флота из-под литовского флага, сокращением морских рабочих мест, налоговых поступлений. Почти две трети моряков пароходства – люди предпенсионного возраста, зачастую не владеющие английским языком. Им будет практически невозможно найти новую работу. Здесь ежегодно проходят плавпрактику десятки студентов морских учебных заведений. Ситуация на мировом морском рынке меняется к лучшему и, уверен, руководство пароходства сумеет этим воспользоваться», — считает председатель Союза моряков Литвы Пятрас Бякежа.

Как говорил на прошлой неделе журналистам министр транспорта и коммуникаций Римантас Синкявичюс, решение по пароходству пока не принято, но нужно либо инвестировать в компанию, либо приватизировать ее, пока не надвинулась угроза банкротства. Номинальная стоимость контрольного пакета из 56,66% акций составляет около 47 млн литов.

Как упоминалось, это была бы уже третья попытка приватизации компании. Первую власти предприняли в 2003 году, когда пароходство работало прибыльно и потому мотивы такого решения были совершенно непонятны морской общественности. Тогда еще не утихла боль от потери LISCO, приносившего государству огромные прибыли, а проданного всего за 48 млн долларов – по цене половины парома, как возмущался бывший президент компании капитан Антанас Аниленис. При этом датчанам достались хорошо известный в морском бизнесе бренд LISCO и 13 млн долларов на банковских счетах проданной компании, не говоря уже о нескольких судоходных линиях на Германию и Швецию, которые с годами работают все прибыльнее.

В 2003 году датская компания Trident Marine предлагала за 66,66% акций Литовского морского пароходства 33 млн лт. Тогда приватизаторов остановили лишь взрыв негодования среди общественности, ежедневно выплескивавшийся на страницы газет, да сомнительная финансовая история потенциального покупателя. В 2010 году, когда пароходство еще не было убыточным и имело 12 судов, власти вняли доводам, что во времена кризиса неприбыльный флот не стоит и ломаного гроша.

Но какие аргументы можно привести сейчас? Смешно и слишком пафосно называть пяток оставшихся и далеко не новых судов национальным флотом страны. Угроза исчезновения литовского флага на море и, как следствие, потери статуса морского государства тоже не кажется уже такой серьезной. У нас есть еще судоходная компания «Лимарко», датчане также вроде бы не собираются спускать литовский флаг на своих паромах. Потеря рабочих мест? Сейчас в LJL работают 267 моряков и 28 береговых работников. Но пока суд да дело, у большинства работников уже и пенсия подойдет. Молодежь из-за низких зарплат сюда не заманишь.

А вдруг все-таки найдется богатый инвестор, способный подарить Литовскому морскому пароходству третью, счастливую жизнь?

Елена ЛИСТОПАД

Комментариев: 2

  1. Екатерина :

    Вот только и остаётся ждать у моря погоды…

  2. viktor :

    kak obychno —vymyli dengi vysokopostavlennye a teper prodat…normalnye firmy zarabatyvajut, a v litve-ukrast i obankrotit

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.