«Нас рассорить невозможно»

Год назад к обязанностям в ранге Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Литовской Республике приступил Александр Иванович Удальцов. Накануне российского праздника – Дня народного единства Александр Иванович посетил редакцию «Литовского курьера».

– Уважаемый господин Посол! Какие впечатления сложились о нашей стране за этот год, что Вам успело понравиться в Литве?
– В Литве мне давно многое нравится, иначе бы я сюда не приехал. Я занимаюсь Литвой и другими странами Балтии более 20 лет и думаю, что неплохо ее знаю. Тем более, я начал знакомиться с Литвой не только с того времени, когда она стала независимым государством, но и гораздо раньше. Многие из нас хорошо помнят, что еще во времена Советского Союза Прибалтика всегда вызывала особый интерес: люди стремились сюда приехать, окунуться в этот незабываемый приморский край, Литва воспринималась по-особому, имела свой менталитет, свою ауру. Я также старался не отставать и приезжал сюда отдыхать, путешествовать и с тех пор наблюдаю за Литвой в развитии. Так что у меня с вашей страной связаны самые приятные воспоминания, которые пока, в основном, приумножаются.
– Год по дипломатическим меркам – это много или мало?
– Я вам назову всего две цифры: совсем недавно исполнился 41 год моей работе в МИДе, из них 26 лет я работал за границей. В этом контексте один год – вроде бы немного, но, с другой стороны, с годами и опытом начинаешь понимать, что за год можно сделать очень много, как, впрочем, и многое не сделать и не успеть.
Бытует такое мнение: когда дипломат работает за границей, то первый год он работает якобы на понимание того, куда он попал, второй и третий годы – на страну пребывания, а четвертый и последующие годы – уже на свою страну. Если принимать такую схему, то важно, о каком годе в этом перечне идет речь… Если серьезно, то послом России за рубежом я назначаюсь в третий раз, я являлся послом по особым поручениям, так что опыт работы у меня есть, а это во многом облегчает восприятие страны, вхождение в суть проблем.
И еще одно наблюдение. Опыт – это колоссальное явление, особенно в дипломатии. Ведь дипломатия – это система прецедентов. Если вы хорошо знаете историю дипломатии, тем более сами в ней работаете десятки лет, то вы практически не попадаете в такую ситуацию, из которой не было бы выходов или в которой вам не приходилось бывать ранее. В этом плане прошедший «литовский» год тоже важен. Тем более, что он был весьма непростой.
– Перед назначением в Литву Вы представляли РФ в Латвии. В чем схожесть и различие двух Балтийских стран?
– Ответ до банального прост: между Литвой и Латвией есть много общего и соответственно есть много различий. Мне было 45 лет, когда я впервые был назначен в Латвию в качестве посла. Сейчас мне – 63 года. Тогда во мне было больше задора, энтузиазма, а сейчас – здравомыслия. Да и времена были другими. Во-первых, та Латвия, в которой я работал, не была еще в составе Европейского союза. Происходило только становление наших отношений и много делалось с нуля, было место для экспериментов, нестандартных ходов.
Что касается Литвы, то здесь я нахожусь в стране, которая является членом Евросоюза и НАТО и в силу этого имеет по понятным причинам умеренный суверенитет и суженное поле для маневра. Это, естественно, накладывает определенный отпечаток на наши двусторонние отношения. К тому же я не сторонник той точки зрения, что между странами Балтии – Литвой, Латвией и Эстонией – очень много общего. Понятно, что у них есть общие исторические корни, определенная близость менталитета.
Но, тем не менее, это разные народы, потому и различий между ними много. В первую очередь – это язык. Кроме того, в Латвии значительно больше русскоязычного населения и наших граждан, то есть в целом – соотечественников, что также накладывает очевидный отпечаток на жизнь страны. В Латвии серьезной проблемой остается безгражданство значительной части русскоязычного меньшинства и вытекающие из этого различия в правах. Мы, как партнеры, хорошо видим, что обе страны-соседки являются по целому ряду позиций конкурентами, а подчас и соперниками. Впрочем, это распространенное «соседское явление».
Если говорить о сходстве, то могу сказать главное: в ваших странах очень доброжелательные люди. Ведь самые точные впечатления о стране оставляет именно общение с людьми. В большинстве своем жители и Литвы, и Латвии в целом по-доброму относятся к нашей стране, россиянам, и я для себя делаю, возможно, несколько пафосный вывод: нас рассорить невозможно. Да, могут происходить какие-то негативные процессы под влиянием различных событий, но развести нас – дело нереальное. Такой вывод я делаю как человек, как дипломат и как политик.
– В связи с этим, появились ли у Вас новые друзья в Литве, какие встречи Вам запомнились?
– К слову «друг» надо относиться очень осторожно. Когда я женился, а было это лет 38 назад, мой отец, поднимая тост, сказал очень мудрые слова, которые я запомнил на всю жизнь. «У человека может быть лишь один, максимум два настоящих друга». И я всю жизнь убеждаюсь в том, что он был прав. У меня действительно есть один настоящий друг, не потому что я других к себе не подпускал, а так объективно сложилось. Остальные – приятели, добрые знакомые, соседи, но не более того.
То же самое относится и к государству. Хуже всего иметь якобы много друзей, среди которых потом оказываются псевдодрузья, а некоторые становятся даже врагами. Поэтому я придерживаюсь определенной теории: стараться квалифицировать всех точнее. Если речь идет о государствах, то разумнее вести речь не о друзьях, а о добрых соседях, о странах, с которыми доминируют добрососедские отношения, или о союзниках.
– А Литва в этом контексте к какой категории относится?
– Как вы понимаете, не к первой. Вы не можете не видеть, как «сверху» формулируется в Литве отношение к нашей стране, реальную политику в этом плане. С другой стороны, нельзя не отметить, что такой подход разделяется здесь далеко не всеми. Люди рано или поздно устают от навязываемых им враждебности, запугивания. Литовцы – народ здравомыслящий и доброжелательный. Они сами во всем разберутся.
– Господин Посол, как Вам кажется, чего в Литве не знают о России, и что мы теряем от этого незнания?
– Если говорить коротко, то в Литве не знают самой сегодняшней России. А если серьезно, то, конечно, у нас знаний друг о друге мало. И то, что мы долгое время были в составе Советского Союза, вовсе не означало, что мы скрупулезно изучали друг друга. Одну из причин такой ситуации я вижу в том, что наши люди все еще мало общаются, мало ездят: россияне – сюда, в Литву, литовцы (особенно молодежь) – в Россию.
Хотел бы привести один конкретный пример. Не первый год из Литвы организуются экспедиции «Миссия Сибирь». В этом году молодые люди ездили в Красноярский край, где они ухаживают за могилами сосланных туда соотечественников. Мы встречались с участниками экспедиции, помогали им, поскольку считаем, что это дело в основе своей важное. Это часть истории страны, не только вашей страны, но и нашей, общая память. Я разговаривал с ребятами после их возвращения: они были полны позитивных впечатлений. Больше всего их поразило отношение людей, то, как их очень тепло встречали. Многие из них хотят съездить туда с друзьями в турпоездки. Так что такие поездки, путешествия крайне важны и полезны, они на многое открывают глаза. И я в своей работе пытаюсь этому всячески способствовать.
Вторая сторона знаний друг о друге – это информация. Сегодня на пути взаимного познания друг друга создана масса субъективных препятствий специально для того, чтобы разъединить, а по возможности и поссорить. Но убежден – это явление временное: нельзя людей вечно кормить протухшим информационным продуктом и считать, что они не доберутся до истины и до других информканалов.
– С какими стереотипами о Литве Вам приходилось сталкиваться в России?
– Приходилось (смеется Александр Иванович). Например, у россиян существуют обобщенные стереотипы в отношении жителей Закавказских республик, которые в основе своей доброжелательные. Есть такие же обобщенные представления и о жителях стран Балтии – например, знаменитый акцент. Правда, он больше похож на эстонский, чем на литовский или латышский. Но уверен, что никто на такую «языковую нивелировку» не обижается. И хочу подчеркнуть: у нас очень хорошо относятся к литовцам, латышам, эстонцам. Вы никогда не услышите, чтобы в России кто-то сказал что-то оскорбительное в их адрес.
– Что тогда нам мешает чаще ездить друг к другу?
– Мешает, прежде всего, наличие виз. Россия, как известно, никогда не была сторонницей виз, их введения, выступала и выступает за их отмену. Следует, однако, признать: Литва никогда не была в числе стран ЕС – сторонников отмены виз. Более того, несколько лет назад мы пытались вместе с Литвой и Польшей пойти по пути местного приграничного передвижения. С польскими партнерами нам удалось «уговорить» Евросоюз и выйти на подписание, замечу, взаимовыгодного межправсоглашения. Изначально планировалось, что все три страны – Россия, Польша и Литва – обратятся в ЕС с тем, чтобы добиться изменения его соответствующего регламента за номером 1931, который регулирует приграничные связи. Но Литва и от этой идеи отказалась: в ней прошли выборы, пришли другие политики и изменили точку зрения по этому вопросу на 180 градусов.
А между тем наш опыт с поляками весьма позитивен: с российской стороны соответствующими разрешениями, а не визами имеет право воспользоваться потенциально один миллион человек, т. е. все население Калининградской области, а с польской – полтора миллиона. В это соглашение входят вся Калининградская область и два воеводства Польши – Вармино-Мазурское и Поморское, а не 30-километровые ограничения с каждой стороны, как это предписывает регламент Евросоюза.
Это явление оказалось экономически выгодным для самой Польши. На безвизовом приграничном передвижении она зарабатывает немалые деньги. Так, по подсчетам министерства финансов Польши, за последний год жители Калининградской области истратили в их стране 92 млн злотых (приблизительно 74 млн литов. – Прим. ред.). Приносит этот режим немало позитивных моментов и в других сферах общения: культурной, молодежной, туристической и ряде других. Другими словами, местное приграничное передвижение – это первый шаг на пути к безвизовому режиму.
К сожалению, с литовской стороны взаимопонимания в этом вопросе мы пока не нашли. И совершенно очевидно, что речь в данном случае идет о политическом решении руководства страны, которое не учитывает интересы жителей приграничных районов Литвы и предпринимателей.
– Литву и Россию связывает историческое прошлое. Какие вехи общей истории Вы могли бы отметить?
– У нас долгая и непростая история. В ней были разные периоды и, замечу, не всегда трагические. Не раз мы жили в составе единого государства, решали общие задачи, но такие страницы сегодня замалчиваются. Хотя, с другой стороны, мы являемся свидетелями прорыва вырванных из исторического контекста фактов, вписанных в соответствующий политический контекст, чаще всего искаженных или вложенных в ложную канву.
К примеру, Сейм Литвы объявил 2014 год – годом Оршской битвы, хотя любому историку понятно, что это событие не заслуживает столь пристального внимания. Речь шла о локальном конфликте князей, не сыгравшем практически никакой роли в событиях того времени. Но победили-то тогда московских князей, а теперь в глазах ряда политиков это выглядит как важное предзнаменование!
Мне кажется, сейчас надо говорить о более близких событиях, которые связаны с нашей современной жизнью. Безусловно, исторической вехой стала Вторая мировая война. Границы современной Литвы определены итогами этой войны. Причем территории зафиксированы не народным волеизъявлением, а за столом переговоров лидеров трех держав. Об этом сегодня стараются не вспоминать, а на этом фоне некоторые литовские эксперты начали выступать с «сенсационными открытиями» о том, что Калининградская область была передана СССР якобы на 50 лет. Замечу, что ни на каких международных конференциях, включая Потсдамскую, вопрос о сроках передачи Калининградской области вообще не поднимался. Псевдоисторики, которые об этом говорят, наверняка и не читали документов, на которые они ссылаются. К слову, такие толкователи истории должны понять, что подобные «вбросы» могут открыть ящик Пандоры и спровоцировать разрушение современного мироустройства.
Кстати, у нас с Литвой существует совместная комиссия историков, в состав которой входят крупные специалисты. К сожалению, комиссию в настоящий момент также «заморозили». А между тем такая профессиональная деятельность сейчас как никогда востребована. Результатом работы комиссии могли бы стать сборники публикаций, где литовские и российские историки представили бы свои точки зрения, документы на те или иные события. Пусть читатели сами ищут истину в таких публикациях.
– Наверное, у каждого времени свои послы? Какой стиль Вы предпочитаете на дипломатическом поприще? Какими качествами должен обладать дипломат?
– Вы правы: у каждого времени свои послы, но и у каждого государства свои послы, что отчетливо видно особенно в сложные периоды дипломатического развития. Хочу заметить, что российская дипломатическая школа относится к числу лучших в мире, имеет прекрасную систему подготовки и переподготовки дипломатов, их отбора. Результаты их деятельности говорят сами за себя.
На самом деле, качества, которыми должен обладать дипломат, совершенно очевидны. Как ни пафосно это звучит, но это должен быть человек, прежде всего, преданный своей стране, хорошо понимающий ее интересы, которые он и призван отстаивать. Не терплю дипломатов, которые под влиянием каких-то событий у себя в стране или где-то еще моментально перекрашиваются и превращаются, образно говоря, из убежденного коммуниста-интернационалиста в заурядного националиста.
Наряду с отличной профессиональной подготовкой, хорошим знанием языков чрезвычайно важны и его чисто человеческие качества – честность, порядочность, воспитанность, умение сходиться с людьми. Все это очень важно, поскольку дипломат – это лицо своей страны.
– Александр Иванович, а как ваша семья относится к столь длительным командировкам?
– Относится с пониманием, хотя, скажу откровенно, такой ритм жизни не всегда позитивно отражается на семье. Непросто годами жить за границей без семьи. Один из главных вопросов – учеба детей. У меня уже четверо внуков. Старшая внучка живет с нами, в Вильнюсе.
Школы при посольстве здесь нет, хотя в подавляющем большинстве стран они имеются. Поэтому она посещает вильнюсскую школу с русским языком обучения и ей там нравится. Но программы в школах Литвы значительно отличаются от российских, поэтому родители предпочитают, чтобы их дети старшие классы заканчивали в Москве. Впрочем, мы уже привыкли к такой кочевой жизни. Мой отец, жена, теща – также были мидовскими работниками, что упрощало задачу.
– Удается ли найти свободное время? Как Вы его проводите? Появились ли у Вас любимые места в Литве?
– Я – любитель автопутешествий. За рулем уже 43 года. Автоспортом начал заниматься еще в студенческие годы и проехал за свою жизнь полмира и практически всю Европу. За рулем я объездил всю Латвию, всю Литву. В выходные дни проезжаю по нескольку сотен километров. Люблю в поездках пообщаться с людьми. Оказалось, что почти с каждым жителем Литвы можно договориться по-русски. Кстати, объективная ситуация такова, что число этнических литовцев, желающих изучать русский язык, с каждым годом растет, и делают они это добровольно, понимая, что это язык нужный, востребованный в целом ряде профессий.
Один из моих самых любимых уголков в Литве – Куршская коса. Уникальное место, сказочная природа. Другое привлекательно место, естественно – Тракай. Здесь я бываю с нашими гостями, гуляем вокруг озера, а затем посещаем одно из небольших рыбных хозяйств, расположенных неподалеку, где можно порыбачить, а затем отведать приготовленную по вашему желанию рыбу. Как историку мне интересны Каунас, Советск-Панямуне и ряд других мест. Из других увлечений могу назвать книги, шахматы и бильярд.
– А кто ваш любимый автор?
– Как правило, на прикроватной тумбочке у меня несколько книг, и выбор того, что прочитать сейчас, зависит от настроения. Из авторов, которых перечитываю, отмечу, пожалуй, Ильфа и Петрова. Многое из того, что они писали почти век тому назад, актуально и сегодня.
Работая в Праге и изучив в совершенстве чешский язык, прочитал в оригинале Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка» и совершенно по-другому воспринял это произведение, лучше ощутил его добрый юмор. Надеюсь, что изучу литовский и прочитаю в оригинале «Времена года» Кристийонаса Донелайтиса.
– Понравилась ли Вам и вашей семье литовская кухня?
– Мне нравятся цеппелины, а внучка любит кибины. А в качестве подарка из Литвы привожу своим друзьям «запрещенный» литовский сыр и «Шакотис».
– Ваши пожелания нашим читателям.
– Хотелось бы, чтобы у них была возможность получать разностороннюю и объективную информацию с тем, чтобы они понимали, что происходит вокруг. И конечно, счастья, любви, благополучия и… дешевого газа.
– Благодарю за беседу.

Валерий ТРЕТЬЯКОВ

Комментариев: 10

  1. Солдат :

    Ув. Вивариус Морталов. Все живут настоящим помня о смерти, хотя каждому своё. А лучше пишите по русски.

  2. Виварий Смертяшкин :

    «Моменто море! — Моментально….В море!»

  3. Виварий Смертяшкин :

    Никто и никогда не договорится,так как пряников на всех не хватит! Рано или чуть попозже ……………

  4. Читатель :

    Невозможно договориться, пока есть антироссийская уснановка госдепа.

  5. дейч :

    ох сумЛеваюсь я однакА
    что не разверзнется
    клоака

  6. Анатолий Лавритов :

    Если говорить об интервью, то откровения умудрённого жизнью человека высокого государственного уровня поражают добросердечием и человеколюбием,проявляемым к каждому человеку,какой бы национальности он ни был.И очень хорошо, что Россия имеет таких дипломатов высочайшей квалификации, умеющий с простых и понятных позиций сказать самое важное и необходимое на сегодняшний день!

  7. Анатолий Лавритов :

    Россия давно ведёт переговоры с Европейским Союзом о безвизовом режиме.Пока безуспешно, тем более, что ЕС имеет военную структуру НАТО, всё ближе приближающей свои руки к горлу России.Опасно?А после событий на Украине стало ещё опаснее, что несомненно отдалило возможность безвизовых поездок.Политика пока что определяет даже экономику.Одни только санкции чего стоят!

  8. ричард :

    Мне вот непонятно,почему и по какой причине нельзя пробить систему безвизового посещения с обеих сторон.Приходилось слышать как с одной стороны так и с другой-взаимные упрёки:»Мы-за,а они нет».Так где же истина?Неужели так трудно и сложно договориться?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *