Неисправимый романтик

Таковым считает себя художник Леонид Линдин, картины которого продолжают путешествовать по миру, а он до сих пор сам себя спрашивает: «Как же это меня угораздило?»

Ведь увлечений было много – и музыка, и спорт, а стал почему-то художником.

– Как и большинство моих «коллег по цеху», рисовать начал почти с пеленок, – рассказывает Л. Линдин. –  Как-то принес свой очередной удачный шедеврик маме показать. Похвалила. Окрыленный успехом, я и спрашиваю: «Ну как, мам, я художник?» Тут-то и получил серьезное внушение: мол, никогда не смей так говорить! Это нужно заслужить и много для этого потрудиться! Радость  моментально улетучилась, но мечта все-таки осталась. И подумал ребенок: я докажу! Так начался путь в волшебный мир искусства…

– Из чего складывался этот мир?

– Все свои впечатления, все, что оставляло в душе след, сразу же отражал на бумаге карандашами и акварелью. Если это были популярные в то время фильмы про индейцев, тут же появлялись широкоформатные горные пейзажи с водопадами, с индейцами на лошадях. И кумир всех мальчишек актер Гойко Митич с карабином в руках! До сих пор помню костюмы с бахромой и узорами, и все это рисовал по памяти во всех подробностях. Потом были и «Человек-амфибия», и «Туманность Андромеды». Так что на уроках рисования и черчения я был лучшим — без ложной скромности.

Неизгладимые впечатления в детской памяти оставили музеи Ленинграда. Я как завороженный разглядывал детали на картинах великих мастеров, пытаясь понять, как это может сделать рука человека.

– А когда детское увлечение переросло в профессию?

– Художественную школу им. Чюрлениса закончил экстерном, за полтора года. В то время уже работал художником-оформителем. Это дало возможность перепробовать в деле все существующие краски – художественные, строительные, технические, все это применялось также для картин и плакатов. Чуть позже, занимаясь оформлением витрин, я научился работать со всевозможными материалами, доступными в то время. Параллельно увлекался различными видами декоративного искусства. Пробовал чеканку по металлу, резьбу по дереву, инкрустацию, керамику и т. д.

Но самый значительный опыт я приобрел в Нью-Йорке, в котором побывал в середине 90-х. Полгода работал дизайнером по стеклу и несколько месяцев в реставрационной мастерской, где освоил работу с материалами, которых в Литве тогда еще не было.

До этой поездки у меня уже были три персональные выставки в Вильнюсе. А по возвращении решил поставить живопись, как говорится, на коммерческие рельсы. Началась успешная продажа картин, которая дала возможность не только зарабатывать, но и повышать свой уровень.

В этом мне немало помогло общение с известной вильнюсской художницей Бэллой  Биндлер. Однажды, перефразировав великого полководца, она сказала: «Натура – дура, а глаз – алмаз!» И я понял, что художник – это, прежде всего, композитор. Что натура не предлагает готовых рецептов, – художник сам должен вычленить из нее то главное, что нужно для создания цельного и законченного образа. Именно эта мысль, как нельзя лучше, подходит для моего любимого жанра – морского пейзажа.

Но работа с красками ставила передо мной все больше вопросов. Живопись – как музыка, поэтому цвет должен звучать. И секрет не в яркости цвета (и не в громкости звука), а в гармонии. Когда я это понял, пришло настоящее чувство цвета, проявилась своя манера подачи материала, доведенная почти до автоматизма.

– К какому стилю в живописи себя причисляете?

– Считаю себя приверженцем романтического реализма. Хотя и современный авангард порою останавливает взгляд и очень даже удивляет. Можно, конечно, быть более модным и современным, лепить мастихином по пять холстов в день, но мне это не по душе. Я всегда любил классику, которая была и будет вечно.

Одновременное занятие компьютерным дизайном еще больше обогатило мои познания в теории цвета, построении композиции, графических приемах. Одно время даже увлекся программами 3D — моделирования, в которых освоил приемы построения сцены, секреты освещения и перспективы. Для любого художника компьютер – это мощный инструмент и учитель в одном лице.

– Что дает в творческом плане участие в совместных выставках?

– Последние несколько лет принимаю участие в коллективных выставках русских художников Литвы, и это тоже повлияло на мое мировоззрение и отношение к искусству, появилось чувство причастности к чему-то значительному и нужному.

Новичок всегда задается вопросом: «С чего начать?» Я думаю, с отношения к поставленной цели. Если в душе романтик – путь открыт. Добро пожаловать в искусство! Ведь разрушать и ломать легко. Это могут все. А вот  созидать…

Мой любимый учитель, Михаил Аркадьевич Перцов, как-то сказал: «Чем больше будет художников, тем лучше. Тем богаче и интереснее будет этот мир».

Валерий СЕРЕГИН

Комментариев: 2

  1. Klaipeda :

    Способный человек и разносторонний. Прочёл точные и добрые эпиграммы на открытии выставки в Клайпеде.Успехов!

  2. лара :

    Чудесные Ваши картины,Леонид!Ждем выставок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.