Неспособность политиков договориться мешает синхронизации Балтии с Европой

За ближайшие семь лет страны Балтии должны разорвать все электроэнергетические связи с Россией и Беларусью и синхронизироваться с сетями континентальной Европы. Тема может показаться скучной, если бы этот процесс не оказывал влияние на каждого человека. Это цена за электроэнергию, а она, как известно, влияет абсолютно на все: это изменение цен на продукты, топливо, отопление, зарплаты, налоги… Как снежный ком. Вопрос только в хорошем смысле, или нет. Дешевая электроэнергия – это расцвет производства, инвестиции, резкий рост благосостояния. Если она подорожает, процесс, разумеется, будет обратным. «Литовский курьер» начинает серию публикаций о переходе в континентальные сети Европы и «разводе» с Востоком.

Коллаж «ЛК»

Политики – слабое звено?

Руководитель Комиссии по энергетической безопасности при президенте Латвии, бывший министр энергетики Латвии Юрис Озолиньш причины любых возможных промедлений в проекте синхронизации электросистемы стран Балтии с континентальной Европой видит в политиках. Технически и экономически, по его словам, к реализации проекта все готово. Осенью 2018 года европейским структурам представители стран Балтии должны будут представить конкретный план синхронизации с сетями континентальной Европы и выходе из БРЭЛЛ. При этом специалистам все понятно уже давно, вопрос остается только за решениями политиков трех стран, которые сегодня спорят по вопросам, никак не связанными с технологиями.

«Я думаю, что те люди, которые занимаются технологиями, управлением электросистемами, конкретно операторы, для них нет такой проблемы: что это такое – синхронизация с сетями континентальной Европы — и для чего это нужно, сколько это может стоить. Здесь есть политическая составляющая. Для получения финансирования со стороны Европейской комиссии должно быть принято политическое решение. Что это проект общего значения. Так что технические специалисты сегодня просто ожидают, когда политики договорятся между собой и поймут, что это такое. И почему это нужно», — рассказывал «Литовскому курьеру» Ю. Озолиньш.

По его мнению, выбранная дата – до 2025 года – даже слишком отдаленная. Весь процесс перехода технически может быть выполнен гораздо раньше, а такой срок заложен скорее из-за разногласий политиков в странах Балтии. Кроме того, промедление политиков может осложнить и перераспределение  в новой финансовой перспективе ЕС, на которую повлияет выход Великобритании из Сообщества.

«Я не понимаю, почему так долго? По моему мнению, такая цель — это очень отдаленная дата. Можно все сделать гораздо быстрее. Раз договорились, если есть понимание, что это нужно, то зачем откладывать? В Евросоюзе скоро начнется новый бюджетный период. Эти переговоры достаточно трудные», — заметил Ю. Озолиньш.

Из-за перераспределения бюджета, а сегодня, отмечает энергетик, общий бюджет ЕС может как сократиться из-за выхода Великобритании, так и увеличиться, если страны примут решение повысить взносы, могут быть и затронуты стратегические проекты. И из-за этого откладывать политические решения не просто нецелесообразно, но даже опасно.

Не видит опасности эксперт и в уменьшении соединений стран Балтии после выхода из БРЭЛЛ. На сегодняшний день работает всего 16 сетевых соединений с Россией и Беларусью. После выхода из БРЭЛЛ эти соединения будут разорваны, останутся лишь соединения с Польшей (один или два соединения LitPolLink), 4 кабеля постоянного тока со Скандинавией (несинхронная работа). Таким образом, надежность внешних соединений, на взгляд неспециалиста, ухудшается. Но это в теории, уверен Ю. Озолиньш.

«Система вполне может работать стабильно. Я работал с энергосистемами. И тогда мы работали в условиях, которые гораздо сложнее, чем сегодня. Технологии стали гораздо надежнее, как и электростанции. Пример – электроэнергосистема Латвии, которая, наверное, сегодня самая новая в Евросоюзе. Конечно, некоторые генераторы необходимо будет со временем заменить, но все равно – система очень надежная. И это парадокс, поскольку технически уже сегодня все готово. Политическое решение в Евросоюзе также принято. Теперь должны решить политики стран Балтии», — считает энергетик.

А эти договоренности – сегодня самое слабое звено.

«В том и дело. В технический и экономический проект вмешивается политика. А политики, я не хочу употреблять слово «однодневки», но у многих политическая жизнь очень короткая. У кого год, у кого три. И каждый хочет себя показать, а верх должно взять стратегическое понимание вопроса. Стратегическое – это когда мы смотрим на десять или двадцать лет вперед, а не в рамках политической жизни. Это главное противоречие в этом проекте. ЕС давно принял решение, а на местах – Литва говорит одно, другая страна – другое. И так далее и так далее. Это довольно глупо выглядит», — заметил эксперт.

Литва, как темное пятно

Выход стран Балтии из БРЭЛЛ – решение окончательное и технически может различаться только в деталях, считает латвийский эксперт в области энергетики, член президентской комиссии по энергетике Рейнис Аболтиньш.

«На политическом уровне я считаю, что все договорились. Все считают, что десинхронизация произойдет. Это уже ясно, и мы ждем, пока пройдут процедуры тестов. И тогда будут ясными конкретные даты. Сейчас мы знаем, что это, примерно, 2025 год. К лету 2019 года мы должны начать понимать могут ли страны Балтии существовать  как самостоятельные единицы, способные генерировать нужное количество электроэнергии для собственных нужд. Но это еще предстоит, и уже тогда будет видно, что и как», — рассказал «Литовскому курьеру» эксперт.

При этом он отметил, что ситуация в разных странах Балтии значительно различается. Если Латвия теоретически может себя обеспечивать электроэнергией, то, например, Литва – нет.

«Если мы смотрим на цифры, то у норвежского оператора есть очень интересная табличка в реальном времени, которая изображает потребление во всех странах NordBaltSpot. И там очень четко вырисовывается, что Литве не хватало полторы тысячи мегаватт мощности – это очень, очень много. Это больше, чем все латвийское потребление. Мы знаем из-за чего такая ситуация, это понимают и в Латвии, и в Эстонии», — сказал Р. Аболтиньш.

«Это понимают и в России, когда просчитывают какую роль, например, будет играть Калининград. В вопросе передачи электроэнергии в Литву, а потом, может быть, в Латвию. Эстонцы – они, может быть, более независимые. Они экспортируют электроэнергию в Финляндию и даже в Россию, пусть в малых количествах.  Латвия, если бы хотела, то могла бы производить все сто процентов необходимой для себя электроэнергии», — добавил эксперт.

В Латвии полное обеспечение электроэнергией возможно — это вопрос цен на природный газ и вопрос резервов природного газа. Возможности дает гидроэнергетика. Но это зависит от ситуации на Даугаве. Например, когда температуры низкие, количество воды снижается, необходимой выработки нет. «А значит, мы зависим не только от природных условий, но и от запасов природного газа, которые могут быть в нашем Инчукалнском хранилище, а могут и не быть. Есть много факторов, от которых зависит возможность местного производства электроэнергии. Но в Литве ситуация еще хуже. С одной стороны, Литва в последние годы развивала ветряную электроэнергию, но ведь и ветер не дует вечно. И мы видим по бирже, что когда не работает NordBalt, а Литва не может в этот момент производить достаточную часть электроэнергии, то цена сразу прыгает вверх. А если она повышается в Литве, то значит, сразу повышается в Латвии. То есть даже если Латвия производила бы 100%, Литва не может производить 100% необходимой себе электроэнергии. Только если спрос резко упадет, что невозможно», — пояснил Р.  Аболтиньш.

До конца пока не ясна и техническая часть синхронизации с континентальной Европой. Например, ранее в Эстонии настаивали на необходимости строительства второй линии с Польшей, против чего выступает сама Польша. В Литве также считают, что достаточно одного соединения LitPolLink.

«Сейчас рассматриваются три варианта. Либо одна линия LitPolLink, либо строительство второй линии, либо LitPolLink плюс линия постоянного тока. Решить должны до мая. Но линия постоянного тока – не самый лучший вариант с инженерной точки зрения. Такую синхронизацию с линиями постоянного тока на жаргоне называют «мягкой синхронизацией». Так что, я думаю, что в итоге остановятся на первом или втором варианте. Они наиболее реальные», — считает эксперт.

Нет пока политического решения и в вопросе сохранения физических соединений с системой БРЭЛЛ. В Латвии, пояснил Р. Аболтиньш, иногда обсуждается вопрос сохранения соединений даже после перехода в сети континентальной Европы. Но какого-то определенного мнения пока нет. Обсуждается и в Литве возможность физического сохранения соединений с Беларусью. «В Литве в этом вопросе обсуждение горячее из-за строительства БелАЭС», — напомнил он.

«С одной стороны,  любая смычка позволяет лучше реагировать в непредвиденных ситуациях. С этой точки зрения, физически демонтировать линию – неправильно. Это повышает риски. Но с другой стороны – такой демонтаж показывает, что российская система – это российская система, а мы не намерены тут долго философствовать. Я думаю, что существует большая возможность, что линии будут физически демонтированы именно из-за такой позиции. Специалисты предложат несколько вариантов – два или три, а потом уже появится политическое решение», — заключил собеседник.

Денис Тарасенко

Комментариев: 5

  1. Владимир :

    О чём это вы? Какая синхронизицая с Европой? Думайте о чём пишете.

  2. Vietinis aborigėnas :

    Русские первыми обрежут . Во визга то будет.

  3. Leonardas :

    А скажи-ка пожалуйста кто и откуда берет таких грязных примитивов на работу? Ведь с моральной точки если откинуть материальную часть ты обыкновенный бомж? С каких пор моральные бомжи работают в СМИ?

  4. Leоnardas :

    Ведь здесь моральная деградация на лицо и никто не бъет тревогу? Неужели всех устраивает сложившееся в издании положение вещей?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.