Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.11.24 Текущий номер: N46 (1186) 16 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Незыблемые основы православия

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2017 11 02, 0:02   |   Комментариев: 0

В этом году православный мир Литвы отмечает знаменательное событие – исполняется 700 лет становления православия на литовской земле. Это очень важная историческая дата для Виленской и Литовской епархии – потому не случайно нынешний год объявлен юбилейным для Православной церкви Литвы. О том, какими были эти семь веков для православия, о взлетах и временах гонения на Православную церковь «ЛК» беседует с протоиереем Василием Новинским, ныне – почетным настоятелем Вильнюсского храма в честь Перенесения мощей святителя Николая Чудотворца.

Фото из личного архива о. Василия Новинского

Фото из личного архива о. Василия Новинского

– Я бы хотел сразу уточнить – мы отмечаем не 700 лет православия, а 700 лет возникновения и образования православной митрополии в Литве. А православие, естественно, уже было до того, ибо сначала появлялись верующие, потом церкви, которые затем объединялись в некую церковную организацию, структуру – то есть в митрополию или епархию. В 1317 году уже был известен Литовский православный митрополит. Этот факт документально зафиксирован в актах одного из Константинопольских соборов. Поэтому само православие появилось в Литве века на два-полтора раньше.
В конце XX века в Кярнаве (первая столица Литвы. – Прим. ред.) во время проведения археологических раскопок обнаружили захоронения, в которых останки людей были погребены по православному обычаю. Это говорит о том, что уже во времена правления великого князя Миндаугаса (Миндовга) в Литве имелись православные захоронения, а православные люди жили здесь, по крайней мере, на век раньше. Большинство исследователей относит появление православия в Литве к началу XI века, а уже в начале XIV века здесь имелась Литовская православная митрополия.
– То, что православная митрополия существовала уже во времена Великого княжества Литовского (ВКЛ), подтверждает его многоконфессиональность, к тому же литовские князья тоже принимали православие?
– Многоконфессиональность была, я бы сказал, относительная, поскольку Великое княжество Литовское, до крещения Литвы при князе Ягайло считалось языческим государством. Хотя, по сути дела, оно на две трети состояло из православного населения за счет входящих в него земель бывшей Киевской Руси, которая крестилась еще в 988 году. Католиков до упомянутого крещения Литвы здесь было немного. Но важно отметить, что «правящий класс» до правления великого князя Ягайло довольно толерантно относился к христианам.
Что касается принятия православия великими литовскими князьями, то это делалось скорее из прагматических соображений. Это видно из того, что некоторые из них по несколько раз меняли веру – балансировали между язычеством и христианством – были православными, католиками, язычниками, опять становились католиками. В те времена такое явление было в порядке вещей, ничего предосудительного в этом не было. В душе все же большинство литовских князей оставались язычниками (до правления Ягайло).
– Как отразилось на православии принятие Литвой католицизма?
– После подписания Кревской унии, положившей начало образованию литовско-польского государства, Ягайло, а вместе с ним и вся Литва были крещены в католическую веру. С тех пор другие религии рассматривались как неблагонадежные, и с ними надо было бороться. Боролись разными путями – где кнутом, где пряником.
Но особенно положение усугубилось после заключения Люблинской унии, когда произошло объединение двух государств (ВКЛ и католического Королевства Польского) в единое, известное как Речь Посполитая. Тем, кто принимал католическую веру, предоставлялись разные привилегии. К тем, кто не был католиком, уже относились как к врагам, они лишались многих прав. А после заключения Брестской церковной унии, когда православный епископат склонили к принятию союза (унии) с Католической церковью, положение Православной церкви совсем ухудшилось. Этот союз рассматривался Римско-католической церковью как переходный этап обращения православных в католиков.
После подписания унии православная вера была объявлена вне закона и начались организованные гонения на православных. До этого периода были лишь отдельные, единичные эпизоды. Так, при великом князе Альгирдасе (Ольгерде) были казнены виленские мученики – Антоний, Иоанн и Евстафий. Но это были отдельные вспышки языческого недовольства. Возможно, их было и больше, но история не сохранила об этом сведений.
– Во времена гонений православие «ушло в подполье»?
– Не совсем так. Оно как могло боролось за свое существование, хотя это и было весьма сложно. Проблема была в том, что представители Православной церкви не имели права входить в состав Сейма (сословно-представительный орган), тогда как представители католической иерархии входили в его состав и играли там ведущую роль.
Однако поскольку часть знати, входящей в Сейм, оставалась православной, она и старалась отстаивать интересы православных на правовом, так сказать, уровне. Известным защитником православия был, например, весьма влиятельный вельможа – великий гетман литовский Константин Острожский. Мы знаем, что в Бресте, наряду с собором, который принял унию, состоялся собор православных, который отверг унию с Римом и осудил тех, кто в нее уклонился. Окончательно ликвидировать Православную церковь так и не удалось.
В конце концов сами униаты разочаровались в получившемся союзе с Римом, так как остатки православия в их церковной жизни и быту их союзниками постепенно все больше и больше выхолащивались, а зависимость от Католической церкви, даже в органах управления, увеличивалась. После раздела Речи Посполитой, когда ослабло давление власти, начался их, униатов, обратный переход в православие, приведший к воссоединению церквей.
– А что происходило с православными храмами?
– Практически все церкви у православных были отняты. В Вильнюсе, например, у православных остался лишь один храм, и то только потому, что был построен на частной земле и власти не имели права его отобрать. Сейчас там находится Свято-Духов монастырь. Это место стало прибежищем для монахов и православного Свято-Троицкого братства, которые были изгнаны униатами из Свято-Троицкой церкви. Так и возник Свято-Духов монастырь, ставший оплотом православия в те нелегкие времена.
Отобранные же во имя унии православные храмы постепенно пришли в запустение, и только Никольская церковь продолжала функционировать как приходской храм.
Законы Речи Посполитой запрещали православным строить новые церкви и даже ремонтировать старые.
– Какой православный храм считается самым древним в Вильнюсе?
– Можно сказать, что практически одновременно появились Пятницкая церковь, Пречистенский собор и Никольская «каменная» церковь. Они были построены в течение XIV века. Самой древней, однако, была не дошедшая до наших дней деревянная церковь святителя Николая. Согласно летописи, казненные в 1347 году виленские мученики Антоний, Иоанн и Евстафий были первоначально погребены у этой церкви. А коль скоро в 1347 году при церкви было уже кладбище, то сама церковь, вероятно, была построена лет на 10-20 раньше. Находилась эта церковь в районе нынешней Пятницкой церкви, скорее всего – на углу улиц Лотако и Бокшто. «Каменная» церковь святителя Николая (Перенесенская), построенная вместо деревянной, была воздвигнута около 1350 года.
– Старообрядцы, которые появились в Литве еще во времена Речи Посполитой, это ведь тоже часть истории литовского православия. Возможно ли когда-нибудь объединение двух церквей?
– У нас практически нет расхождений в догматике, а есть лишь расхождения в обрядах. Исток со старообрядцами у нас один, поэтому была бы добрая воля, а объединение очень легко может произойти. Просто у старообрядцев нет пока такого желания, они привыкли существовать отдельно и не хотят с кем-либо соединяться.
Но соединение, конечно, вполне возможно, скажем, на тех же принципах, по которым произошло объединение Русской православной церкви за границей с Русской православной церковью (Московского патриархата). Зарубежная церковь возникла в начале 1920-х годов, как церковь верующих и духовенства, оказавшихся в изгнании и эмиграции вследствие революции 1917 года. Затем она провозгласила свою самостоятельность. После объединения зарубежная РПЦ сохранила эту самостоятельность, находясь лишь в каноническом подчинении Патриарху Московскому и Всея Руси.
– Советский период стал тяжелым испытанием для верующих. Что переживала Православная церковь Литвы в те годы?
– По сути дела, Церковь была поставлена вне закона, как и во времена унии. Официально это не объявлялось, но на Церковь смотрели как на «врага народа». Храмы закрывались. Не миновала эта чаша и храмы в Литве. В Вильнюсе, например, была закрыта Пятницкая церковь.
Но здесь, в Литве, сложилась неоднозначная ситуация. Москва к Православной церкви в Литве относилась более терпимо, нежели к Церкви в самой России. Это связано с тем, что Литва была своеобразным форпостом на границе с Западом и «визитной карточкой» Советского Союза, и не с руки было сильно притеснять Церковь. Но Католическая церковь заняла открытую непримиримую позицию по отношению к советской власти, а православные в политическую борьбу не ввязывались. Поэтому Москва смотрела на Православную церковь в Литве как меньшее из двух зол и не очень усердствовала. Зато местные власти были гораздо усерднее. Все инициативы по закрытию православных церквей исходили от местных властей. Именно они хотели закрыть Свято-Духов монастырь, им удалось закрыть женский православный монастырь, некоторые храмы. Так что православные были под двойным давлением – своих и центра.
Единственной «оттепелью» для Православной церкви можно считать период Великой Отечественной войны, когда были созданы известные послабления. Это было сделано в силу тактических соображений: в противовес немецкой политике, и ввиду того, что большое количество защитников Родины, несмотря на годы атеизма, все же было верующим.
В первые послевоенные годы Церковь успела в известной мере восстановиться. Но затем опять начались притеснения, а во времена Хрущева началась вторая волна гонений на Церковь. В том коммунизме, который он собирался построить к 80-м годам XX века, места для нее не было. Поэтому форсировалось закрытие монастырей, храмов и духовных школ. Но замыслам Никиты Сергеевича не суждено было сбыться. В конце концов и советская власть, видимо, стала понимать бесперспективность своей борьбы с Церковью, поэтому при Горбачеве началось новое потепление.
– Какой сейчас период переживает Православная церковь?
– Думаю, период расцвета, когда государство не вмешивается в дела Церкви, относится лояльно, но и в объятиях не держит, как в синодальный период (смеется), а Церковь, оставаясь на своих незыблемых основах – на учении Христа, успешно осуществляет свою миссию. В последние годы возродилось церковное образование духовенства, мирян; растет новое поколение верующих – уже с иным уровнем знаний христианских истин, с другим сознанием. Так что – слава Богу за все.
Надежда ГРИХАЧЕВА

Метки:  , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!