О фамилиях

В прошлый раз мы говорили преимущественно об именах. Было бы вполне логично перейти к фамилиям. Ну а чтобы сохранить верность тематике нашей страницы, особое внимание обратим на так называемые семинаристские фамилии.

Многие века человечество было бесфамильным. Имена существовали с незапамятных времен. Обычно для того, чтобы отличить одного Миколу от другого, односельчане давали прозвища. Одного величали Микола «Великие лапти», а другого Микола «Лежебока».

А вот фамилии в современном понимании появились сравнительно недавно. Считается, что первые стали возникать в Италии в Х-XI веках. А некоторые исследователи предполагают, что приоритет в этом вопросе у армян (IV в.) и грузин (VI в.). Так или иначе, на Руси фамилии стали закрепляться значительно позже. И пальма первенства – у Новгорода. В летописях XIII века упоминаются новгородцы — участники битвы на Неве — Костянтин Луготиниць и Михаил Кривцевич. Традиция эта распространялась не только на жителей Великого Новгорода, но и на всю обширную Новгородскую землю. Поэтому ничего удивительного, что поморский мужик имел фамилию, когда бесфамильными ходили многие стоящие выше его на социальной лестнице. Я, как вы догадались, говорю о Михайле Ломоносове.

Настоящие фамилии (семейные имена, ибо «фамилия» в переводе с латинского и есть «семья») на Руси появились лишь в XV-XVI ве­ках. Их носителями стали сначала князья и бояре, затем дворяне и купцы. Большая  же часть населения России, крестьяне, оставались бесфамильными до отмены крепостного права в 1861 году. Но процесс «фамилизации» шел медленно и закончился в 20-30 годы ХХ века. Как же официально именовали людей? Порой достаточно витиевато, примерно так: «вдова Агафья Иванова, дочь Степановская, жена Федосеича Юматова».

Образовывались фамилии по-разному. Одни от имени предка (деда, отца) – Николаев, Иванов, Сидоров. Другие от уличных прозвищ – Худяков, Чернов, Сухоруков. Третьи носили географический оттенок –  Шуйские, Вяземские, Москалевы. Четвертые от профессии – Кузнецов, Золотарев, Плотников. Немало было фамилий, особенно в дворянской среде, тюркского происхождения. Вероятно, их предки были ордынцами – Юсупов, Ахматов, Карамзин (от Кара-Мурза).

Когда в 20-30-е годы ХХ века давали фамилии коренным жителям Сибири, чиновники не мудрствовали и нарекали юкагиров, ненцев и эвенков по-русски. Так, из одиннадцати упомянутых в Интернете якутских писателей только у Галины Кэптукэ оригинальная национальная фамилия. У остальных десяти либо типично русские, либо сильно русифицированные: Данилов, Золотарев,  Никифоров, Тобуроков. А у чукотского писателя Юрия Рытхэу фамилия изначально была именем. Ономастическую манипуляцию он произвел, когда получал паспорт.

Если в светской среде возникновение фамилий происходило большей частью естественно, то в духовном сословии все было наоборот. В XVIII веке по всей России открыли сеть духовных училищ и семинарий. Туда принимались ученики из всех сословий, и бедняки охотно отдавали туда своих детей. Кроме образования там получали и фамилию, так как многие до поступления в семинарию их не имели. А тем, у кого они уже были, нередко меняли, порой по нескольку раз.

Новые фамилии были, как правило, красивые и благозвучные. Священник – фигура видная, значит, и имя у него должно быть особенное. Принцип, которым руководствовалось семинарское начальство при присвоении фамилии,  сформулировали сами семинаристы: «По церквам, по цветам, по камням, по скотам, и яко восхощет его преосвященство». Большинство фамилий будущих священников оканчивалось на –«ский», в подражание украинским и белорусским фамилиям, потому что в то время много выходцев из этих областей было в среде церковной администрации, преподавателей семинарий и духовных академий. Самый популярный и простой способ фамилиеобразования – по церквам, в честь приходов и церковных праздников – Рождественский, Преображенский, Вознесенский, Космодемьянский.

Как и при образовании светских фамилий, тут тоже действовал географический принцип. Дед основоположника научной литературной критики В. Г. Белинского был священником из села Белынь под Пензой. В семинарии он получил фамилию Белынский, которая со временем облагообразилась до Белинского.

В основу фамилий часто ложились библейские или античные названия и имена: Ковчегов (Ноев ковчег), Саульский (царь Саул), Елеонский (гора Елеон), Ареопагский (ареопаг – орган власти в Афинах), Израилев, Фараонов.

Подчас простые русские фамилии просто переводились на латинский или греческий языки и суффиксально благоукрашались. Так Соловьев становился Аедоницким, Сторожев Кустодиевым, Цветков Флоринским или Флоренским, а Пекарев Артоболевским. Еще пара примеров. Странно звучащая для современного уха фамилия Велосипедов переводится с латинского как Быстроногов. От греческого «ставрос» — «крест» — Ставровский, Ставров и герой Достоевского Ставрогин. Кстати, фамилия самого автора «Бесов» тоже семинаристская. Она происходит от названия иконы Богородицы «Достойно есть».

Очень популярны были сложные, состоящие из двух и более корней, фамилии – Новочадов, Добролюбов, Громогласов, Тихомиров, Добронравов, Благообразов.

Так как фамилии создавались искусственно, то они могли образовываться не по правилам образования фамилий. Бронзов, Никитов, Ионов, Смирнов, Наградов вместо Бронзин, Никитин, Ионин, Смирнин, Наградин.

Их  преосвященства нередко по своему усмотрению меняли фамилии. Был семинарист Ландышев, а стал Крапивин, потому как были на то причины: либо ленив был семинарист, либо колючим характером обладал. Смена фамилии становилась педагогической мерой – либо наградой, либо порицанием. Читатель сам догадается, в чем причина появления таких фамилий, как Уродов, Дураков, уже упомянутый Крапивин или Ершов.

Еще примеры, не нуждающиеся в комментариях, «по цветам, по камням, по скотам» и по названиям природных явлений: Алмазов, Смарагдов, Бриллиантов, Барсов, Крылов, Радугин, Громов, Дождев, Звездинский, Востоков, Касторский («castor» по-латыни — «бобр»), Львов, Солнцев.

Свою лепту в это дело со свойственным ему юмором внес А. П. Чехов. Герой рассказа «Канитель», мой коллега дьячок, носит фамилию Отлукавин. В основе ее образования словосочетание из молитвы Отче наш «… и избави нас от лукаваго».

Покопайтесь в своей родословной, может, у кого-то предки были из духовного сословия. Фамилия вам поможет это определить.

Петр ФОКИН, псаломщик Знаменской церкви.

Комментариев: 2

  1. Татьяна :

    Спасибо! Очень интересная информация

  2. Йонас :

    Действительно интересно. И этот познавательный материал во многом приоткрывает нам свет на личность человечка, скрывающегося под именем Бава и постоянно напоминающего достопочтенной публике о своем почти не земном происхождении.Так вот, согласно этой статье,у товарища БавЫ отнюдь не аристократическое происхождение. Не дворянское точно. Ни графы ни князья никогда бы не стали обозначать себя не то «итальянской соломой», не то «Биологически Активным Веществом». Но вот непризнанный знаток истории, психологии и творчества Омар Хаямы,а по совместительству интегрированный в литовскую среду русскоязычный обыватель спрятался под «БавА». Так что дворянским происхождением в данном примере и не пахнет. Разве что терпкий запашок дворового,а точнее служки, постоянно дает о себе знать, особенно когда речь идет об исторической родине.Старается человек не жалея сил, некогда и пот смахнуть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.