Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2016.12.09 Текущий номер: N47 (1135) 24 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Он знал, что домой не вернется…

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2013 02 14, 0:05   |   Комментариев: 24

Журналисты «Литовского курьера» Александра РЫБАКОВА и Анатолий ИВАНОВ продолжают публицистический проект «Сталинград».

70 лет назад доклады военачальников с берегов Волги с одинаковым нетерпением ожидали  в ставке Верховного в Москве и Генеральном штабе в Берлине. Едва ли не с большим нетерпением ждали информацию о событиях под Сталинградом в Лондоне, Вашингтоне, Риме, Токио, Дели, Канберре…

Под Сталинградом решалась судьба мира. Каким ему быть, зависело от ответа на простой вопрос: «Кто победит?». Но чего стоила та победа Красной армии, которую в 2012 году постоянный председатель Европейского Совета Эрман ван Ромпей в очередной раз назвал выдающейся?

Журналисты обращаются к ветеранам, участвовавшим в обороне Сталинграда, в боях в большой излучине Дона и междуречье Дона и Волги, под Харьковом, Ростовом и Воронежем, на подступах к Кавказу и на Северном Кавказе с просьбой откликнуться и поделиться своими воспоминаниями.

Мы просим принять участие в проекте всех, кто был свидетелем тех грандиозный событий, воевал, работал, просто жил. Возможно, многих, увы, нет среди нас. Но, наверное, остались их воспоминания, письма, рассказы, которые исключительно важны для истории…

Встречу Александр Захарович Асовский назначил в адвокатской конторе. Приветливо проводил в рабочий кабинет: в свои 92 бывший защитник Сталинграда успешно занимается адвокатской практикой, и каждый день расписан строго по часам.

– Извините, что назначил на столь ранний час, но на этой неделе у меня ежедневно судебные заседания, – улыбается ветеран, вступивший в Великую Отечественную войну 22 июня 1941 года в белорусских Ошмянах, а завершивший ее на территории рейха.

Александру Захаровичу есть что вспомнить. Отступая из Ошмян, он через Минск, Борисов, Оршу, Смоленск и Вязьму пешком и с боями дошел до Москвы. Оборонял ее, будучи замполитом 923-й отдельной роты связи. Рота иной раз обеспечивала связью самого Жукова.

Это так звучит: отдельная рота связи. А фактически сидел в окопах, воевал и мерз вместе со всеми.

– Под Москвой шли очень ожесточенные бои. Но в своем ожесточении они все-таки уступали боям под Сталинградом. После пережитого осенью и зимой под Москвой, казалось, что страшнее быть уже не может. Но Сталинград в первые же часы развеял наши убеждения.

Впрочем, у меня настроение было нормальным: я знал, что не вернусь домой. Практически я был в этом уверен. Немцы бомбили нещадно и без перерывов. Волна за волной продолжались воздушные налеты. Верить, что останешься живым, видя, как ежеминутно погибают десятки людей, – это было бы верхом наивности.

Сегодня можно откровенно признать: не было никакой надежды на выживание…

В этом месте мы позволим себе прервать воспоминания старого солдата.

Главный рупор воюющей Германии Vоlkischer Beobachter после захвата Харькова летом 1942 года заявил: «Триумф вермахта на пути к Сталинграду!». И рассказал, как именно будут развиваться события дальше, включая падение крупного волжского города – еще одну блестящую победу немецкого оружия!

Приказ о наступлении на Сталинград командующий 6-й армией Фридрих Паулюс отдал 19 августа 1942 года.

Город превратился в сущий ад. Ежедневными массированными бомбежками немцы стремились довести Сталинград до такого состояния, когда его штурм был бы уже делом совсем несложным. Но красноармейцы оказали отчаянное сопротивление, проявляя при этом невиданный немцами доселе боевой дух. Нацистская пропаганда утверждала в те дни, что  драться до конца  солдат вынудила сталинская кампания пропаганды и террора. Комиссары, утверждали немецкие газеты, гнали в бой своих бойцов лозунгами из текстов Ильи Эренбурга: «Убейте немца, взывает ваша российская земля!».

А отступавших красноармейцев расстреливали специальные заградительные отряды, сформированные в соответствии со сталинским приказом 227, гласившим: «Ни шагу назад».

В эти дни в соответствии  с приказом Верховного главнокомандования от 2 августа 1942 года в Раменском районе Московской области на базе 5-го воздушно-десантного корпуса была сформирована 39-я гвардейская стрелковая дивизия РККА. Политруком одной из ее рот был назначен только что выписанный из тылового госпиталя Александр Асовский.

Под Москвой он получил сильное обморожение ушей и пальцев на ногах, был эвакуирован. Стоял вопрос об ампутации нескольких пальцев на левой ноге – врачи опасались распространения гангрены. Но, к солдатскому счастью, в госпитале работал чудесный хирург, который предложил повременить с операцией. Лечил Асовского какими-то своими, особенными, методами. Уже через пару недель Александр Захарович пошевелил пальцами! Дело шло к выздоровлению. И, как следствие, к Сталинграду…

Вот что сегодня вспоминает полковник Асовский:

– Под Сталинградом снабжение оружием, обмундированием, провизией шло беспрерывно. Особенно часто приходили маршевые пополнения бойцов, поскольку людей в боях убивали, как мух. Дивизия  несла страшные потери от бомбежек, танков, орудий.

– Для поддержания боевого духа к нам иногда приезжали артисты. Выступали, общались с бойцами. А немцам, говорят, привозили и показывали кинофильмы. По ночам они частенько включали громко музыку и вели контрпропагандистские передачи на русском языке. Смысл которых, а я немного знал немецкий, сводился к призывам: «Переходите на нашу сторону!».

Так и жили, воевали и погибали, – горько усмехается Александр Захарович, продолжая:

– Во время боев под Москвой знаменитой «катюши» в моей дивизии не было. Я ее и не видел, но зато отлично слышал! Несколько единиц техники располагалось в непосредственной близости от нас.

Зато под Сталинградом «катюша» стала привычным и практически неотъемлемым атрибутом нашей жизни. В тридцати метрах от нашей «красотки» нужно было закрывать уши, а еще лучше – бежать подальше. А то ведь и барабанные перепонки могли не выдержать и лопнуть.

– В общем-то, «катюша» была громобойной женщиной, – с любовью уточняет ветеран.

В сентябре 1942 года он  участвовал в ожесточеннейших боях на Дону в районе станицы Трехостровской. Пару дней – и  вновь был ранен и тяжело контужен.

Сам Александр Захарович о последнем сталинградском бое рассказывает так:

– Все произошло мгновенно. Я даже не успел понять, от чего получил увечья: то ли от разорвавшейся бомбы, то ли от снаряда. Было трудно разобраться, ведь шла непрерывная пальба…

Позже выяснилось, что осколков во мне оказалось несколько. Удалили все, за исключением одного. Я и по сей день живу с ним….

Вновь прервем рассказ учасника Сталинградской битвы. Вот что о боях у станицы Трехостровской говорит история.

6-я армия Паулюса неумолимо продвигалась к Сталинграду. И, чтобы замедлить это движение, наше командование вбрасывало в топку этой операции все новые свежие дивизии. 39-я гвардейская разгружалась на станциях Иловля, Лог, Качалино и Тары 12-13 августа 1942 года

Прибывали частями на нескольких эшелонах. Отдельные части там же, на станциях получали матчасть, минометы, боеприпасы, и быстро рассредоточивались. Причина — господство в воздухе немецкой авиации.

Наш собеседник вспоминает, что  эффективного противодействия нашей ПВО и авиации не было. На станциях  все рвалось и горело. 13 августа кто-то с утра отправился на стрельбище – пристреливать полученное вооружение, кто-то уже выдвигался ускоренным маршем на правый берег.

Переправлялись через Дон по нескольким переправам: у станицы Трехостровской и чуть севернее у хутора Хлебный, где был еще один мост, который в дальнейшем будет оборонять сосед 39-й – 37-я дивизия. Часть подразделений дивизии переправилась 14-го, а 15 августа с утра началось…

Бои шли круглосуточно.

Трагедия 39-й гвардейской стрелковой дивизии заключалась в том, что именно на станицу Трехостровскую, находящуюся в ложбине и имевшую удобный подход к реке, был нацелен удар трех немецких дивизий: двух пехотных и одной танковой. Именно здесь гитлеровцы намеревались одним махом переправиться через Дон. В этом случае дорога на Сталинград им была бы открыта.

Оборона частей, стоявших западнее в большой излучине Дона, была прорвана танковыми клиньями немцев, и времени для подготовки позиций у гвардейцев практически не было. Кто успел переправиться, вгрызался в выжженную землю, готовясь отразить атаку противника. Мимо, к переправе, проносились машины с ранеными, стремясь побыстрее проскочить на левый берег.

На запад, к самой дальней точке обороны – хутору Кисляков – выдвигался 117-й гвардейский стрелковый полк со 2-м артдивизионом 87-го гвардейского артиллерийского полка. В 4-5-ти километрах южнее Трехостровской – к линии от хутора Нижний Акатов до хутора Верхний Акатов занимал позиции 112-й гвардейский стрелковый полк с 1-м дивизионом 87-го гвардейского артиллерийского полка, а 120-й гвардейский стрелковый полк с такими же средствами усиления занимал оборону непосредственно вокруг Трехостровской, в которой разместился КП дивизии.

Буквально в первом же бою солдаты из роты Асовского захватили пленных. Мы уже упоминали, что Александр Захарович худо-бедно владел немецким языком. Небольшого словарного запаса вполне хватило для нехитрого общения с одним из немецких солдат:

– Меня поразило то, как плохо он отзывался о своем командовании, о Гитлере. Солдат считал, что фюрер их подвел, обманул немецкий народ. Противник тоже видел, что фактически его обрекли на смерть, и никто не собирается их спасать из этого ада. Тут уже у любого начнется просветление в мозгах, – вспоминает бывший политрук, добавляя:

– С немцами мне лично мало пришлось столкнутся за те семь дней, что я отвоевал под Трехостровской. Больше с румынами. Вояки, они, признаться, никудышные. Да и экипировка у них плохая была: прохудившиеся шинели, слабенькое вооружение. И они не хотели воевать, легко сдавались в плен нашим войскам как под Сталинградом, так и позже, на Южной Украине…

Вновь возвратимся к истории 39-й гвардейском дивизии.

На рассвете 15-го августа 1942 года начался артиллерийский обстрел позиций дивизии, продолжавшийся около часа. Затем авиация противника нанесла бомбовые удары, стремясь парализовать управление, уничтожить артиллерийские и стрелковые позиции.

Часть подразделений только переправилась и залегла прямо на берегу, пережидая налет авиации противника. Едва скрылись самолеты, раздался нарастающий рев танковых моторов — началась атака танков и пехоты противника.

Второй артдивизион 87-го артполка, приданный 117-му стрелковому полку, при движении к хутору Кисляков был атакован прямо на марше немецкими танками, вклинившимися в боевые порядки дивизии. В жестоком встречном бою все его орудия были уничтожены.

Минометная батарея 120-го полка, позиции которой находились километрах в четырех от Трехостровской, также была атакована прорвавшимися с фланга танками. Не имевшие средств противотанковой борьбы минометчики приняли бой, в результате которого личный состав частью погиб, частью отошел по балке к станице.

Еще одна группа немецких танков вышла севернее станицы к Дону, обстреляв переправу, но, попав под огонь гвардейцев,, отошла назад. Именно во время этого боя погиб заместитель командира дивизии гвардии полковник Ковалев.

Командный пункт дивизии, находившийся на южной окраине станицы, переместился к ветряной мельнице, стоявшей еще южнее на склоне высоты.

Над расположением дивизии постоянно висело не менее 30-40 самолетов противника. Все напоминало землетрясение, земля стонала от оглушающего рева и взрывов авиабомб. Все вокруг горело.

Слева и справа на станицу Трехостровскую направились две колонны немецких танков. В песчаной, поднятой как смерчем пыли они едва виднелись. За танками пехота. Были смяты наши полки, бои начали носить очаговый характер.

Оставалось ждать ночи, чтобы под покровом темноты переправить раненых.

К этому моменту Асовский уже был тяжело ранен и контужен. Но судьба берегла истекающего кровью. Никому не пришло в голову транспортировать политрука в тыл днем. 16 августа плывущих через Дон людей расстреливали проносящиеся над рекой на бреющем полете самолеты. Но за ночь все раненые были переправлены на левый берег.

Следом начали переправу прикрывавшие берег подразделения. 17 августа утром правый берег последними покидали дивизионные разведчики старшего лейтенанта Оськина.

Попытка немцев форсировать Дон в этом месте была сорвана. Сделать это им удалось южнее позиций, оборонявшихся 39-й гвардейской стрелковой дивизией. Именно с того плацдарма, подтянув резервы, танкисты 6-й армии Паулюса 23 августа совершили бросок к Сталинграду.

10 сентября 1942 года Гитлер отправил в отставку генерал-фельдмаршала Листа, который не смог выполнить поставленную задачу: окружить и уничтожить советские войска в излучине Дона.

Более того, войска Калининского и Западного фронтов провели Ржевско-Сычевскую наступательную операцию, не дав немцам возможности перебросить оттуда резервы к Сталинграду. Вот в такой ситуации и накрутил Гитлер хвост Листу и принял командование на себя.

В те дни никто не знал, что фактически судьба 6-й армии была решена 12 сентября 1942 года, когда Фридрих Паулюс в ставке Гитлера под Винницей доложил своему фюреру, что предполагает взять город в течение ближайших десяти дней. Об этом 13 сентября уже трубили все газеты в рейхе. Фюрер публично заявил, что вермахт возьмет Сталинград! Этим заявлением он отрезал 300-тысячной армии Паулюса пути назад. Их просто уже не было и не могло появиться.

12 же сентября в Москве Иосиф Сталин обсуждал с генералами Георгием Жуковым и Александром Василевским новый план контрнаступления. И после ночных размышлений утвердил операцию «Уран» по окружению 6-й армии. Вновь подтянутые к Сталинграду соединения должны были с севера и юга прорвать оборону итальянцев, румын и венгров, справедливо считавшихся более слабыми и менее стойкими противниками. Красная армия должна была замкнуть котел и уничтожить, либо взять в плен примерно 250 тысяч человек. Но для успешного проведения этой операции Сталинград должен был продержаться несколько недель.

Ничего этого ни командование 39-й гвардейской, ни, тем более, командиры ротного звена не знали и знать не могли. Они просто несли свой скорбный солдатский  крест, давая Сталинграду ценою собственных жизней именно ту возможность продержаться несколько недель, на которую уповали в Ставке Верховного главнокомандования.

А вот что рассказал нам Александр Асовский:

– Придя в себя после ранения, я много общался с прибывавшими в госпиталь сослуживцами. От них узнал, что наша 39-я дивизия была отведена на пополнение. А в ночь на 1 октября 1942 года форсировала Волгу с левого берега и заняла позиции на территории завода «Красный Октябрь». Закрепились на «пятачке», что находился всего лишь в километре от вражеских траншей…

В госпитале же пехотинец Асовский познакомился с раненым капитаном юстиции. Эта встреча сильно повлияла на его жизнь. Рассказал новому знакомому, что еще до войны окончил заочно первый курс Минского юридического института, а затем был направлен на работу в западную Беларусь, народным следователем Ошмянского района.

Капитан посоветовал переговорить с военным прокурором дивизии о возможности назначения на должность  военного следователя. Это было время, когда на фронте не хватало юристов.

Александр Захарович так и поступил. А вскоре был получен приказ о назначении его военным следователем 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Но это – начало уже другой, можно сказать, победной истории…

Советская победа под Сталинградом отрезвила не только Турцию, но и Японию, так и не решившуюся напасть на Дальнем Востоке.

Советский посол в Швеции Александра Коллонтай начала склонять к переговорам о выходе из войны трезвомыслящих политиков Финляндии (она не ошиблась в выборе Паасикиви, ставшем после войны президентом, тогда как восемь его коллег отправились в тюрьму как «виновные в войне»). И вскоре Финляндия предложила прекращение огня на советско-финском фронте.

Да и в нейтральной Швеции призадумались о перспективах: высококлассную сталь для авиастроения вопреки обязательствам перед немцами стали продавать и СССР — за чистейшую русскую платину (вот как закладывалась материальная база будущего «шведского социализма»). Гарантом сделки выступила знаменитая банкиро-дипломатическая семья Валленбергов, умевших держать нос по ветру.

Именно после Сталинграда запросился в антигитлеровскую коалицию  Ватикан, до того намеревавшийся присоединиться к коалиции гитлеровской. Как рассказывал Сталину польский генерал Сикорский, Святой престол лишь искал выход из следующей коллизии: польский народ был для Ватикана «самым преданным Святой церкви», а вот для нацистов — «неполноценными славянами»…

Мы расставались с гвардии полковником Александром Асовским. Буквально на пороге он показал нам семейную реликвию: свидетельское показание о смерти своего младшего брата, Михаила.

– Он тоже воевал и был убит в боях за Сталинград. Очень жаль, что мы так и не встретились там, не обнялись хотя бы на прощание.

Я искал фамилию брата на стенах в мемориальном комплексе Сталинградской битвы. Но не нашел. Да и где найдешь? Там фамилий – миллион…

Метки:  , , , , , , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (24)
  1. (78.57.184.163) As пишет:

    А то что журналисты когда пишут “делают ляпы” полностью согласен.

  2. (78.57.184.163) As пишет:

    XXL если хочешь найти чистой воды пропоганду не там копаешь,да и некрасиво тебе здесь копаться.Я ещё могу понять человека который был в горячих точках который и имеет представление что такое война.Современная история вот где больше пропоганды которую толкают себе в угоду власти и трактуют её как им выгодно вешая людям лапшу.

  3. (78.60.154.229) dej пишет:

    cia ner`eikalinga propaganda tai buvo mūšis už savo ir savo šeimos givybė

  4. (78.60.249.11) XXL пишет:

    Karas yra baisi nelaimė.
    Žmogus perėjo ugnį ir vandenį.
    Bet žurnalistai galėtų ir preciziškiau dirbti savo darbą.
    Jau straipsnio pavadinimas nelofiškas: Он знал, что домой не вернется… Gal не знал, o думал?…
    Dar: По ночам они частенько включали громко музыку и вели контрпропагандистские передачи на русском языке. Смысл которых, а я немного знал немецкий, сводился к призывам: «Переходите на нашу сторону!».
    Tai jeigu rusų kalba vokiečiai propaganda varė – tai gal nereikėjo baltarusiui žinoti vokiečių kalbos kad jų turinį suorastų?…
    Ir vis kartojama: солдат, солдат… Bet juk Asovskis – karininkas.
    O gal čia daugiau propagandos nei istorijos?…

  5. (84.240.51.56) ВП- пишет:

    очень интересно

  6. (78.60.99.39) interested пишет:

    И Вам многая лета, дей!

  7. (78.60.154.229) дей пишет:

    интерестед да вам трижды жить и жить тяжкая на вас ноша здоровья вам и вашим деткам

  8. (78.60.99.39) interested пишет:

    Низкий поклон Александру Захаровичу! Горжусь, что живу с таким человеком в одном городе. Слава нашим героям!
    P. S. Я родился в Сталинграде в 1946 году. И мой отец тоже прошёл всю войну и окончил её в Германии.

  9. (85.232.146.233) timur2 пишет:

    есть такой термин -“фолк-хистори” – или история для охлоса (толпы) вот к таким “историкам” и принадлежит Резун и ещё целая куча “историков” писавших и пишущих кстати не только касательно ВОВ а вообще “про историю человечества” вот эти романы и разлетаются как горячие пирожки -а что? увлекательно доходчиво и самое главное скандально и сенсационно!! Я в своё время тоже купился но вот беда- история – моё увлечение с детства и почитав эту шелуху до меня быстро дошло что это просто новый жанр а уж с возможностями которые дал интернет- почитать достойных историков которых когда то не пропускала цензура я вообще на этот мусор перестал обращать внимание -его легко определить .. ну для Бавы-Забавы эти писатели очевидно непререкаемые авторитеты – ну как говорится -каждому своё !! Вообще на этот термин “фолк-история” я наткнулся совершенно случайно в прошлом году – прочитал определение и даже сказал себе -ну блин насколько точно Володихин (это он придумал этот термин) описал этот жанр






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Реклама
Мы в Фейсбуке!