Особенности нового Трудового кодекса

Фото www.llri.lt                                                       Каролина МИЦКУТЕ, эксперт

Новый Трудовой кодекс не такой уж новый, но он до сих пор вызывает проблемы с точки зрения его применения. Полтора года нас радуют более гибкие трудовые отношения, но в последнее время чувствуется желание власти повернуть назад.

Это странно, потому что одна из основных целей социальной политики Литвы – создать условия для согласования интересов работников и работодателей. Гибкость предоставляет работодателям больше возможностей для распределения имеющихся ресурсов с целью достижения оптимального результата. Работники могут лучше приспосабливаться к трудовым процессам, лучше удовлетворять свои интересы. Для обеспечения более гибкого регулирования взаимоотношений работников и работодателей можно было бы поощрять переговоры, кроме того, регулирование оказало бы положительное влияние и на экономику страны.

И наоборот. Более строгое регулирование означает, что многие вопросы за работников и работодателей решает Трудовой   кодекс. В нем указано, когда устроиться на работу, когда и как отдыхать, когда работать или не работать, когда увольняться. Более строгое регулирование трудовых отношений создает предпосылки для представления работника как более слабую сторону в трудовых отношениях, оставляя все меньше места для переговоров и индивидуальных договоренностей. Впрочем, легенда о том, что «работник – более слабая сторона», как бы мутировала. В судебной практике применяется принцип приоритетной защиты интересов работников, который перешел и в правоприменение, т. е. в Трудовой кодекс, и инициатива его обновления превратилась в легенду «эксплуатируемого работника».

Легенды можно было бы оставить для исторических и идеологических споров, однако действие упомянутого положения имеет много повседневных последствий. Взять хотя бы порядок заключения срочного трудового договора. По новому регулированию были намечены более длительные максимальные сроки таких договоров, их разрешено заключать для выполнения работ постоянного характера (этого не было до изменений в Трудовом кодексе в 2017 году). Здесь мы могли бы остановиться, но существует установленное ограничение: один работодатель для выполнения работ постоянного характера может иметь не более 20 проц. срочных договоров. Это уникальный случай, т. к. для большинства государств Евросоюза такие требования не характерны.

В последнее время появилось много инициатив правоприменения, которые пробивают путь под флагом защиты работников, хотя на самом деле ими стремятся как можно детальнее регламентировать трудовые отношения и соответственно ужесточать регулирование, не предоставляя больше прав, а при этом возникает больше вопросов при решении трудовых отношений. И это другое, непредусмотренное последствие легенды «работник – более слабая сторона», когда за работника вопросы будут решать политики.

В Трудовом кодексе, например, установлен общий выходной день воскресенье и подчеркивается, что обычно в праздничные дни люди не работают.  Возможность договориться о работе по воскресным и праздничным дням оставлена за самими сторонами. Однако в Сейме зарегистрировано предложение о запрете всем предприятиям розничной торговли работать в последнее воскресенье месяца и в праздничные дни. Этот запрет коснулся бы не только работников, но и потребителей, предприятий маркетинга, госбюджета. Поэтому в контексте Трудового кодекса это был бы значительный шаг назад. Запрет работать по воскресеньям означал бы, что в 2019 г. 12 дней не работали бы не только работники, но и магазины. Кроме того, работникам, воспитывающим двух детей в возрасте до 12 лет, полагается дополнительный выходной день в месяц, а долг работодателей принимать меры для того, чтобы работник мог выполнять свои семейные обязательства.

Другой частый лейтмотив правоприменения — поощрять культуру формирования и развития социального диалога и договоренностей между социальными партнерами. В этой сфере — более всего предложений. Нередко в качестве проблемы указывается, что в деятельность профсоюзов вовлечено менее 10 проц. работников. Говоря проще, людям не нравятся профсоюзы, возможно, они хотели бы иметь что-то другое, иные формы диалога.

Однако власть вместо поисков новых форм заваливает профсоюзы привилегиями. Сейм утвердил исключительное право профсоюзов получать дополнительно 1 проц. налога на доходы населения и таким образом выделил эти организации из среды других получателей помощи.

В другом проекте закона предлагается установить, что коллективный договор может быть применен в отношении не только членов профсоюзов, если вносится плата за коллективное представительство. В этом случае человек, не становясь членом профсоюза, покупает результат договора. Вот и еще одна привилегия: членам профсоюзов, подписавшим национальный коллективный договор, работающим в общественном секторе, предоставляется дополнительный день оплачиваемого ежегодного отпуска только потому, что они являются членами союза. Также предлагается принять закон о поощрении социального диалога. В соответствии с ним, субъектам коллективных договоров государство применяло бы льготы на налоги, сборы, выделяло бы поощрительные баллы для участия в публичных закупках и проектах помощи, предоставляло бы дополнительные гарантии представителям работников и работодателей.

Тревогу в связи с агрессивным маркетингом вызывают те инициативы, которыми непосредственно призывают ограничить возможности работников и работодателей договориться, а работникам еще и выразить свое волеизъявление. Например, предлагается предусмотреть возможность расширения коллективных договоров не членов профсоюзов, но за это не надо платить. Разрешалось бы сторонам договориться о том, чтобы заключенные ими коллективные договоры применялись в отношении всех работников предприятий без отдельного их согласия. А ведь профсоюзы представляют только около 10 проц. всех работников.

Другая инициатива – это предложение заключать срочные договоры для выполнения работ постоянного характера только после договоренности об этом в коллективном договоре. Если иметь в виду, что срочные договоры для выполнения работ постоянного характера являются одной из черт нового Трудового кодекса, то ограничение подписать Трудовой договор только через профсоюзы трансплантировало бы в новый кодекс остатки старого кодекса.

Разумеется, Трудовой кодекс еще будет совершенствоваться, но пока политики основным источником вдохновения нередко считают старый Трудовой кодекс. А надо бы учиться на хорошей практике, например, на истории успеха других государств, и перестать наступать на те же грабли, от которых отказались при принятии нового кодекса.

Каролина МИЦКУТЕ, эксперт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.