Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2016.12.09 Текущий номер: N47 (1135) 24 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Острова сокровищ

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2013 05 02, 10:03   |   Комментариев: 0

В романах довольно часто дорогие вещицы становятся основой сюжета, вроде подвесок французской королевы, подаренных герцогу Бекингему, или бриллиантов мадам Петуховой, зашитых в гамбсовском стуле.

Есть «блестящие аксессуары» и в белорусской литературе.

Казалось бы, откуда, если стереотипное представление о ней таково: две темы — война и деревня, главный герой — мужик в лаптях, героиня — или Ганна Чернушка, жнущая жито, или старуха Степанида, кормящая кабанчика. Какие уж тут бриллианты и жемчужные ожерелья?

Как и всякий стереотип, этот ошибочен. В белорусских книгах хватает драгоценных артефактов.

Итак, чтобы увидеть первый, перенесемся в шестнадцатый век.

Ночь. На верхней площадке старинной башни стоит в длинных одеждах «доктар лекарскiх навук» Франциск Скорина и вычисляет по звездам, когда давать больному лекарство, — в то время астрология была неразрывно связана с медициной.

Звезды благоволят, время! Больной пан земский писарь принимает из рук лекаря чашу с отваром.

Это я пересказываю вам стихотворение Максима Богдановича «Безнадзейнасць» — всего восемь строк, но стоят целого исторического романа. Пан писарь выпивает лекарство, но:

I ўраз пабачыў ён, што iзумруд

ў пярсцёнку залатым

на пальцы штось iмглiцца,

Што блеску ў iм няма…

I з болем тут

ён зразумеў, што ўжо

к жыццю не варацiцца.

Вот и появляется одна из самых ярких драгоценностей — старинный перстень с изумрудом, принадлежащий пациенту Франциска Скорины. Да не просто перстень, а с вещим камнем: то, что изумруд угас, замглился, указывало на угасание сил хозяина, предрекало его скорую смерть.

В романе Ядвигина Ш. «Золата», который считается попыткой первого белорусского романа (он остался незаконченным), золота как такового и нет, зато есть богатство, которое мешает воссоединению влюбленных.

У Яна Барщевского находим и еще один характерный белорусский артефакт: корону ужиного короля. Если встретить в лесу этого ползучего властелина, разостлать перед ним белый платок, он сбросит корону. А владеющий таковой приобретет необычные способности и удачу.

Еще одна драгоценность, вокруг которой разворачиваются сюжеты не одного произведения, — корона Витовта Великого. Та самая, которой должны были короновать великого князя литовского Витовта, а пока в ожидании коронации шляхта ела волов и пила дармовое вино, враги разрубили корону на части… Теперь герои детективных историй, как в романе Мирослава Адамчика и Максима Климковича, ту корону ищут. В романе Леонида Дайнеко «Назавi сына Канстанцiнам» ее заменяет венец Палемона — еще одного легендарного персонажа, римского аристократа, потомками коего считала себя наша шляхта. Кстати, у того же Леонида Дайнеко есть фантастический роман «Чалавек з брыльянтавым сэрцам».

Самой же трогательной драгоценностной вещицей белорусской литературы я бы назвала красивую жемчужину, известную нам как «Слезы Туби». Речь — об одноименном рассказе Янки Мавра, герой которого, мальчик Туби, вынужден добывать пропитание, ныряя за жемчугом. Юного ныряльщика на глазах жадных богачей съедает акула. Но в последнем его улове находят упомянутую жемчужину, с которой в финале рассказа щеголяет жена «нефтяного короля» леди Смит: «У залатой аправе, тонка адшлiфаваная, яна вiсела на грудзях, нiбы жывая. Бледны колер, мяккiя пералiвы святла, аксамiтны выгляд — усё гэта вабiла i цешыла вока. Не хацелася верыць, што гэта толькi камень».

Нельзя не вспомнить еще одну уникальную вещь: серебряную табакерку из повести–сказки Змитрока Бядули «Сярэбраная табакерка». Именно в этом предмете герои замкнули саму Смерть.

У Владимира Короткевича, нашего романтика, драгоценности не только выступают в роли «проклятых сокровищ», как в «Черном замке Ольшанском», но и как символические артефакты. Герои «Каласоў пад сярпом тваiм» юные аристократы Майка Раубич и Алесь Загорский имеют фамильные амулеты: у Раубичей — железный браслет с изображением чертополоха и шиповника, у Загорского — «амулет старога дзьмутага золата, цьмяны i зiхоткi. А на iм Коннiк з дзiцячым, нiбы апухлым, тварам баронiць Авечку ад Льва, Змiя i Арла».

Если уж вспоминать драгоценности реальные, то в белорусской литературе не могли обойти вниманием Крест Евфросинии Полоцкой, шедевр ювелирного искусства, выполненный мастером Лазарем Богшей по заказу княжны–монахини Евфросинии и исчезнувший во время Великой Отечественной войны. Пишут и о временах появления Креста — например, Валентина Ковтун в романе «Еўфрасiння», и о его современных розысках.

Следующие по популярности сокровища — клад Наполеона, оставленный французской армией во время отступления где–то в Беларуси. Его ищут и герои повести Андрея Федаренко «Три талера», и герои романа Владимира Степана и Максима Климковича «Теолог».

Затем назовем «сокровища иезуитов» и «сокровища Радзивиллов». Таинственный орден иезуитов обладал тайными знаниями и неизмеримыми богатствами, точно известно, что в Минске во время пребывания в нем войск Петра I руководители иезуитского коллегиума спрятали свои ценности где–то в городских подземельях. Что касается сокровищ Радзивиллов, то это прежде всего двенадцать золотых апостолов, находившихся в сокровищнице в Несвиже и утраченных во время русско–французской войны.

Не один исторический роман и детектив будут написаны вокруг белорусских сокровищ…

Но безусловно одно: блеск произведению придают не описанные в нем бриллианты, а талант автора.

Людмила РУБЛЕВСКАЯ.

Метки:  , , , , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Реклама
Мы в Фейсбуке!