Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.06.28 Текущий номер: N25 (1165) 22 июня
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

От героев былых времен…

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2017 05 11, 0:02   |   Комментариев: 2

Почти десять лет Литовская ассоциация военной истории «Забытые солдаты» («Užmiršti kareiviai») занимается поиском и перезахоронением солдат Второй мировой войны, тех, чьи имена все еще числятся в списках пропавших без вести, чтобы ни один погибший в той страшной войне не был забыт.

Фото из архива "ЛК"

Фото из архива “ЛК”

– Все начиналось с банального увлечения историей родного края, а с появлением металлодетекторов эту историю еще можно было подтверждать интересными находками, – вспоминает поисковик, президент ассоциации Виктор Орлов. – Это было некое объединение людей по интересам, к которому собственно я и присоединился, движимый поначалу лишь обычным любопытством.

Ведь еще с советских времен в Литве бытовало мнение, что все воины найдены, похоронены, всем отданы последние почести и страница этой истории закрыта. На протяжении многих лет эта точка зрения наглядно подтверждалась – мы видели существование большого количества воинских захоронений, мемориальных комплексов, и казалось, что тема с захоронением последнего солдата исчерпана.

Пока в один прекрасный момент наша группа энтузиастов не натолкнулась на человеческие останки, когда среди металических фрагментов – гильз, касок – вдруг обнаружили кости. Причем захоронение было верховое, и как позже выяснилось, на небольшом участке поля боя лежали вместе советские и немецкие солдаты. Самый главный вопрос, который, естественно, возник, что делать с останками. И мы начали ходить по различным инстанциям с просьбой помочь, однако наталкивались на стену непонимания.

В желании дойти до конца мы решили создать организацию с юридическим статусом, к которой, по всей видимости, должно быть другое отношение, нежели к частному лицу. Так мы объединились в организацию «Pamiršti kariai» («Позабытые воины») и на протяжении четырех лет существовали под этим названием (потом из-за внутренних разногласий название организации было изменено на «Užmiršti kareiviai»). За те четыре года нам все-таки удалось разрешить ситуацию и мы смогли организовать первое захоронение со всеми почестями на Антакальнском кладбище, пройдя процедуры судебно-криминалистических экспертиз, которые определяют, сколько лет пролежали останки в земле, устанавливаются пол, возраст, возможная причина смерти (по характеру ранения). Только такое заключение дает право на перезахоронение человеческих останков.

– Все делалось на чистом энтузиазме?

– Исключительно. За собственные деньги мы покупали материалы, сколачивали гробы, обшивали их тканью и параллельно искали возможность выйти на немецкую сторону – с кем можно связаться по поводу судьбы немецких солдат. Мы понимали, что уже не вправе делить «на своих и чужих», что столкнулись с ушедшими от нас человеческими жизнями, которым следует отдать последние христианские почести.

Как позже выяснилось, немцы еще в 1918 году сразу после окончания Первой мировой войны создали специальную общественную организацию – Народный союз Германии, который занимался судьбой всех немецких солдат по всему миру, где бы их останки ни находили. Этот фонд частично финансируется государством, а остальные средства собираются в качестве пожертвований. Кроме того, фонд взял на себя обязательство по уходу за воинскими захоронениями в других странах, в том числе и за советскими захоронениями, находящимися на территории Германии. То есть немцы тоже абсолютно не делят «на своих и чужих». Это очень важно с точки зрения сохранения военной истории.

Тогда же мы задали сами себе вопрос – если под Вильнюсом мы смогли найти останки 15 советских и 14 немецких воинов, так что может происходить в других местах Литвы? Еще мы обратили внимание на тот факт, что на территории Литвы в основном все воинские мемориалы установлены в 1944 году, а именно по спискам, сформированным из тех бойцов, которые погибли при освобождении Литвы от немецких захватчиков. У нас по сути нет ни одного памятника воинам, погибшим в 1941 году. Между тем, учитывая состояние рабоче-крестьянской Красной армии на начало войны, а именно незаконченные долгосрочные огневые оборонительные сооружения, недовооружение этих точек, нехватка регулярных частей на границе, непосредственно здесь в Литве и срочная переброска их из других регионов, дает повод предположить, что число погибших было гораздо больше. Трагична судьба 47-й стрелковой дивизии, 125-й стрелковой дивизии, 5-й стрелковой дивизии, 5-й танковой дивизии, которые по сути потеряли здесь почти 98 проц. личного состава. Например, из всей танковой группировки, которая дислоцировалась под Алитусом, до Минска фактически пешком, на обозах дошел всего лишь один механик-водитель с ручным пулеметом, который он вытащил из танка. Последние танки были потеряны в боях за Вильнюс 23-24 июня 1941 года. На этом история 5-й танковой дивизии заканчивается, а таких примеров очень много. Естественно, возникает вопрос – а где же останки этих солдат?

Как пример – наше  последнее захоронение, которое состоялось в Вилкавишкисе, и где было перезахоронено 75 человек. Эти бойцы погибли при освобождении Вилкавишкского района в 1944 году и были временно захоронены в том месте, где мы их обнаружили. Существовали полковые карты, на которых были указаны эти захоронения, поименные списки, даже номера могил и число человек, которые в них были уложены. Буквально в двух-трех километрах от этого места стоит Вилкавишкский мемориал, где, как оказалось, все эти люди уже были увековечены. То есть фактически перезахоронили 10-12 человек, а «для галочки» поставили, что перезахоронили всех и здесь у мемориала по спискам их увековечили.

– Как удалось обнаружить останки остальных погибших?

– Один человек купил в этом месте землю, построил дом, решил из небольшого болотца, которое было рядом, сделать пруд. Вызвал технику, копнули…  и его собака принесла в зубах домой человеческую кость. Вызвали полицию, та приехала, собрала все кости, которые вывернул экскаватор, и передала на экспертизу. Были установлены останки семи человек. Мы получили информацию о найденных останках, приехали на место, хозяин дал нам письменное разрешение на то, чтобы мы продолжили поиск. «Мне здесь жить, и я не хочу жить на кладбище», – сказал он. Результат нашей работы – останки 75 человек.

То есть одна халатность была совершена в 1944 году, другая – халатность должностных лиц – в наши дни, которые подошли формально, не вникая в суть проблемы, а третью халатность мы не допустили. По поводу обнаруженных останков возникло много спорных моментов: в частности, выдвигались версии, что это могли быть захоронены немецкие солдаты или жертвы репрессий. Однако найденная на месте захоронения медаль «За отвагу» с номером положила конец всем спорам. С помощью посольства РФ в Литве мы сделали запрос в центральный архив г. Подольска и установили, что медаль принадлежала лейтенанту Хукало, фамилия которого была выбита на мемориале в Вилкавишкисе как захороненного. Только в его имени была допущена ошибка и он значился как Хукадо, а Хукало все это время числился как пропавший без вести. Благодаря найденной медали нам удалось установить не только его личность, но и весь список захороненных.

– Насколько точно удается идентифицировать останки погибших?

– В основном благодаря таким «счастливым», если такое слово уместно вообще, находкам, и тому, что уже в 1944 году существовала определенная учетность. Военно-полевые госпитали вели специальные журналы боевых потерь, куда заносились данные воинов, которые поступали на лечение, но умерли от ран, или привозили убитых с поля боя, которых тоже переписывали. Почему в 1944 году было много неизвестных? Потому что тело привозили, а документ личности, к примеру, сгорел или его вообще не было. Тогда писали «неизвестный».

Кроме того, названия мест того времени не соответствуют нынешним названиям, многих из них сегодня уже просто нет на картах. Могли быть не совсем грамотные писари, которые допускали ошибки при заполнении. И так, крупица за крупицей, приходилось разматывать клубок времени, пока не удавалось докопаться до истины, когда уже можно установить личность погибшего.

Еще одна важная деталь: погибших в 1941 году опознавать легче, чем погибших в 1944-м. У солдат 41-го года по уставу был положен смертный пенал, сделанный из бакелита, вовнутрь которого вкладывался бумажный бланк с личными данными бойца. Бланк был напечатан типографским способом, а уже саму «канцелярию» каждый воин заполнял от руки – кто карандашом, кто чернильной ручкой, у кого-то каллиграфический почерк, а кто-то, простите, «как курица лапой» пишет. Этот пенальчик носили в небольшом кармане галифе. Большой «удачей» считается, найдя останки солдата, в поясничной области обнаружить такой пенал. Это уже половина удачи. Однако возможны и «неудачи», в случае если пенал был плохо закручен, не заполнен бланк или он использовался как иголочница. В конце концов, факты времени тоже играли не последнюю роль – бумага могла истлеть.

В наших поисках очень помогают местные жители, некоторые люди обращаются к нам как в последнюю инстанцию. Так случилось с захоронением солдат, которое оказалось на земле Антанаса Матийошайтиса в Шакяйском районе. Он обратился в нашу ассоциацию с просьбой – провести раскопки. Это был один из уникальнейших случаев, когда было обнаружено 15 останков и 11 смертных пеналов. По статистике на сегодняшний день, в среднем при раскопках, если удается найти 150 останков и один пенал – это уже считается удачей. К сожалению, из 11 пеналов удалось прочитать только четыре. Остальные были повреждены временем.

Но с 1942 года ношение пеналов было отменено и введена солдатская бумажная книжка, которая носилась в нагрудном кармане. Именно потому по 1944 году мы фактически не находим никаких идентификацирующих вещей. У «старых» солдат, которые прошли всю войну и погибли, к сожалению, в 44-м еще находим такие пеналы-медальоны. Бывает, попадаются подписанные ложки, котелки, на которых может быть записано по нескольку фамилий. Поэтому считать их за идентификаторы личности мы не можем.

– Сколько погибших солдат удалось найти за все время вашей деятельности?

– Немецкой стороне было передано в общей сложности около 140 солдат и захоронено 200 наших красноармейцев, в числе которых еще 5 неперезахороненных солдат и останки двух бойцов, которые все еще лежат в земле. Как правило, процедура с момента обнаружения останков до фактического захоронения растягивается на 5-6 лет. Солдатики, которых мы сейчас готовимся захоронить, были обнаружены 5 лет назад. Только на прошлой неделе я получил извещение о том, что закрыто уголовное дело, в котором я фигурировал как «специальный свидетель». То есть каждый раз я прохожу как свидетель, с формулировкой – в зависимости от дальнейших расследований с учетом данных показаний этот статус может быть переквалифицирован на обвиняемого.

– Мы говорим: война не закончена, пока не захоронен последний солдат. Как вы думаете, много еще осталось тех безымянных воинов, кто закончил свой жизненный путь на литовской земле?

– Думаю, что много. Особенно до конца не раскрыта судьба солдат 41-го года. Если было бы меньше бюрократических препонов, то, конечно, эту работу мы могли завершить гораздо быстрее. Основным источником информации для нас остаются местные жители, старожилы, но они уходят, заканчивают свою земную жизнь так же быстро, как и реальные участники войны. С их уходом мы теряем важный пласт информации. Например, что-то человек хотел нам рассказать, а когда мы доехали до него, его уже нет в живых.

– Все, чем вы занимаетесь, основано только на доброй воле и личном желании. Не хотелось однажды все бросить и спокойно жить?

– Я иногда просыпаюсь от мысли – а оно мне надо? А потом, подумав, сам у себя спрашиваю: а кто кроме нас? Это уже твое душевное состояние. Просто один раз заглянув смерти в глаза, той смерти, которая сразила человека в бою, ты уже не можешь жить по-другому. Ведь их еще кто-то ждет, для них война еще не закончена.

Надежда ГРИХАЧЕВА

Метки:  ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (2)
  1. (78.158.5.25) Рустик пишет:

    Жаль,что мало таких.

  2. (87.255.31.193) Йонас пишет:

    Да-а. Есть ещё Люди.






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!