Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.11.22 Текущий номер: N46 (1186) 16 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Пенсионеры – заложники экономики

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2014 10 09, 0:05   |   Комментариев: 6

В этом году исполняется 20 лет со дня принятия Закона о государственных пенсиях социального страхования. В стране, где четверть населения составляют пенсионеры, важность этого законодательного акта, регламентирующего пенсионное обеспечение, особенно актуальна, перемены, касающиеся этой сферы, всегда вызывают бурные дискуссии.

В настоящее время пенсии для работающих и делающих вклады людей обеспечивают государственная система социального страхования и частные пенсионные фонды. Люди могут получать пенсии из обоих источников. Вклады, которые переводятся в пенсионные фонды, накапливаются – приобретаются ценные бумаги, другое имущество, поступают проценты, а за них в свою очередь приобретается имущество. По достижении пенсионного возраста за счет накопленной суммы начисляются выплаты.

Руководил группой специалистов, занимавшихся разработкой этого Закона о государственных пенсиях социального страхования, доктор социальных наук Теодорас Медайскис. В послужном списке ученого – работа во главе Министерства социальной защиты  и труда в составе трех правительств 1992 – 1993 и 1993 – 1994 годов.

В эксклюзивном интервью для «ЛК» доктор социальных наук Теодорас Медайскис дает оценку существующей системе пенсионного страхования, возможным изменениям, происходящим в этой сфере.

–  Вы стояли у истоков формирования принципов пенсионного обеспечения в Литве. Как вы сейчас оцениваете существующую систему пенсионного страхования? Нуждается ли она в коррективах? Будет ли повышаться пенсионный возраст или будут предприняты какие-то другие меры?

– Сегодня можно констатировать, что был выбран рациональный принцип построения пенсионной системы – за основу была взята европейская континентальная система пенсионного обеспечения.

Конечно, жителей более интересует реальный размер пенсии. А он напрямую зависит от заработка работающих и соответственно поступивших в «Содру» страховых взносов. Наши заработки – одни из самых низких  в Евросоюзе, соответственно, и пенсии небольшие. Вопрос величины пенсии определяет общее состояние экономики.

Целесообразно провести определенную перестройку системы пенсионного страхования, всей трудовой политики. Пенсия состоит из базовой составляющей и другой части, которая зависит от стажа и размера зарплаты, то есть фактически от уплаченных взносов. Хотелось бы, чтобы размер пенсии зависел только от размера заработка. Но в полной мере такой принцип невозможен, потому что тогда небольшие пенсии были бы еще меньше.

Базисная часть пенсии необходима. Обсуждается вопрос, чтобы эта часть пенсии финансировалась из бюджетных средств, как своего рода определенная социальная помощь. Впрочем, и двадцать лет тому назад при разработке первого варианта закона мы говорили о необходимости именно такого порядка финансирования. В принципе, есть политическое решение по поводу изменения порядка финансирования выплат пенсий. Вопрос лишь в том, что достаточно сложно технически выполнить эту задачу.

Что касается пенсионного возраста, то пока не планируется каких-то изменений. Сейчас возраст выхода на пенсию постепенно увеличивается до 65 лет в 2026 году. Хотя мы видим, что в некоторых странах Евросоюза пенсионный возраст повышается до 67 и даже 70 лет. Статистика в Литве такова, что люди, достигшие пенсионного возраста (точнее, 65 лет), живут в среднем после выхода на пенсию почти 17 лет, женщины – 19 лет. Этот показатель достаточно высок, хотя  и ниже, чем в некоторых европейских странах.

Я всегда считал, что надо по-иному решать вопрос с работающими пенсионерами.

Положительно скажется такой порядок: не платить пенсии тем, кто, достигнув пенсионного возраста, работает и зарабатывает столько же, сколько и прежде. Такой порядок существует и в других европейских странах. Сам принцип выхода на пенсию лучше построить на том порядке, чтобы это событие в жизни работающего не было каким-то одномоментным фактом. Можно сделать так, чтобы, достигнув пенсионного возраста, человек оставался работать, если он этого желает,  к примеру, на четверть рабочего штата, но при этом, соответственно, и пенсия уменьшилась бы на четверть.

Такой порядок позволил бы платить более высокие пенсии тем пенсионерам, которые не имеют иного дохода, кроме пенсии. Это был бы  рациональный шаг для системы пенсионного обеспечения, но пока нет такого политического решения. Тем более, что и Конституционный суд считает, что надо платить полную пенсию работающим пенсионерам.

– А каковы результаты участия жителей Литвы во второй ступени пенсионного страхования – накопительной системе?

– Нами проведено исследование по результатам накопительной системы пенсионного страхования за девять лет –  за период с 2004 по 2013 годы. Как оказалось, человек, который на протяжении этого периода получал среднюю зарплату, накопил в пенсионных фондах 6 – 7 тыс. литов. В то же время его содровская пенсия уменьшилась на 32 лита. Выиграл он или проиграл? Это достаточно трудно оценить. Как поделить эту сумму в 6 – 7 тыс. литов до конца жизни?

Законом предусмотрено, что по достижении пенсионного возраста за счет накопленной суммы будет начисляться ежемесячная выплата – пожизненная пенсия или, иными словами, аннуитет. Но пока у нас еще нет широкой практики работы страховых компаний, которые предлагали бы такой вид страхования, как  аннуитет. Тем более, что с таких маленьких сумм, как 6 – 7 тыс. литов, аннуитет не насчитывается. Хотя даже и за эти девять лет существования накопительной системы пенсионного страхования некоторые работающие накопили значительные средства. Кстати, действующим порядком предусмотрена определенная сумма, начиная с которой деньги не будут выдаваться наличными, а застрахованный обязан покупать аннуитет (пожизненная пенсия).

Но если вернемся к нынешней средней накопленной сумме в 6 – 7 тыс. литов, то по аннуитету, утвержденному Банком Литвы, сумма выплачивалась бы статистическому пенсионеру несколько больше, чем 32 лита, однако коммерческий аннуитет, который может предложить страховое общество, меньше этой величины. Хотел бы заметить, что исследуемый период выпал на наиболее экономически сложные годы. Со временем накопленная сумма будет расти и начнет работать система приобретения аннуитетов. Можно констатировать, что накопительная система пенсионного страхования работает. В настоящее время  в ней участвуют более 85 проц. застрахованных лиц.

– Каким образом такие нынешние реалии, как старение населения, эмиграция, отсутствие стабильности в развитии экономики, сказываются в целом на пенсионной системе, нынешних выплатах? Возможно ли амортизировать негативные последствия?

– Системе пенсионного обеспечения угрожает не только демографическая, но и экономическая ситуация. Амортизировать эти процессы возможно через улучшение общих экономических показателей, повышение производительности труда, сокращение сектора теневой экономики.

Как я уже говорил, определенный амортизационный механизм был бы создан, если базовую пенсию выплачивать из общих доходов государства.

– Сейчас бытует такое мнение, что как бы вы ни копили деньги, все равно обеспечить достойную старость себе не сможете. Насколько оправдано такое мнение?

– По данным опросов, доверие к «Содре» достаточно высокое.  В последнее время соотношение величин средней зарплаты к средней пенсии растет.  В начале 2000 годов это  соотношение составляло 40 – 42 проц. В предвыборные годы пенсия увеличивалась больше, чем зарплата, и этот показатель приблизился к 50 проц. В 2009 году, когда заработки значительно упали, был установлен своеобразный рекорд в соотношении пенсий и зарплат. Средняя пенсия составляла почти 50 проц. от средней зарплаты. Но подчеркну, это произошло не от того, что пенсия стала выше, а потому что заработок упал. Сейчас заработки растут, поддерживать такое соотношение сложно, ведь у «Содры» существенные задолженности по выплатам.

В настоящее время соотношение средней пенсии к средней зарплате составляет 47 проц. Это достаточно высокий показатель. Но реальная величина пенсии зависит от реальных зарплат, отчислений  в фонд, в конечном итоге, от общего состояния экономики Литвы.

– Неужели мы возвращаемся  к тем временам, когда государство мало могло позаботиться о людях преклонного возраста, как,  к примеру, в довоенной Литве, когда пенсии полагались лишь госслужащим, военным или заслуженным общественным деятелем?

– Надеюсь, что сохранится рост экономики и удастся удержать соотношение пенсий  и зарплат на уровне 45 – 47 проц. Кстати, в европейских странах этот показатель достигает даже 60 проц. Считаю, что позитивные перемены могут произойти с изменением порядка финансирования.

Что касается довоенной Литвы, то это была аграрная страна. Большая часть жителей не была социально защищена. Считалось, что фермерам социальную защиту гарантирует их община, например, старых людей содержали более молодые члены семьи, родственники. Дети должны были заботиться о своих родителях. Пенсионная система зарождалась с ростом количества наемных работников.

– Существуют ли какие-то требования, регламенты Евросоюза в сфере пенсионного обеспечения?

– Социальная сфера – в ведении национальных государств. Существует регламент Евросоюза лишь по координации пенсионного обеспечения лиц, которые работали в разных странах. Подчеркну, что сейчас проработан механизм пенсионного обеспечения для лиц, которые работали в нескольких странах Евросоюза, поэтому рекомендую трудоустраиваться официально, участвовать в системе пенсионного страхования. Евросоюз определяет лишь общие целевые показатели  (по уровню безработицы, нищеты и т. п.). Но как будут достигаться эти показатели, решать самому государству.

– Литва в числе лидеров ЕС по количеству жителей, которым грозит нищета или социальное отчуждение? Какие категории лиц более всего страдают от бедности?

– В Литве около 20 проц. жителей живут ниже установленного уровня риска нищеты. Хотел бы отметить, что самое сложное положении не у пенсионеров, а у тех семей, которые в одиночку воспитывают детей.

В то же время расчет индикатора уровня риска нищеты – понятие относительное. Например, страна может быть бедной, но если у ее жителей будут относительно одинаковые доходы, тогда живущих за чертой риска нищеты будет немного.

– В завершении беседы хотелось бы узнать, почему, столь профессионально владея информацией в социальной сфере, участвуя в разработке законов, вы отказываетесь от предложений по занятию государственных должностей?

– В начале независимости Литвы я участвовал в работе трех правительств. Кстати, в составе первых правительств были профессионалы  в своих сферах, затем их сменили политики. Политическая деятельность мне неинтересна. Не будучи политиком, я оставляю за собой право на разумное, а не «удобное» мнение. Дело эксперта – прогнозировать последствия предлагаемых решений, ситуацию.

– Благодарю за беседу.

Галина КУРБАНОВА

Метки:  , , , , , , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (6)
  1. (78.60.154.229) дейч пишет:

    капитализм
    когда то мастер- спец готовил себе смену
    а сейчас подсел на измену
    и за прибыль понаса не станет
    обучать молодого ионаса

  2. (78.60.154.229) дейч пишет:

    а если старичок шустрячок
    то молодые ребятки
    не годятся ему и в пятки

  3. (78.60.154.229) дейч пишет:

    на место спеца
    найти сложно молодца
    а почти каждый старец
    спец

  4. (84.240.12.53) Тося пишет:

    Я так понимаю, что пенсия – это пособие государства на старость, т.е. на утрату должной трудоспособности из-за старости. Почему же тогда работающий человек получает и пенсию, т.е. пособие на нетрудоспособность по старости, и зарплату? Если бы зарплата + пенсия не могли бы превышать потолка высотой в статистическую среднюю зарплату, как это было в советское время, то было бы больше рабочих мест для молодых, ибо часть пенсионеров уволились бы. Странные решения порой принимает наш КС, словно забыв о необходимости отстаивать интересы всех групп населения (в соответствии с Конституцией), принимает решения в интересах только высокопоставленных чиновников. В частности, это касается пенсий работающих пенсионеров. Конечно, многие вынуждены подрабатывать, потому что пенсия мала. Но это подработка, и вместе с пенсией она меньше, чем средняя зарплата. А вот если судья КС, получающий более 10000 литов в месяц, говорит, что ему еще и пенсия в полном объеме положена, то, по-моему, это позор нашего государства и позор президенту, который назначает таких судей.

  5. (84.240.12.53) Зося пишет:

    Стоило бы не держать на госслужбе пенсионеров, если есть желающие выполнять эту работу из числа не пенсионеров. Раньше отправляли на заслуженный отдых в 55-60 лет, и ротация кадров была обеспечена, места для молодых всегда были.

  6. (84.240.12.53) ТТ пишет:

    Более чем странное заявление о том, что после выхода на пенсию люди живут еще лет 15-17, а значит и пенсионный возраст может быть выше. Живут – не значит трудоспособны. Уже и сейчас пенсии по инвалидности получают до 50 проц. людей старше 55 лет. Сможет ли трудоустроиться человек в 64 года? Если он не член Сейма или работник госучреждения?






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!