Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.11.24 Текущий номер: N46 (1186) 16 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Преподобный Максим Грек

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2017 06 29, 0:01   |   Комментариев: 0

Когда я после сельской школы приехал учиться в город в институт, то сразу почувствовал, что сносного знания школьной программы недостаточно, чтобы чувствовать себя на равных с выпускниками городских спецшкол. Они были, как говорят сейчас, намного продвинутее меня, деревенщины. И дабы сравняться с ними, приходилось усиленно заниматься саморазвитием и самообразованием. Не только ходить по театрам, кино, читать книги и слушать новую для себя музыку, но и увеличивать свой словарный запас за счет неизвестных доселе слов и выражений. Одним из таких слов был «нонконформизм».

LTK2813-1Это стремление отстаивать свою точку зрения, позицию, не совпадающую с общепринятой. В то время, это было в середине 70-х годов, слово это было очень популярно в интеллигентской среде. Это были годы активной борьбы с диссидентами. Одних инакомыслящих отправляли в лагеря и тюрьмы, других выдворяли за пределы страны, третьих ссылали на так называемый сто первый километр, т. е. не позволяли им селиться ближе 101 километра от столицы и крупных городов, приравнивая их к особо опасным уголовникам. Родная Калуга, как и прочее Подмосковье, была сплошным сто первым километром.

Уж не помню по какой причине, но всплыл у меня в памяти этот нонконформизм. И подумалось мне, что явление это существовало и существует в христианстве очень активно. Во-первых, само христианство зародилось как нонконформизм, противостояние античному язычеству. Во-вторых, нонконформистами были основоположники монашества, которых не устраивал слишком мирской образ жизни многих тогдашних христиан. В-третьих, религиозные нонконформисты, в зависимости от своей позиции, либо не дают Церкви земной застаиваться и всячески будоражат и обновляют ее, либо, оказавшись еретиками, принуждают бороться с собой, что тоже ведет к усилению ее активности, не столько социальной, сколько богословской. Примером последнего может служить появление  ересей в первые века христианства, а как следствие созыв Вселенских соборов и выработка на них догматов – от Символа веры до догмата об иконопочитании.

Нашего сегодняшнего героя тоже можно смело назвать нонконформистом. Он не был еретиком, более того, причислен к лику святых.

Начнем с того, что звали его Михаил Триволис. Хоть фамилия звучит вполне по-литовски, был он греком. Родился около 1480 г. в городке Арте (на территории нынешней Албании). Родители его были богаты и знатны. После того, как турки-османы в середине XV века захватили  Грецию, центр греческой науки и просвещения переместился в Италию. Юный Михаил обладал прекрасными способностями и жаждой знаний. Поэтому свою юность он провел в Европе, путешествуя и получая образование. Венеция, Флоренция, Париж, Болонья, в университетах этих городов он изучал богословие, философию и языки. Глубокое впечатление произвели на него проповеди Савонаролы, под влиянием которого окончательно определился стойкий нравственный характер молодого грека. Джироламо Савонарола был доминиканским монахом. Его яростная проповедь изменила образ мыслей флорентинцев, превратила город карнавалов и праздников в город-монастырь. Это многим не нравилось, в том числе и в Ватикане. Там терпели брата Джироламо до тех пор, пока он не начал обличать самого папу Александра VI. Папа этот действительно был скопищем пороков. Савонаролу обвинили в ереси и сожгли на костре 23 мая 1498 г. во Флоренции.

По возвращении из Италии, около 1507 г., Триволис постригся в афонском Ватопедском монастыре под именем Максим. Там была богатая библиотека, которая послужила для него новым источником знаний. Казалось, наступила жизнь, о которой можно только мечтать: тишина, уединение для молитвы и аскетических подвигов и книги, книги, книги… Но пути Господни неисповедимы.

В 1515 г. на Афон приезжает посольство от Московского великого князя Василия III. Он решил разобрать библиотеку своей матери византийской царевны Софии Палеолог. Но так как книги были греческие, то нужен был специалист. А такового в Москве не оказалось. На Афоне порекомендовали Максима. Правда, русского языка он не знал, но афонские монахи справедливо считали, что  благодаря свои талантам он «русскому языку борзо навыкнет». Учить он начал уже в дороге.

В Москве Максима приняли с большим почетом. Поначалу работа строилась так: Грек переводил на латынь, а помощники его из москвичей с латыни на славянский. Позже, когда Максим выучил русский, переводы делались, минуя промежуточную латынь. Было переведено немало богослужебных книг. Максим, получивший прозвище Грек, увидел, как много в русских книгах ошибок, описок, несуразиц, требующих исправления.

Правда, исправлять надо было не только книги, но и нравы московитов. А нравы были довольно дикие. Невежество и суеверие, грубое распутство и показное благочестие – все это видел Максим и (вспомните Савонаролу) молчать не мог. Вокруг него образовался кружок людей, близких ему по духу, местных интеллектуалов. Все нестроения обсуждались ими. Но это не было похоже на кухонные посиделки времен застоя. Максим писал, открыто обличал и учил. Естественно, многим это не нравилось.

В то время москвичи считали, что именно Россия – единственная православная страна, и русское православие  – самое православное. А все эти греки, болгары, сербы да киевляне изменили истинной вере, кто туркам, кто римскому папе продались. И нате пожалуйста, приезжает к нам какой-то подозрительный грек, который и языка нашего толком не знает, и начинает нас учить вере и книги портить. Несмотря на неурядицы, преподобный Максим продолжал усердно трудиться на ниве духовного просвещения Руси. Он писал письма против магометан, папства, язычников. Перевел толкования Иоанна Златоуста на Евангелия от Матфея и Иоанна, а также создал несколько собственных сочинений. Несколько раз Грек просился домой, но его не отпускали. Слишком много знал. Пока был жив митрополит Варлаам, Максима не трогали, тем более к нему благоволил великий князь.

Но когда же Московский церковный престол занял митрополит Даниил, положение изменилось. Нашелся и формальный повод. Князь Василий прожил 20 лет в браке с Соломонией Сабуровой, но детей у них не было. Он разводится, княгиню насильно постригают в монахини, а сам Василий женится на Елене Глинской. По тем временам такой поступок был кощунственным. Грек стерпеть этого не мог и не хотел и открыто осудил монарха и митрополита, который этот брак благословил.

Состоялось несколько судов, на которых Греку припомнили все, в том числе, и ошибки, которые им были допущены при переводе, когда Максим еще не владел в совершенстве русским языком. В 1525 г. его обвинили в ереси и порче книг и заточили в Волоколамский монастырь. 6 лет в одиночке. Но не физические мучения угнетали узника. Они для аскета были привычны. Самое страшное для Максима было то, что ему запретили читать, писать и причащаться. Но преподобный продожает работать. Он пишет на стене углем канон Святому Духу, который поддерживал Грека в тюрьме. Потом его переводят в тверской Отрочь монастырь. К счастью, Тверской епархией управлял добродушный епископ Акакий, который чем мог помогал Максиму.

Лишь через 20 лет, уже после смерти и Василия, и митрополита, Грека освободили, и он поселился в Троице-Сергиевой Лавре. Ему было уже около 70 лет. Гонения и труды отразились на здоровье преподобного, но дух его был бодр; он продолжал трудиться. Вместе со своим келейником и учеником Нилом преподобный усердно переводил Псалтирь с греческого на славянский язык. Ни гонения, ни заключения не сломили преподобного Максима. При слабом телесном здоровье он был полон духовной силы и продолжал бесстрашно говорить правду сильным мира сего.

Когда царь Иоанн Грозный в 1553 году приехал на богомолье в Троице-Сергиеву обитель, преподобный Максим сказал, что ему лучше позаботиться о помощи вдовам и сиротам русских воинов, погибших под Казанью, чем ездить по обителям. «Не почтишь кровь убитых, – предрек он царю, – сын твой умрет». Царь не послушал праведного совета, и предсказание сбылось.

Умер он 21 января 1556 года и похоронен в Духовской церкви лавры. Над местом погребения Максима Грека была воздвигнута пристроенная к Духовскому храму часовня – так называемая Максимова палатка. Она неоднократно перестраивалась и расширялась. А в 1938–1940 годах была уничтожена.

В 1988 году преподобный Максим Грек был причислен к лику святых. А летом 1996 года были обретены мощи Грека. Вот как об этом рассказывается на сайте Троице-Сергиевой лавры: «… у северо-западного угла Свято-Духовской церкви обнаружились фундаменты первой или одной из первых «палаток», сооруженных над могилой преподобного Максима Грека; поиск сосредоточился в основном внутри них. …Около полуночи 30 июня археологи почувствовали благоухание (которое ощущалось еще несколько дней после), и через некоторое время показалась честная глава преподобного Максима. Работа продолжалась почти до двух часов ночи. …Антропологическое освидетельствование специалисты Российской Академии наук произвели 2 июля. При сопоставлении честной главы с древними изображениями преподобного Максима выявились черты сходства. На основании заключения антропологов, 3 июля 1996 года Святейший Патриарх благословил поднять честные останки.» И теперь ежегодно 4 июля  мы празднуем обретение мощей святого нонконформиста.

Петр Фокин, псаломщик Знаменской церкви

Метки:  ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!