Призрак кризиса гуляет  по миру

Фото BFL/Грета Скарайтене

10 лет назад разразился мировой экономический кризис. Конечно же, можно и по сей день спорить о том, что стало отправной точкой кризиса – в международной прессе ключевым событием чаще всего упоминается банкротство американского инвестиционного банка Lehman Brothers в сентябре 2008 года. Не меньшее воздействие оказала и неплатежеспособность другого известного инвестиционного банка — Bear Stearns, который в марте 2008 года был куплен по цене бутерброда более крупным американским инвестиционным банком – JP Morgan Chase. В дальнейшем события развивались самым стремительным образом и практически сразу стали ощутимы в Литве.

Несмотря на усилия ученых, даже сегодня нет уверенности в том, что можно будет как-то предусмотреть наступление следующего кризиса. К сожалению, следующий кризис всегда начинается как-то иначе, и ловить тот самый момент, когда доверие утрачено, под стать разве что эзотерикам, а вовсе не математикам.

Западные эксперты видят риски для наступления нового экономического кризиса. Что за события могут обрушить мировую экономику в наши дни, с какой страны начнется кризис и что в таком случае ждет Литву?

Самые большие вызовы в мировой экономике сейчас — высокий уровень задолженности, демография, экономическое неравенство, глобальное потепление. Как в этой ситуации выжить маленькой и открытой экономике Литвы – в беседе с главным экономистом банка Swedbank Нериюсом Мачюлисом.высокий уровень задолженности, демография, экономическое неравенство, глобальное потепление

— Представьте, пожалуйста, ситуацию в экономике Литвы в европейском контексте.

— Литовская экономика является в значительной степени открытой экономикой. Особенность открытой экономической системы в том, что страна открывает свои границы для проникновения товаров и капиталов из других стран и свободно экспортирует свои товары и услуги в другие страны. В ней создан благоприятный инвестиционный климат, стимулирующий приток капиталовложений, технологий, информации. Вместе с тем особенность открытой экономики и в том, что она зависит от внешних явлений, как в сфере торговли, так и финансов.

В третьем квартале уровень литовской экономики рос быстрее, чем в среднем в Евросоюзе. Валовой внутренний продукт (ВВП) Литвы за год — в третьем квартале, по сравнению с июлем — сентябрем 2017 года  — вырос на 2,7%, а во всем ЕС – на 1,9%, свидетельствуют опубликованные  данные статистической службы ЕС.  В Латвии годовой рост ВВП составил 5,5%, и это был один из крупнейших показателей во всем ЕС.

За квартал — в третьем квартале, по сравнению со вторым – уровень литовской экономики сократился на 0,4%, латвийской —  на 1,8%. Во всем ЕС экономика за квартал увеличилась на 0,3%. По прогнозам, представленным нашим банком, в этом году валовой внутренний продукт страны должен вырасти на 3,6%, однако в 2019-м и в 2020 годах развитие экономики замедлится до 2,5% и 2% соответственно.

На замедление роста литовской экономики в основном повлияют не местные, а внешние факторы – хромающие экспортные рынки. Ожидается, что достигший в прошлом году 13,6% рост литовского экспорта в этом году замедлится до 4%. В 2019-м и 2020 годах – соответственно до 3% и 2%. На это повлияют не только сокращение спроса на экспортных рынках, но и снижение конкурентоспособности в секторе затрат, связанное с повышением затрат на труд.

Пик роста зарплат уже в прошлом. В этом году он еще составит 9,7%, а в 2019-м и 2020 годах сократится соответственно на 7 и 4%. Ожидается, что уровень безработицы, в прошлом году составивший 7,1%, в этом году сократится до 6,4%, в следующем – до 6,3%, а в 2020-м – до 6,2%.

Инфляция в следующем году должна остаться такой же, как и в этом, – 2,7%, а в 2020 году сократится до 2,5%. Покупательная способность населения продолжит расти. По этим причинам потребление домашних хозяйств и поддерживаемые дотациями ЕС инвестиции в ближайших два года будут основными факторами роста.

Ожидается, что в этом году расходы на потребление домашних хозяйств вырастут на 4%, в следующем году – на 3,5%, а в 2020 году – на  2,5%. Между тем формирование общего основного капитала (инвестиций) должно вырасти соответственно на 8%, 7% и 5%.

— Как одну из проблем вы называли поляризацию общества. Какие меры следует предпринять, чтобы снизить такие тенденции в обществе?

— Достаточно сложный вопрос. Быстрого рецепта по его решению нет. Поляризация в обществе происходит не только между богатыми и бедными, но очевидны и различия между городом и деревней. Когда общество разделено, когда происходит деление на черное  и белое, на выигравших и проигравших, очень сложно проводить реформы, стремиться к прогрессу.

Но такая поляризация характерна для всего мира. Неравенство доходов — лишь отдельный элемент  в глобальном явлении поляризации общества.  Поляризация общества сегодня проявляется во многих странах, становится мировой тенденцией. Очевидно, что сегодня есть поляризация мнений, но не могу предложить очевидного рецепта, как ее избежать.

— Каковы тенденции в энергетической сфере и их влияние на экономику Литвы?

— Не думаю, что цены на энергетические ресурсы являются самой большой проблемой для Литвы. В потребительской корзине расходы на энергетику составляют менее десятой доли.

Горючее подорожало, но ведь оно дорожает по сравнению с прежним низким уровнем. Может быть, горючее для транспорта должно быть еще дороже, чтобы уменьшить использование личного транспорта. Количество автомобилей в Литве на одного жителя – одно из наибольших в ЕС. Это негативно влияет на экологическую обстановку.

Что касается цен на проезд в общественном транспорте, они больше зависят от расходов на зарплаты работников общественного транспорта.

— Как вы оцениваете меры, предпринимаемые правительством по обузданию цен?

— На мой взгляд, в общественном пространстве драматизируется ситуация с ценами. Рост цен значительно меньше роста доходов. В этом году инфляция составила 4 проц., а средний заработок увеличился на 10 проц. У большинства жителей покупательная способность растет даже при растущих ценах.

В среднем цены на продукты питания только на пять процентов выше, чем были до введения евро. Безусловно, каждый индивидуально оценивает свою корзину потребления. Так,  к примеру, пиво подорожало на 30 проц. Соответственно, при покупке этого товара значительно возросли затраты. Стоимость мясных продуктов осталась такой же, как и до введения евро, хлеб подорожал на 3 проц.,  молочные продукты в связи с введением российского эмбарго  в 2015-2016 годах подешевели. На мой взгляд, в общественном пространстве очень много мифов в связи с ростом цен.

Ряд мер, предлагаемых правительством, способствующих развитию конкуренции, воспринимаю позитивно, другие предложения весьма спорны.

Сама цель – помочь малому бизнесу, поощрять конкуренцию, помочь людям с небольшими доходами – хорошая, но будет ли этому способствовать система ваучеров? Такая система автоматически создает недочеты и разные лазейки, которыми могут воспользоваться нечестные жители или предприниматели. Поэтому лучше создавать прозрачную систему через налоги.

— Насколько были оправданны меры, предпринимаемые во время минувшего кризиса в 2008-2011 годах?

— Просто говорить о ситуации в 2008 году с положения 2018 года. Тогда не было ясно, насколько болезненны будут реформы, будет ли сохранен курс национальной валюты.

Литва была плохо  подготовлена к кризису 2008 года. Был большой бюджетный дефицит, несбалансированный торговый оборот. До 2008 года правительство раздавало средства, которых фактически не имело. Дефицит бюджета составлял 10 проц. от ВВП.

В Латвии, экономическую ситуацию которой часто сравнивают с Литвой, в то время был выше уровень безработицы, уже был  введен всеобщий налог на недвижимость. Латвия не могла брать взаймы на финансовом рынке, так как была на грани неплатежеспособности.

Выбранный Литвой путь предоставлял возможность иметь более независимую экономическую политику. Вместе с тем Литве с последствиями кризиса удалось справиться намного быстрее и лучше. Литве ВВП предкризисного уровня удалось превысить уже в 2015 году, тогда как Латвии понадобилось десять лет, чтобы достичь предкризисного уровня.

— Насколько вероятен очередной кризис и как бы вы оценили готовность Литвы к нему?

— Как и все предыдущие кризисы в Литве, следующий, скорее всего, начнется с внешнего шока. Прежние экономические кризисы сами по себе не позволяют прогнозировать приближающихся катаклизмов, однако есть угрозы того, что длящийся последнее десятилетие экономический цикл завершится жестко. Для Литвы как открытой экономики особо невыгодны торговые войны США с Китаем и Евросоюзом. Даже если эти последствия сейчас никак не заметны, они совсем внезапно могут превратиться в крайне отрицательные ожидания, в снижение потребления, в сокращение инвестиций, рабочих мест и, конечно, в общий спад экономики.

Литва остается самой открытой экономикой в ЕС, и конечно, эта открытость позитивна, но в контексте торговых войн является слабостью.

Сейчас по сравнению с 2008 годом в Литве многое изменилось в позитивном направлении. Так,  кредитный портфель значительно ниже,  сбережения — как у компаний, так и у жителей — более чем удвоились. Литва экспортирует больше, чем импортирует, а государственные финансы три года подряд избыточные. Фактически все показатели говорят о том, что наш экономический цикл был  зрелым, сбалансированным. Если возникнет какой-то внешний шок, литовская экономика сможет пережить его в более мягкой форме,  чем прежде.

— Как вы оцениваете появившуюся в СМИ кампанию по возврату лита?

— Это популистское заявление. Введение евро дало возможность рефинансировать кредиты, мы стали удобны для инвесторов. Маленькой, открытой экономике, какой является литовская экономика, иметь собственную валюту  очень дорого  и невыгодно.

— Но ведь в Евросоюзе сильны центробежные силы…

— Экономика еврозоны стабильно развивается и является второй по величине экономикой мира. Ожидается, что в 2019 году курс евро будет медленно расти. Единая валюта и более глубокая интеграция принесли явную пользу бизнесу. Повторюсь, что  дебаты по поводу возврата лита предпринимаются отдельными лицами лишь с тем, чтобы обратить на себя внимание.

— Как будет жить Литва после 2020 года, когда сократится европейская помощь?

— Рядовые жители никак этого не почувствуют. Конечно, и  самим придется проявить больше инициативности. По-прежнему нуждающиеся  в социальной поддержке смогут рассчитывать на «Содру». Но, конечно, государственное социальное страхование обеспечит лишь минимальный уровень благополучия  в старости. Желающие получить большие выплаты должны уже сегодня участвовать в других формах пенсионных накоплений.

— Благодарю за беседу.

Галина КУРБАНОВА

Досье «ЛК»

Известный экономист Нериюс Мачюлис родился  в 1979 году в Каунасе. В 1997-2001 годах учился в университете  им. Витаутаса Великого, затем продолжил учебу в Дании, в 2003– 2007 годах — в Университете управления и экономики ISM, стажировался в университете Цюриха, в Институте банковского дела.

С 2007 года — доктор социальных наук, руководитель группы по изучению экономики и финансов в Университете управления и экономики ISM. Преподавал экономические и финансовые дисциплины в университетах Австралии, Мексики, Франции, Швейцарии и других университетах. С 2010 года — главный экономист банка Swedbank.

В настоящее время является руководителем группы макроэкономических исследований банковской группы Swedbank в Балтийских странах и заместителем главного экономиста банковской группы Swedbank.

C женой Вайвой воспитывает двоих детей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.