Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.11.20 Текущий номер: N46 (1186) 16 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Профессор Татьяна Ромашкина: «В музыке вся моя жизнь»

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2017 10 19, 0:03   |   Комментариев: 0

Рассуждая о влиянии музыки на мозг человека, профессор-нейролингвист Татьяна Черниговская признавалась: «Не понимаю, что такое музыка.  Это звуковая волна, которая бьется о барабанную перепонку и там, в мозге, становится музыкой. Между звуком и музыкой огромная разница!». Всемирно известный пианист Александр Яковлев сказал ей как-то, что может замедлять и ускорять, сжимать время, оно становится как желе. И он, и его коллеги утверждали, что видят звуки музыки в цвете.

Меня бесконечно радует, что в нашей Клайпеде столько талантливых молодых людей, преданно любящих искусство, классическую музыку, говорит Татьяна Ромашкина. Фото В.КОНДРАТЬЕВА

Меня бесконечно радует, что в нашей Клайпеде столько талантливых молодых людей, преданно любящих искусство, классическую музыку, говорит Татьяна Ромашкина. Фото В.КОНДРАТЬЕВА

Так или иначе, но еще древние признавали благотворное влияние музыки на человека. И действительно: слушающие Брамса больные быстрее выздоравливают, слушающим Вивальди ипохондрикам сообщается позитивное настроение. Как тут не вспомнить и об «эффекте Моцарта» – общепризнанно, что его музыка влияет на развитие интеллекта и даже на воду, кристаллы которой под звуки симфонии великого австрийца приобретают гармоничную конфигурацию.

О влиянии классической музыки, о ее роли в духовном воспитании современного человека мы беседуем с профессором музыкальной академии Клайпедского университета Татьяной Ромашкиной, которая посвятила музыке всю жизнь и более 40 лет открывает этот прекрасный мир своим воспитанникам – студентам и школьникам.

В нынешнее нестабильное, тревожное время люди, устав от собственной прагматичности, истосковались по духовности. Одни ищут опору в религии, другие в искусстве, в музыке. Но сегодняшнюю молодежь, кажется, не прельщают Моцарт и Бетховен, не правда ли?

– Я так не думаю. Все идет из семьи. Мудрые родители понимают, какое это огромное богатство – классическая музыка, и с раннего детства приобщают к ней своих детей.  И тем самым формируют у ребенка эстетический вкус, понятие красоты, дают правильное направление в жизни. А у тех детей, кто серьезно занимается музыкой в музыкальной школе, вырабатываются дисциплина и усидчивость, привычка к систематическому труду. Я по совместительству преподаю в детской музыкальной школе им. Ю. Каросаса и воочию, с первого до последнего класса, наблюдаю за становлением ребят, занимающихся по классу фортепиано. Уверена – они уже не попадут под дурное влияние, потому что занятие музыкой гармонично сформировало их личность. Но родителям моих воспитанников я бы при жизни поставила памятник за их настойчивость в преодолении детских капризов, за терпение и самоотверженность.

Я помню, как и сама в детстве подкручивала стрелки на часах, стремясь поскорее удрать на улицу, или пыталась разжалобить маму мнимыми головными болями, чтобы пропустить занятие. А когда в 7-м классе победила в конкурсе пианистов и получила предложение учиться в Харьковской музыкальной средней специальной школе-интернате, тут уж воспротивилась мама: страшно было оторвать 12-летнего ребенка от дома. Ее уговорила моя педагог Н. Закандина-Рудник, которую я поминаю добрым словом всю жизнь. Уже много позже я поняла, чего это стоило родителям – расстаться со своей кровинушкой. Они у меня золотые люди. Папа, если бы не война, стал бы музыкантом, он прекрасно играл на баяне. Вспоминаю, как мы везли домой на грузовике подарок на мое 15-летие – рояль хорошей немецкой фирмы Ronisch, купленный с рук. Рояль кочевал со мной по всем городам и весям и по сей день стоит у меня в гостиной.

Всю дорогу от Мариуполя до Харькова я плакала горючими слезами – жаль было расставаться с нашим классом, который в полном составе пришел меня провожать. Наутро появилась в новом классе с красными, опухшими от слез глазами. Шел урок химии, у доски томился какой-то паренек. Я быстро сориентировалась, подсказала и сразу стала своей. Все-таки в обычной школе подготовка по общим предметам была получше, чем в спецмузыкальной, а я там была отличницей. А тем самым пареньком оказался Георгий Власенко, будущий клавишник в группе «Самоцветы».

Домой в Мариуполь вы больше не вернулись – впереди была Москва?

– Только в отпуск. Мне опять повезло с преподавателем. Моя дорогая Елена Владимировна Иолис, когда я училась в последнем классе, решительно сказала: надо поступать в Москву, Харьков никуда не денется. Надо сказать, что музшкола в Харькове была очень сильной, там работали педагоги из консерватории, в том числе сестра Эмиля Горовица Регина Горовиц, профессора Шапиро, Слуцкий. Я много занималась, по 6-8 часов в день, и ничего, кроме рояля, не замечала, даже ухаживаний мальчишек.

Е. Иолис списалась со своими знакомыми в Гнесинке и сама отвезла меня на прослушивание к известнейшему профессору Теодору Давидовичу Гутману. Удивительный, прекрасный человек и музыкант! В его маленькой двухкомнатной квартирке на Новокузнецкой стояло в кабинете два концертных рояля, по стенам – стеллажи с книгами и кушеточка, где он отдыхал между занятиями.

Я сыграла два этюда Шопена, ему понравилось: пробуйте, поступайте. Это было весной, а в июле мама и та же Елена Владимировна привезли меня и еще одного выпускника, который впоследствии стал моим мужем, на экзамен. Он проходил в Малом зале консерватории. У дверей толпились красные от волнения абитуриенты. За минуту до экзамена подошла Е. Иолис и тихонько сказала: не волнуйся, ты все равно играешь лучше всех. И я спокойно вошла в зал. А вечером звонок от жены Т. Гутмана: «Так ты у Теодора Давидовича учиться хочешь? Пиши заявление!». Это было счастье, которое длилось все пять лет учебы у этого великого педагога.

На четвертом курсе я вышла замуж за своего однокурсника, которого знала еще по Харькову, а госэкзамены сдавала прямо перед родами. 20 марта играла концерт Листа, симфонические этюды Шумана, прелюд-фугу Шостаковича, сонаты Моцарта – сложная программа, экзамен длился 1 час 10 минут.  26-го были концертмейстерский и камерный экзамены, а 18 апреля на свет появился сын Сашенька. Как сказал профессор Гутман, я «повторила подвиг Регины Горовиц». Надо сказать, на сыне вся эта история все же отразилась: как все отмечали, он родился с абсолютным музыкальным слухом и руками Рихтера.

И не стал музыкантом? Неужели вы его не отдали в музыкалку?

– Разумеется, он хорошо окончил музыкальную школу в Клайпеде, но учился не у меня, а у замечательного педагога Татьяны Акименко. Однако по музыкальной стезе не пошел, хотя к роялю и сейчас подходит с удовольствием.

Саша окончил школу «Жалякальне» с золотой медалью и решил поступать в МГУ. Только приехали в Москву, как получили страшное известие: умер мой папа. Я вылетела в Мариуполь, муж был в море. Саша остался один. Нас сразу предупредили, что ему срежут один балл – списки поступивших уже готовы. Так и случилось. Мы очень переживали, но, как говорится, все, что ни делается, к лучшему. Это был 1993 год. Москва, которую я так любила в студенчестве, выглядела ужасно и опасно. Сын вернулся в Клайпеду, поступил в высший колледж LCC. Проучился там до весны, когда узнал, что в Риге объявлен прием в Стокгольмскую высшую школу экономики. Нам, родителям, сказал, когда уже поступил. Закончил ее экстерном за два года и с 1997 года работает в иностранных IT-компаниях в разных странах мира от Австралии до Гонконга, построив блестящую карьеру. В совершенстве знает пять языков.  Что и говорить: сын – наша гордость.

Не меньшую гордость должны вызывать и успехи ваших воспитанников, среди которых немало лауреатов престижных международных конкурсов.

– Меня бесконечно радует, что в нашей Клайпеде столько талантливых молодых людей, преданно любящих искусство, классическую музыку. Поверьте, сегодня надо быть стоиком, чтобы получить степень магистра в этой области. Вообще, состояние пианизма в Литве в последние годы довольно тяжелое. В этом году было всего 12 бесплатных поступлений на специальность «фортепиано» на всю Литву, из них 7 мест в Вильнюсе, 4 в Каунасе и одно в Клайпеде. А платное место стоит, как при подготовке летчиков, более 5 тыс. евро в год. Но летчики могут впоследствии погасить кредит за учебу, а у музыкантов, как известно, зарплаты небольшие. Поэтому мы теряем целый пласт одаренных молодых людей, не имеющих возможности получить высшее музыкальное образование. Между тем пианистов в Литве с академическим образованием уже не хватает.

Кроме того, у нас очень сложные условия для поступления в музакадемии, состоящие из трех позиций: первая – нужно исполнить классические произведения частями, виртуозный этюд, сыграть полифонию; вторая – иметь консерваторское образование и сдать экзамен по музыкологии (сольфеджио, музыкальная история, гармония, диктант); третья – экзамен по литовскому языку. Гораздо легче и проще условия для поступления в той же Англии или в Германии.

Тем не менее работа со студентами, подготовка магистров приносит мне огромную радость. У меня нет штампованных музыкантов, каждый – личность, яркая индивидуальность со своим звукоизвлечением, и задача педагога – максимально раскрыть то, что в них заложено, помочь вдохнуть жизнь и эмоции в нотные знаки, погрузиться в тему, не теряясь при этом в тексте.

За время существования музыкальной академии, где нашими педагогами создана прекрасная программа подготовки магистров «Фортепианная педагогика», я подготовила свыше 30 пианистов. Причем все они работают по специальности в консерваториях и музыкальных школах Клайпеды, Паланги, Тяльшяй, а также за границей. Одной из первых получившая степень магистра Лидия Питч (Федченко) 10 лет назад открыла частную детскую музыкальную школу во Франкфурте-на-Майне, где я несколько раз давала мастер-классы. Прекрасно работают Илья Добровинский, Раймонда Каспаравичене.

Я горжусь своей ученицей Аквиле Шилейкайте, которая еще в первом классе музшколы так сыграла шумановские гармонии, что даже меня привела в восторг. Сейчас она, работая в камерном направлении, играет в самых престижных залах мира, современные композиторы доверяют ей свои произведения невероятной сложности.

Достойными солистками-пианистками и педагогами высокого уровня стали Аделе Дауноравичюте и Кристина Будвитите-Мейере. С 2010 года я вместе с ними ездила на международные конкурсы исполнительского мастерства и фестивали, где они выступали и в дуэте, и как солистки на лучших концертных площадках Италии, Австрии, Финляндии, России, США, Португалии, Франции. В 2013 году они стали лауреатами престижного конкурса American Protege, после чего их пригласили выступить на  концерте в нью-йоркском концертном зале Карнеги-холл.

Я сама всегда много концертировала как исполнитель и считаю, что участие в таких состязаниях очень полезно для исполнителей, повышает их самооценку, расширяет кругозор, насыщает новыми творческими впечатлениями. Зачастую мы ездим на такие мероприятия за свой счет. И тут неоценимую помощь мне оказывает мой муж Александр, занимаясь всей логистикой поездки, а нередко и садясь за руль машины. Но иногда помогают финансово и Клайпедский университет, и Литовский фонд поддержки музыкантов. Ежегодно этот фонд приглашает лауреатов международных и республиканских конкурсов для награждения в Президентский дворец и участия в концерте во Дворце правителей. Этой чести удостоились 11 моих воспитанников.

– Такие люди, как вы и ваши воспитанники, украшают Клайпеду – культурную столицу Литвы. Примите поздравления с вашим личным юбилеем и самые наилучшие пожелания!

Елена ЛИСТОПАД

 

Досье

Татьяна Ромашкина – профессор музыкальной академии Клайпедского университета, педагог-эксперт.

Т. Ромашкина (Свободина) родилась  в украинском городе Мариуполе в обычной рабочей семье. Первое музыкальное образование получила в Харьковской средней специальной музыкальной школе-интернате. В 1976 году закончила учебу в Государственном музыкально-педагогическом институте им. Гнесиных (ныне Российская академия музыки им. Гнесиных), двумя годами позже – в аспирантуре.

Преподавала в музыкальных академиях Владивостока и Донецка. С 1986 года живет и работает в Клайпеде. Муж Александр Ромашкин – капитан дальнего плавания, сын Александр Свободин – специалист по IT-технологиям.

 

Метки:  , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!