Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.12.12 Текущий номер: N49 (1189) 7 декабря
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2018 год

Прошлое в настоящем

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2017 09 29, 16:00   |   Комментариев: 2

Известный русский литературный критик Виссарион Белинский сказал, что «надо знать прошлое, чтобы понимать настоящее и предвидеть будущее». Профессор Вильнюсского университета Зенонас Норкус считает, что история Великого княжества Литовского (ВКЛ) может многое объяснить в современных европейских процессах.

Фото BFL

Фото BFL

Его книга «Непровозглашенная империя: Великое княжество Литовское с точки зрения сравнительно-исторической социологии империй» по оценке экспертов, пожалуй, одна из первых попыток систематизировать  древнюю литовскую историю с точки зрения современной исторической перспективы. Кроме того, причиной, которая побудила написать эту книгу, профессор называет также обострившийся в последние годы давний спор о правопреемственности наследия ВКЛ.

О современной интерпретации тех далеких событий, их влиянии на судьбы современной Европы  – в интервью «ЛК»  габилитированного доктора наук, профессора Вильнюсского университета Зенонаса Норкуса.

Власть факта

– Каково значение исторического факта существования самостоятельного государства ВКЛ для современной Литвы в европейском, мировом контексте?

– Знаменитый немецкий философ Георг Гегель учил, что история любого народа начинается с создания государства. Народы без своего государства являются внеисторическими или доисторическими (ведь не исключено, что некоторые внеисторические на данный момент народы свои государства в будущем еще создадут).

Благодаря существованию ВКЛ современные литовцы могут чувствовать себя одним из древних исторических народов Восточной Европы, наряду с поляками, венграми, чехами,  в отличие от словаков, латышей и эстонцев, у которых история государственной самостоятельности началась только в XX веке. Правда, древняя традиция государственности не гарантирует экономического процветания в настоящем, уже не говоря о политическом могуществе и влиянии в современном мире. К примеру, финны процветают и прекрасно себя чувствуют и без воспоминаний о прошлом величии. Но даже если без исторических воспоминаний о славной древней политической истории можно обойтись, она  в любом случае не мешает.

Не случайно многие молодые государства пытаются свои глубокие исторические корни изобрести, а то и просто присвоить. Кстати, Гегель потом сам разделил народы на просто  исторические и всемирно-исторические. О всемирно-исторической роли древнего литовского государства говорить не приходится. Но в европейском масштабе оно сыграло вполне заметную роль. Без ВКЛ на политической карте не было бы ни Беларуси, ни  (тут я рискую навлечь на себя гнев некоторых ярых украинских патриотов, которые по этому вопросу думают иначе, считая Киевскую Русь украинским государством) Украины.

– ВКЛ – империя или федерация?

– Можно сказать и так, что разница между историческими и неисторическими народами в древние времена – это разница между завоевателями и завоеванными, потому что не создавшие своего государства народы становились жертвой завоевателей. Так,  в Средние века случилось с финнами, которых завоевали шведы, в то время как предки современных латышей стали жертвами немецкого, а эстонцы – датского и немецкого завоеваний.

С другой стороны, вновь созданные государства становились на путь внешней экспансии и завоеваний, при благоприятных обстоятельствах превращая их в империи. Это значительно превосходящие соседние государства по территории политические образования, которые состоят из территории – ядра, которая называется метрополией, и политически подчиненных территорий, называемых перифериями.

Являясь протекторатами или вассалами метрополии, эти территории могут сохранять широкую автономию во внутренних делах. Но элиты подчиненных территорий не принимают участия в формировании политики имперского государства, которое является прерогативой элиты метрополии, население которой по мере расширения империи превращается в относительное меньшинство. В восходящей фазе своего развития империя проводит экспансивную внешнюю политику, стремясь подчинить своей гегемонии определенный регион, континент,  а то и весь мир.

В XIV-XV веках ВКЛ проявляет все характерные черты империи, даже если никогда не объявляло себя империей. Об этом, кстати, одним из первых в  пятитомной  «Истории культуры Европы» писал видный русский историк и философ Лев Карсавин, связавший свою судьбу с нашей страной. Литовская экспансия на Восток началась еще в конце XII века. На некоторое время это приостановило монголо-татарское завоевание Киевской Руси. С ослаблением Золотой Орды в XIV веке литовская экспансия развернулась с новой силой, и в это время литовские правители поставили своей целью подчинить своей власти все земли бывшей Киевской Руси.

Русские земли, подчинившиеся литовской власти, сохраняли весьма широкую внутреннюю автономию. Видимо, это и ввело в заблуждение некоторых историков, считавших государственное устройство ВКЛ федеративным. Подчиненные Литве русские земли просто перестали проводить свою  самостоятельную внешнюю политику, платили дань не татарам, а литовцам (хотя в некоторых случаях можно наблюдать переходный период, когда дань выплачивалась и Литве, и Золотой Орде, выставляли военные контингенты для участия в литовских походах).

Надо отметить, что имперская экспансия происходила не только  военными средствами, но и путем «брачной дипломатии». Переходившие в литовское подчинение земли Киевской Руси в качестве представителя центральной власти получали нового удельного князя – сына великого литовского князя, который женился на дочери одного из ранее правивших местных князей Рюриковичей и по этому случаю еще и крестился, переходя  в православную веру.

Средневековая Литва: сценарии развития

– Чья это была империя – ВКЛ?

– Хотя осевшие на периферийных русских землях представители правящей династии быстро обрусели вместе со своими дружинниками, ядро династии вместе с метропольной элитой сохраняло свою отдельную этническую и религиозную идентичность. Как известно, литовская метрополия (территориальное ядро ВКЛ) крестилась только в 1387 году. До этого ее представителей от восточной периферии отделяли и язык, и религия. Восточная черта, отделявшая метрополию и периферию к моменту католического крещения Литвы, приблизительно проходит по рубежу на территории современной Беларуси, отделяющему местности с преимущественно католическим населением от тех, где преобладают православные.

Первые во времена крещения были населены языческим литовским (или балтским населением), а вторые – славянским или славянизированным. На юге в состав метрополии входили также преимущественно славянские территории около Гродно и Новогрудка,  подчиненные власти литовских князей уже в середине XIII  века.

Особое значение имел этнический состав элиты метрополии. Сохранился список ее части, входившей в ближайшее окружение великого князя Витаутаса. Это список вельмож Витаутаса, которые участвовали в знаменитом «братании» между польским и литовским дворянством при заключении польско-литовской унии в Городло в 1413 году, когда 47 литовских дворянских фамилий получили гербы своих польских побратимов. В этом списке находим только литовские (или балтские) имена.

Католическое крещение не только сохранило, но и углубило разделение между элитой имперской метрополии и элитами периферий. Только лица католического вероисповедания (что означало и литовское происхождение) могли занимать высшие государственные должности и входили в состав так называемой Рады панов, которая со второй половины XV века стала высшим органом управления государством. Единственное исключение – знаменитый православный полководец Константин Острожский (1460-1530), удостоенный этой чести за разгром московского войска при Орше в 1514 году.

К этому времени литовская элита уже не говорила по-литовски, но сохраняла сознание своей этнической особенности. Важнейшим выражением этого самосознания является «Легенда о Палямонасе», которая выводила происхождение литовцев (литовской знати) от древних римлян, которые, спасаясь от внутренних неурядиц в I веке до нашей эры –  I веке нашей эры, поселялись на территории современной Литвы.

Но как и в других империях-долгожителях, состав господствующей элиты со временем менялся. Правившие Римом династии, начиная с конца II века, происходили из провинции. Да и в элите Российской империи накануне ее падения свое место нашли потомки немецких аристократов из балтийских губерний, грузинских князей, татарских мурз и ханов. Так, и в ВКЛ ко второй половине XVI века большинство родов этнически литовского происхождения вымерло  (в том числе Астикай, Гоштаутай, Заберезинскай). Существенное исключение  – литовский род Радвилос.

Их место заняли роды славянского происхождения из периферий. Путь наверх вел через обращение в католичество и породнение со старыми литовскими, в большинстве своем вымирающими родами. Но характерно, что и их представители считали необходимым выводить свое происхождение от литовского предка-язычника. Так поступали Ходкевичяй, считавшие своим предком мифического литовского витязя Барейку, посланного Гядиминасом воевать против татар. Сапегос доказывали свое происхождение от сына Гядиминаса Наримантаса, не останавливаясь даже перед подделкой документов в Литовской Метрике, к которой они имели неограниченный служебный доступ.

Надо отметить, что современное понимание того, что значит быть литовцем, по существу отличается от понимания времен ВКЛ, которое к тому же менялось, отражая религиозные и культурные изменения. В современном понимании в литовскую идентичность, прежде всего, входит владение литовским языком, особенно письменным, но не входит гордость римским происхождением, в которое всерьез верили образованные люди XVI века, осознававшие себя литовцами. В XVI веке сознание римского происхождения возвышало литовского пана в его воображении и над польским, и над русским собратьями по сословию, хотя по-литовски он уже не говорил и не собирался говорить. Ведь в его восприятии это был говор простонародья, возникший в  результате «порчи» латинского языка славянскими влияниями,  в то время как настоящим (но забытым) родным языком ему приходилось считать латинский язык.

Галина КУРБАНОВА

(Окончание в следующем номере).

Метки:  , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (2)
  1. (93.172.18.69) As пишет:

    Ну, мое имя тоже по английски пишется как Аss, по русски Ас, а в реальности я просто обыкновенная жoпa.

  2. (78.158.2.140) Ася пишет:

    Очень интересный экскурс в историю. Еще бы имена переводились правильно: Ходкевичи, Раздивиллы, Гоштауты, … Как по-литовски пишут: Maskva, Putinas, Mikalojus и т.д., так по-русски надо писать так, как это принято в российкой традиции (в том числе, в исторических документах).






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!